aif.ru counter
1999

Задали трёпку Девлет-Гирею. Как возводилась Большая Засечная черта

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. "АиФ в Туле" 04/12/2019

Засечная черта – это целый комплекс фортификационных сооружений, задачей которых была защита Русского государства от набегов с юга. Она располагалась на так называемой польской украйне – землях, граничащих с Диким полем. 

Фото: Из личного архива

«Первое упоминание о «засечении дорог» на пути татар в Тульском крае относится к 1517 году, но это происходило в ходе боевых действий. После набега Мухаммед-Гирея 1521 года делались засеки в лесах, вероятно, на границе Каширского уезда, - рассказывает научный сотрудник отдела археологических исследований Государственного военно-исторического и природного музея-заповедника «Куликово поле» Игорь Бурцев. - В них деревья подсекались вершинами в сторону противника таким образом, чтобы комель оставался на пне и представлял собой барьер, мешающий проезду всадника. Дальнейшая судьба засек связана с именем Ивана IV Васильевича (Грозного). При нем была создана Засечная черта, протянувшаяся на 400 км от Перемышля до Рязани». 

Были и полевые укрепления, особенно на безлесных «разрывах» – земляные валы, рвы, частоколы, надолбы, волчьи ямы и отдельные башни. Использовались и естественные препятствия: реки, озёра, болота, овраги. Известно, что в «засечных» лесах запрещалось рубка, возбранялось прокладывать новые дороги и тропы. За порчу засечных сооружений и порубку леса взимался штраф. Проходить засечную черту, глубина которой могла достигать 20-30 вёрст, разрешалось только через специальные ворота. 

Казак Александр Лепехин.
Казак Александр Лепехин. Фото: АиФ/ Елена Смирнова

«Тульский кремль строился как узел обороны Засечной черты, так как между Щегловской и Малиновой Засеками было большое безлесное расстояние. Его решено было укрепить рвом и валом и кремль был опорным пунктом этой обороны, закрывал переправы через Упу в сторону Москвы и служил резервом сил, обороняющих ров и вал, - поясняет потомственный дедиловский казак и отставной советский офицер Александр Лепёхин. - С созданием Засечной черты остро встал вопрос о её охране со стороны Дикого Поля. Была построена сеть городов. Первым воссоздан Дедославль под именем Дедилов, перекрывший на Муравском шляху две дороги на Москву через Тулу и через Венёв».

Впрочем, в первой половине XVI века, когда Черта ещё была в процессе устройства, крымчаки не раз появлялись в окрестностях Москвы. Скажем, к Зарайску их войска подходили аж пять раз за 100 лет – в 1541, 1542, 1570, 1573, 1591 годах. Туле повезло чуть больше: сюда Девлет-Гирей, усиленный современной по тем временам турецкой артиллерией приходил лишь в 1552 году, но получил хорошую трёпку от туляков, которые сдерживали осаду татар три дня до прихода царской подмоги. 

 Больщая засечная черта протянулась на 1000 км от Мещерских до Брянских лесов.
Больщая засечная черта протянулась на 1000 км от Мещерских до Брянских лесов. Фото: культура.рф

Но почему же крымчакам всё же удавалось проникать на Русь?

«Черта, в основном, выполняла своё предназначение – препятствие крымским набегам на столичный регион, - уверен Игорь Бурцев. - Первоначально она, видимо, состояла из Рязанских, Каширских, Тульских, Одоевских и Белёвских засек. Хотя они и назывались по имени близлежащих городов, сами города в систему Черты не входили, т.к. находились на довольно большом удалении от засечных лесов. Если говорить об обороне Тулы в 1552 году, сегодня мы можем смело утверждать, что тогда черты ещё как целостного оборонительного сооружения не существовало».

Работы недалеко от города начались не позднее 1554 года (о чём свидетельствует наказ Ивана Грозного местному голове Михаилу Колупаеву), к ним привлекали людей из Твери, Углича, Дмитрова и др. Для покрытия расходов по обустройству Черты с населения собирались специальные засечные деньги. Но не всё было так гладко. В 1559-1560 годах крымчаки разграбили Тульский уезд (вероятнее всего, они прошли к Туле в разрыв между засеками). В 1571 году Девлет-Гирей прорвался через Оку южнее засек, у города Кромы, и прошёл на Москву левым берегом Оки. Тогда он спалил всю столицу, кроме Кремля, и увёл в рабство огромное количество пленников. На обратном пути от Москвы Девлет-Гирей прорвался сквозь засеки под Каширой и разорил Каширский, Венёвский, Епифанский и Тульский уезды. В 1572 году он прошёл сквозь засеки к Серпухову, но был разбит под Молодями.

От Ивана Грозного до Лжедмитриев

Между городами Черты проложили дорогу, служившую не только для торговых надобностей, но и для быстрой переброски войск на опасные направления и патрулирования для обнаружения вражеских войск, нападающих на наши границы, - говорит Александр Лепёхин. - Патрулирование возлагалось на казаков, служивших в городских гарнизонах. В городах, бывших под защитой Засек, казаков не было, например, в Одоеве и Кашире. 

Между городами Черты проложили дорогу, служившую не только для торговых надобностей, но и для быстрой переброски войск.

Для обороны границы каждое лето дополнительно со всех городов государства собирались и со всеми своими запасами размещались по городам полки. В Дедилове – Передовой, в Венёве – полк левой руки, в Крапивне или Белёве – полк правой руки, в Туле – Большой полк. Дисциплина была строжайшей. Если кто в расположении войск заводил корчму или блуд, тех казнили смертью. На зиму полки распускались.

Казаки несколько раз в году выезжали жечь Дикое поле. Тем самым они лишали корма вражеских коней, и неприятель не мог собрать большие силы для нападения на наши границы, так как коней было нечем кормить.  

В 1571 году было принято Положение о сторожевой и станичной службе. Из приграничных городов выезжали группы казаков под руководством сторожевого казака. Они строили небольшую крепостцу - сторожу и наблюдательный пункт, между этими крепостцами постоянно курсировали станицы, в сегодняшнем понимании - разъезды, которые не могли уходить с маршрута и ночевать дважды в одном месте. За ослушание следовало жестокое наказание, вплоть до казни. При появлении врага из сторожи посылался вестовой с грамотой в ближайший город, а оттуда весть распространялась по всем близлежащим городам и в Москву.

Если идти через засеку, можно увидеть несколько 350-летних дубов.

После катастрофы 1571 года у стен Москвы Иван Грозный повелел делать засеки под Перемышлем и Лихвином – к северо-западу от существующей Черты. А стараниями Бориса Годунова на засеках проводились починки, строились новые элементы.

В начале XVII века многие города и крепости Большой Засечной черты оказались в водовороте событий Смутного времени. Не избежала этой участи и Тула, последовательно присягнувшая обоим Лжедмитриям. Объявил себя сторонником Лжедмитрия II и предводитель крестьянского восстания Иван Болотников, о чём не любили упоминать в советское время. Образ народного вожака, заступника униженных и угнетённых мог померкнуть и вообще стать образом предателя и изменника.

Тайны Венев-монастыря

Уже при Романовых Засечную черту начали, как выразились бы сейчас, реконструировать. К середине XVI века её опорными пунктами стали также Одоев, Крапивна, Венёв, Богородицк, Епифань, Новосиль, Ефремов. Там стояли крупные по тогдашним меркам гарнизоны, квартировалось и постоянное полевое войско со штабом в Туле.

Краевед из Венева Елена Коновалова. Фото: АиФ/ Елена Смирнова

«Старый Венёв, Венев-монастырь, Картасеневская, Карницкая и Веркошская засеки – известны с древних времён, хотя своё оборонительное значение обрели в XVI-XVII веках, - говорит венёвский краевед Елена Коновалова. - А монастырь был таким оборонительным узлом, о чём можно судить по его стенам и укреплениям. Его основали у источника пресной воды, существующего и поныне. Рядом проходила дорога. Мало кто знает, но в подполье там есть ещё один древний колодец, который мог удовлетворить потребности в питьевой воде в случае осады – с учётом того, что монастырь служил убежищем окрестным жителям. Кстати, остатки оборонительных сооружений – землянок, рвов, валов, относящихся к тому периоду, найдены в наше время рядом с монастырём, на окраине Дедиловских выселок. Потом это всё поросло дубами. А набеги, пусть уже и небольшими группами степняков, совершались на Венёвский уезд до конца XVII века – каждое второе-третье лето. В начале XVIII века бОльшую часть построек Венёв-монастыря разобрали, использовав материал для постройки плотины Тульского оружейного завода. И без ведома синода по велению царя Петра, кроме двухэтажного храма, строившегося в конце XVII века, всё было разобрано и перевезено в Тулу». 

Тем самым Венёв-монастырь и дальше служил обороне Отечества – вот в такой новой форме.

Позднее, с продвижением границ Русского царства на юг и появлением Белгородской черты оборонительное значение БЗЧ начало сходить на нет. О «Тульских засеках», до 1951 года существовавших в виде заповедника, сегодня напоминают, скорее, названия – Щегловская засека, Малиновая, Козлова. Но план их воссоздания в виде национального парка уже положен на бумагу и вошёл в федеральный проект «Сохранение биологического разнообразия и развитие экологического туризма».

«Мы недавно были в этих местах с представителями министерства природных ресурсов и экологии области, и поняли, что можно сделать замечательный туристический маршрут: Венёв-монастырь, «сковородка» – низина в каменных скалах по периметру с очень ровной поверхностью, - продолжает рассказ Елена Коновалова. - Если идти через засеку к турбазе «Золотой осётр», можно увидеть несколько 350-летних дубов. Один мы нашли засохшим, а рядом с ним – вполне себе живой, в три охвата. Наверняка там ещё есть старые дубы, которые тоже могли бы стать объектами паломничества туристов. А в Осетровском лесничестве сохранилась аллея из лиственниц, посаженных в конце XIX века». 

Шанс на второе рождение

Разумеется, предстоящее 500-летие Тульского кремля не обойдёт Большую Засечную черту и её города. Ведутся археологические исследования, проводятся научно-практические конференции и исторические фестивали. В планах — создание большого туристского маршрута, главными объектами которого станут Тульский Кремль, Тульские засеки и малые города-крепости — Белёв, Одоев, Чекалин (Лихвин), Крапивна и Епифань. Поначалу в этот перечень включили и Дедилово-Дедославль, но, по какой-то причине, позднее древний городок вятичей выпал из программы празднования. Для них грядущий юбилей – это шанс на второе рождение, на то, чтобы выйти из оцепенения, если угодно, привлечь туристов, оживить сферу услуг, развить малое предпринимательство.

Дуб Старожил в Картасеневской засеке
Дуб Старожил в Картасеневской засеке Фото: АиФ/ Елена Смирнова
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах