362

Тульский космонавт Сергей Залётин о космической кухне и «нежданчиках»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-Тула 10/04/2013

Дворовые принимали за своего

«АиФ в Туле»: -Вы родились в семье, далекой от космонавтики?

С.З.: -Моя мама всю жизнь проработала бухгалтером, отец был водителем. Меня часто спрашивают: «Как в такой заурядной семье родился мальчик, ставший космонавтом?». А я не знаю, что ответить. Наверное, это всё проделки Господа Бога. У меня было обычное детство обычного советского мальчишки - так же учился в школе, так же озорничал и хулиганил, играл в хоккей, гонял мяч во дворе. Хотя, признаюсь, я был любознательнее своих сверстников - любил читать, узнавать что-то новое и при этом не был «ботаником» - дворовые ребята принимали меня за своего. Пожалуй, единственное, что меня действительно отличало, это склонность к риску. И именно она сыграла решающую роль в выборе профессии.

«АиФ в Туле»: -Как же вас «занесло» на орбиту?

С.З.: -С 1983 года, после окончания училища, я служил в ВВС Московского военного округа - сначала лётчиком, чуть позже - старшим лётчиком, а потом - командиром авиационного звена. ВВС - страна чудес. Там может произойти всё, что угодно: где начинается ВВС, заканчивается порядок. Потому что, если в авиации будет такой же порядок, как, скажем, в пехоте, ни один самолёт в воздух не поднимется - всегда должен быть какой-нибудь «нежданчик». Вот благодаря такому «нежданчику» я и оказался в отряде космонавтов. Кстати, суждение о том, что космонавтами становятся только профессиональные пилоты, - предрассудок. В отряд можно прийти, будучи инженером, доктором или учёным. Но основной риск ложится, конечно, на лётчиков. И тут дело не только в работе. Медицинская комиссия у космонавтов гораздо жёстче, чем у лётчиков. И там и там состояние здоровья является определяющим фактором. Но если вдруг на орбите что-то пойдёт не так, то ты можешь расстаться не только с космосом, но и с любимой профессией. Ведь инженер - он и на земле остаётся инженером, даже с подорванным здоровьем. Лётчики такой роскоши себе позволить не могут - если тебя «забраковали» в отряде космонавтов, значит, в небо ты, скорее всего, уже не поднимешься.

«АиФ в Туле»: -Вы были зачислены в отряд в 1990 г., а полёт состоялся только спустя десять лет. Неужели всё это время заняла подготовка?

С.З.: -Сегодня среднее время подготовки к полёту в космос - около 12 лет. Так что мне ещё повезло. 12 лет - это не так много, учитывая объём знаний, которые необходимо усвоить потенциальному космонавту. Сама подготовка к полёту разделена на три этапа. Первый этап занимает где-то 3 года. Изучаются все специальные дисциплины. По окончании этого этапа вы сдаёте квалификационный экзамен - что-то вроде школьного ЕГЭ. После этого в зависимости от профиля подготовки вы получаете диплом космонавта-испытателя или космонавта-исследователя. На втором этапе вы изучаете устройство кораблей и станций, с которыми вам предстоит работать. Как сейчас говорят, «учите матчасть». На это уходит ещё 2-2,5 года. И третья часть - это непосредственная подготовка к полёту. Перед вами ставят конкретные задачи, знакомят с командой. Этот этап занимает всё оставшееся время и считается одним из самых сложных.

«АиФ в Туле»: -Космос - пространство интернациональное. Вам приходилось работать с иностранными специалистами?

С.З.: -Конечно. Во время второго моего полёта, когда я уже был командиром корабля, первым бортинженером нашего экипажа был бельгиец Фрэнк Де Винн. В космосе команда - это всё. Никаких национальных различий здесь нет и быть не может - все профессионалы и специалисты. И каждый из них несёт ответственность за коллег и за общее дело. Кстати, иностранные специалисты всегда очень хорошо подготовлены. С Фрэнком у нас вообще никаких проблем не было - он работал на высшем уровне, мы понимали друг друга, что называется, «с полуслова».

Космические туристы

Перед отправкой на орбиту.

 «АиФ в Туле»: -Сейчас очень много говорят о космическом туризме. Не так давно о своём желании полететь в космос в качестве туриста заявил Владимир Груздев. Туристам это так просто?

С.З.: -С Владимиром Сергеевичем я довольно близко знаком - он человек любознательный, увлекается туризмом, подводным плаванием  даже совершал погружение в батискафе на дно Северного Ледовитого океана. Недавно успешно прошёл медицинскую комиссию в Звёздном городке, но что-то «не срослось» и полёт пришлось отложить. Не исключаю, что губернатор вернётся к этой идее.

«АиФ в Туле»: -А как же специальная подготовка?

С.З.: -Полететь в космос в качестве любителя можно без особых проблем - подготовка займёт около года. Конечно, при условии, что кандидат ведёт абсолютно здоровый образ жизни, психологически устойчив, имеет хорошую наследственность и хорошее здоровье.

«АиФ в Туле»: -Полёт в космос - удовольствие не из дешёвых. Говорят, самый дешевый «тур» стоит не меньше 10 млн долларов.

С.З.: -Эта цифра существенно занижена. Чтобы полететь в космос, нужно заплатить минимум 25 млн долларов. Но в нашей стране есть люди, доход которых превышает десятки миллиардов, и для них такая сумма - сущий пустяк. Конечно, возникает вопрос: куда эти деньги потом пойдут? А пойдут они в Роскосмос. Часть - в центр подготовки космонавтов, часть - на модернизацию и разработку нового оборудования, часть - на разработку космических исследовательских программ.

«АиФ в Туле»: -Если мы начали «продавать путёвки в космос», означает ли это, что наша космическая промышленность находится в упадке?

С.З.: -Я бы так не сказал. Состояние космической промышленности ничем не отличается от состояния страны в целом. Если экономика страны работает нормально, значит и в космосе всё в порядке. А что касается туризма… Человек получает удовольствие и платит за это деньги, которые потом идут на развитие нашей страны. Получается взаимовыгодное сотрудничество власти и капитала, которого все почему-то боятся. Вообще я считаю, что полёт в космос - это удел профессионалов. Но если человек не стал космонавтом, а ему хочется слетать в космос, - почему бы не дать ему такую возможность? В этом контексте лично я против космического туризма ничего не имею.

«АиФ в Туле»: -Полёт на борту космического корабля, еда из тюбиков… Сказка для ищущих острых ощущений миллиардеров!

С.З.: -Тюбики давно в прошлом. Полёт на станцию занимает 48 часов, всё это время экипаж работает - тут не до еды. А на станции у нас есть своя космическая кухня. Конечно, она отличается от привычной, но позволяет питаться в соответствии с нормальным, «земным» рационом. Ведь питание - это основа основ. Иначе мы просто загубим своё здоровье, а это недопустимо.

«АиФ в Туле»: -Кстати, как на орбите обстоят дела с медицинской помощью? Вдруг случится что-то непредвиденное - заболитзуб, поднимется температура.

С.З.: -Каждый член экипажа подготовлен на уровне хорошего фельдшера. Ввести в вену лекарство, взять кровь на анализ, запломбировать зуб для космонавта - не проблема. На борту всегда имеется огромная аптечка, содержащая более сотни различных препаратов. Мы знаем, как себя лечить. Если понадобится, всегда сможем связаться с Землёй и получить необходимые указания, ну а если случится какая-то супервнештатная ситуация, то мы уже через три-четыре часа можем оказаться на Земле, где нам будет оказана реальная помощь со стороны реальных докторов.

Школа собственного имени

«АиФ в Туле»: -Щёкинская школа № 13, которую вы окончили, сейчас носит ваше имя. Как вы к этому относитесь?

С.З.: -Двояко. С одной стороны, это очень приятно - тешит самолюбие. С другой стороны, это огромная ответственность. Я часто провожу для детей уроки, как могу учу их мужеству и рассказываю, как достичь успеха в жизни. Когда прихожу в школу, чувствую себя обыкновенным мальчишкой, таким же учеником, как и все. А когда подходят и здороваются ребята и преподаватели, чувствую себя как-то неловко.

«АиФ в Туле»: -А какой бы вы дали урок молодым?

С.З.: -В армии старшина всегда говорил нам: «Делай, как я говорю». А командир роты говорил: «Делай, как я делаю».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах