397

Лики, взирающие на нас

Этот День он до сих пор помнит в мельчайших деталях, до остроты, до боли. Мама была жива. Ему - 9 лет. Крестили Вячеславом в Спасском храме, на Малых Гончарах. Отец Виктор открыл мир таинств для нового православного человека.

…Они с мамой пешком возвращались домой. И, проходя мимо зареченского храма Сергия Радонежского, Слава остановился, рассматривая величественное строение из красного кирпича, погружённого в жёлто-багровые краски осенних деревьев.

- Мама, - прошептал он, не отрывая взгляда от церкви. - Мама, я обязательно буду там!

- Пойдём, пойдём, - улыбнулась мама, - нас дома ждут...

 Ничего случайного в жизни, считает Вячеслав, не бывает. В подтверждение тому его собственный жизненный путь.

Божий промысел не покидает его с малых лет. Профессия его отца - самая что ни на есть библейская: плотник.

Мама была художницей на заводе «Штамп», расписывала самовары. Вячеслав считает, что именно от неё, «по-генам», получил художественные способности. Были в их роду и священнослужители, и миряне. В семье Желтковых к православию относились уважительно, но, как и все тогдашние жители СССР, любили и светские праздники.

Мама «ушла на небеса» неожиданно, буднично и страшно. Это стало первым и пока самым сильным его душевным потрясением. Сказать, что он любил маму, - значит, ничего не сказать. Слава боготворил её, она была для него всем. И другом, и советчиком, но прежде всего ласковой, доброй мамой.

Незадолго до её безвременной кончины класс, в котором учился Слава, отправился на экскурсию в Троице-Сергиеву лавру. Лавра поразила его не столько масштабом и великолепием, сколько особой аурой, благолепием и духом Божьим, который витал повсюду.

Слава купил на память маленький бумажный образок преподобного Сергия Радонежского. А возвратившись домой, повинуясь какому-то неясному томительному чувству, вдруг захотел нарисовать такой же. Тогда он, конечно, не знал, как пишутся иконы. Но словно кто-то невидимый помогал ему, подсказывал...

Парень взял обрезок обыкновенной сосновой доски, которых у отца было немало. Загрунтовал водоэмульсионкой и начал рисовать акварелью и белилами.

В храме

Голос подсказал, что готовую иконку надо освятить. Слава пришёл в ближайший к дому храм - Сергия Радонежского. Отец Геннадий Ковалевский тепло принял отрока, иконку одобрил и освятил, благословил Славу заниматься иконописью, посоветовал ему чаще ходить в храм. А узнав о смерти Славиной мамы, отец Геннадий взял его в алтарь пономарить.

В храме на тот период работали художники-реставраторы Олег Владимирович Симонов и Владимир Николаевич Тимофеев. Слава стал помогать им в росписи стен любимого храма. Практика  лучшая школа. Желткову повезло: Владимир Николаевич Тимофеев был сторонником классических канонов. Он сыграл огромную роль в формировании его и как иконописца, и как человека. До сих пор между ними сохраняются тёплые отношения и творческая поддержка.

Немало вложила в Славу и школьная учительница рисования Ирина Анатольевна Крылова. Он занимался у неё с четвёртого класса, не пропустил ни одного занятия. Напротив, он оставался и после уроков, чтобы лишний раз прикоснуться к миру красок. Она и Славина мама - тёзки. Видно, что-то особенное было в отношениях учительницы и ученика, потому что многие часто спрашивали её: «Это ваш сын?».

Большое влияние оказала на развитие юного иконописца книга «Труд иконописца» монахини Иулиании. Она стала не только учебником для него, но и сделала в дальнейшем последователем московской школы иконописи. Со знаниями, полученными из

этой книги, он начал свою практику, познавая материалы и радость открытия, нового в творчестве.

Вячеслав до сих пор жалеет, что в жизни не удалось получить полноценного профессионального образования. И даже сейчас, когда его работы признаны, он испытывает жажду профессионального познания. Таков, видно, его путь служения Богу.

В дар Патриарху

Так жил, взрослел, работал Вячеслав Желтков. Приходил на литургию, потом с художниками - на леса. У него было два дома - школа и храм.

В 1998-м, в год столетия храма Сергия Радонежского, Вячеслав решил сделать подарок своему второму дому - вышить бисером образ великого Преподобного Земли Русской. Работа замышлялась большой, в полтора метра. Отец Геннадий с радостью дал своё благословление на создание образа. Когда впервые на Тульскую землю прибыл Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, он посетил Сергиевский храм. По благословению епископа Тульского и Белевского Кирилла Вячеславлично передал в дар Патриарху вышитую икону.

  - Буквально дрожь брала от волнения, - вспоминает Вячеслав. - Но когда подошёл к Святейшему, всё мигом прошло. Передо мной стоял очень простой, внимательный, добрый человек. Как положено, склонив голову, поцеловал его руку и почувствовал свет и тепло, исходящие от Патриарха Алексия. Вячеслав с трепетом вспоминает эту встречу и Святительское благословление.

А для родного храма Вячеслав вышил ещё одну икону Святого Сергия.

Душа обязана трудиться

Он совсем не похож на человека «не от мира сего». Невысокий, спортивный, видно, что он регулярно посещает спортзал. «В здоровом теле - здоровый дух, - улыбается Вячеслав. - С этой греческой мудростью люди жили веками».

Он очень открытый, живой человек. Улыбка не сходит с его лица. Вячеслав с удовольствием говорит о живописи, спорте, литературе. Общается и дружит с такими же увлечёнными, отмеченными талантами людьми - кузнецами, писателями, краеведами, журналистами, дайверами, альпинистами…

Чаще всего он бывает в ювелирной мастерской своего друга Евгения Терёшкина. Мастер изготавливает не только классические ювелирные изделия. Он делает замысловатые трости, льёт разные фигурки из металла. Вячеслав помогает разрабатывать эскизы и модели, придумывает различные решения ювелирных работ. Мастерская Евгения Терёшкина - своего рода клуб любителей искусства, художественных ремёсел. В небольшом помещении ведутся споры, звучат яркие, неожиданные идеи и предложения. Одним из последних творений дружного коллектива был бюст Н. А. Демидова, выполненный к 300-летию Тульского оружейного завода. Ах, если б такой колоритный образ туляка-оружейника украсил памятные места города…

Эскизы, которые делает Вячеслав для ювелирной мастерской, - творческий отдых, переключение взгляда, позволяющее с новой силой стремиться к миру русской иконы. Праздность - великий грех, она не для него. В свободное время молодой иконописец

старается лично увидеть великие памятники зодчества. Позапрошлым летом он с друзьями путешествовал по России.Они побывали тогда в Москве, Твери, Торжке, Великом Новгороде, Санкт-Петербурге. Говоря о любимых местах, Вячеслав упомянул полуразрушенный Добринский монастырь под древним Лихвином (в советские годы г. Чекалин).

Отдалясь от суеты и шума

Живёт Вячеслав в частном доме, в окружении природы, максимально стремясь отдалиться от городского шума, но ровно настолько, чтобы сосредоточиться на работе. «Так сосредоточиться легче. Мирское меньше отвлекает». Художник говорит: «Я не люблю слово «вдохновение». Это самообман. Надо работать, тогда и появится это самое «вдохновение», радость от сделанного...»

Кстати, не всегда он доволен своими работами. Иногда, рассматривая те, что выполнены прежде, думает, что сейчас бы мог написать их по-другому, лучше.

Разносторонний Вячеслав просто любит хорошую музыку - «космического» Баха, джаз и даже рок, главное - мелодичность. Гармония - это соразмерность происходящего времени и месту. Читает в основном духовную литературу, часто перечитывает Евангелие, жития святых, произведения Антония митрополита Сурожского. Одно из самых умиротворяющих занятий - созерцание.

Созерцание природы.

- Русская природа божественна, - считает Вячеслав. - Бескрайние просторы, густые леса, огромное небо - всё это потрясает красотой, величием, гармонией... Смотришь, впитываешь всё это - не надышишься. Потом, преображенное, это входит в тебя, в твою душу, влияет во время работы над образами.



 - Посмотрите, - продолжает Вячеслав, - на русскую икону: краски минеральные, написана на деревянной доске, красота проста, как наша природа. Посмотрите классику - русские иконы XIV - XV веков, моего любимого Андрея Рублёва, у которого я могу стоять часами, не в силах оторваться...

...И даже на Афоне

Работы Вячеслава Вячеславовича Желткова разлетелись по свету - его иконы есть в храмах Москвы, Санкт-Петербурга, Торжка, Сан-Франциско, на горе Афон в Греции.

Он расписывал тульские храмы, возвращённые верующим, - Вознесенский, родной Сергиевский. Работал и в новой церкви - деревянном храме во имя святого равноапостольного князя Владимира. Тульский Успенский кафедральный собор украшает вышитый образ святителя Алексия, митрополита Московского, выполненный Вячеславом. Сейчас иконописец собирается в соседнюю губернию  - закончить образ Всех Святых в земле Российской просиявших.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах