767

Вадим Хмельников о жизни страны в истории одного дома

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Тула 17/07/2013
Фото: автора

И осталась здесь на несколько часов, очарованная и тем, что делается, и потрясающе интересным мужчиной - Вадимом Хмельниковым. Я нашла его на новенькой детской площадке отделывающим сайдингом новенькую сцену.

«Подрастрельная» элита

Таких домов в Туле больше нет, - говорит Вадим Борисович.

Досье
Вадим Борисович Хмельников родился в Туле в 1940 году. Музыкант. Барабанщик. Играл в оркестре артучилища.

Работал во Дворце культуры оружейников руководителем эстрадного оркестра, в филармонии, строил кинотеатры в Туле и Щёкине. Окончил финансово-экономический институт. Работал на руководящих должностях на разных предприятиях. Был заместителем директора «Тулачермета». Член тульского отделения общества «Мемориал». Женат. Отметил золотую свадьбу. Воспитал сына.

Когда его, в 30-е годы, построили, он был франтоватым на фоне деревянных городских построек. Полукруглый, с колоннами, огромным двором с фонтаном, украшенным тремя скульптурами лягушек и крокодила, а также солярием - специальными площадками, на которых загорали местные красавицы. Здесь жила советская элита: знаменитые конструкторы Советского Союза, включая Н.Ф. Токарева, М.Е. Березина. Получил квартиру и мой отец, тоже конструктор-оружейник, Борис Владимирович Хмельников, работавший над созданием противотанкового ружья ПТС. Соседями нашими были и руководители обкома партии, и рабочие - стахановцы. На первом этаже разместился детский сад на сто детей.

В войну некоторые уехали в эвакуацию, кто-то ушёл на фронт. А на площадках солярия появились две зенитки.

«АиФ в Туле»: - Ваш отец тоже был отправлен в эвакуацию?

В. Х. : - Да, вместе с моей мамой, со мной и моей сестрой Ириной. За несколько месяцев до отъезда арестовали моего деда - Владимира Петровича, до революции бывшего регентом в храме Двенадцати Апостолов, владельца нескольких домов, где жили нуждающиеся в помощи, а в советское - скромным архивариусом тульского горпромторга.

Много позже я узнал - его расстреляли на Тесницких полигонах.

В Саратове отец стал заместителем директора завода и погрузился в подготовку к серийному производству противотанковых ружей С.Г. Симонова.

Вадим Хмельников. Фото автора

 Через какое-то время заводской особист посоветовал ему отказаться от арестованного отца, на что получил резкое - нет. Казалось, следующего ареста в нашей семье не избежать. Однако отец вернулся в Тулу, стал начальником нескольких заводских цехов, был награждён орденом Красной Звезды «за выполнение задания Государственного комитета обороны по увеличению выпуска вооружения для фронта».

«АиФ в Туле»: - И началась мирная, успешная жизнь…

В. Х. : - Расправу отодвинули на время. Отца уволили с завода «за сокрытие дворянского происхождения отца и его контрреволюционную деятельность». Его отстояли партийные тяжеловесы, знавшие его кристальную честность. Среди них наш сосед - Сурен Бакратович Вартазарян, один из организаторов эвакуации оборонных предприятий.

И всё же отца без конца таскали в НКВД. Он написал письмо Сталину, за него поручились известные люди. В конце концов всё успокоилось. Однако в 46 лет, перенеся тяжёлую простуду на ногах, отец умер. Со здания

церкви, возле которой он похоронен, на его могилу смотрит Иисус Христос.

Дворовый лагерь

«АиФ в Туле»: - Где были вы всё это время?

В. Х. : - Жили в этом же доме. Когда мы вернулись из эвакуации, дом трудно было узнать. Нас встретили сибиряки. В белых полушубках, краснощёкие. Они прорезали деревянные перекрытия стен, устроили множество дверей, через которые можно было пройти от первого подъезда до последнего.

Тогда в доме было много детворы. Несмотря на послевоенное время, в семьях было по пять-восемь детей. Нам было интересно и весело здесь жить. Летом те, кто не уехал в пионерские лагеря, ходили в дворовый лагерь. У нас были вожатые при комнате школьника. Выстраивались на линейку. Я стоял с горном и барабанами. Поднимался флаг.

Мы ходили в походы, в театры, парки, сажали во дворе клёны. Дети нашего же двора посадили в сороковые годы две аллеи каштанов от Первомайской до стадиона.

Лакомились карамельками, которые привозил наш сосед Борис Двали, владелец первого в Туле немецкого автомобиля «эмка». Ели эту диковинку, бегали вокруг фонтана, перепрыгивая через лягушек.

Во дворе была булыжная мостовая, как на Красной площади. После дождя между булыжниками выходило море шампиньонов. Правда, мы не знали, что это, и сшибали их ногами.

Гоняли на стадион «Пищевик». Рядом с ним были огромные котлованы с разрывами снарядов. Мы в этом месте лопатами вручную сделали футбольное поле. И пили воду… из луж: экология была другой. И дождь был не такой, и природа… И мы всегда занимались делом. В нашем доме и в двух соседних много мастеров спорта выросло: велосипедистов, конькобежцев. Моя сестра - чемпионкаТульской области Ирина Касаткина. Я тоже занимался спортом. Евгений Гришин, олимпийский чемпион, тоже наш. Человек 15 за сборную Тулы играли.

Я с четвертого этажа заливал каток. Тогда ни у кого ничего не было, ни у кого ничего не выпросишь. На машзавод приходишь, просишь помощи и ни с чем уходишь… Мы объединились с жителями соседних домов, разобрали старый забор, сделали из его досок борта для катка. Пригласили журналистов. После того как туляки увидели нашу работу в СМИ, нам привезли нормальные доски, сделали новенькие борта. Так что, хочешь, чтобы было хорошо, начинай это хорошо делать. А иначе людей не пробьёшь.

Сараи снесли, лягушку откопали

«АиФ в Туле»: - Я поражаюсь ухоженности вашего дома.

В. Х. : - В 2010 году он начал валиться. Из аксакалов-аборигенов остался один я. Вот и пришлось за всё самому браться. Вошли в программу капремонта. Сделали его буквально за копейки: частично на наши деньги, но в основном, конечно, на деньги федерального и местного бюджетов.

Подрядчики, привыкшие халтурить, со мной поплакались. Зато дом в лучшем виде сделали. 28 декабря ему будет 82 года, и он ещё столько же простоит.

«АиФ в Туле»: - Разобравшись с домом, взялись за двор?

Собрал совет дома. Вышли на дворовую площадку, договорились снести сараи, снесли, все вывезли…

«АиФ в Туле»: - И никто не отстаивал свои сараи?

В. Х. : - Было. Но я объяснил: сараи не ваша собственность, и вы там храните только мусор. Вокруг - всемирный туалет и пьянь. Надо их сносить и приводить впорядок двор. Собственники из соседнего дома вывезли балки, доски, мусор. Несколько десятков машин. А это труд, время, деньги. Все объединились и начали делать. Обнесли забором территорию дома, установили ворота, шлагбаум, калитку под ключ. Я собрал наших художников. Говорю: «Давайте рисовать будущий двор». Показал им оборудование, которое делает для детских площадок один из заводов области. Нарисовали, утвердили, вошли в программу благоустройства дворовых территорий, и вот вы видите - площадка есть, теннисный стол есть, лавочки, качели - карусели, детский городок, игровое оборудование устанавливается. Нам подарили скульптуры двух львов - они украсят вход на детскую площадку. И тут я понял, что нам нужна ещё и сцена. Пусть ребятня концерты устраивает.

Будет здесь и забор, который закроет сараи другого дома. Посадим кустарники - жасмин, сирень. Потом сосны карликовые - на 2-2,5 метра. Воздух будет хороший.

Мы откопали лягушку, украшавшую фонтан. Приведем её в порядок, установим на парапет, как памятник архитектуры советских времён. А там и про фонтан подумаем…

Пока не сделаю - не брошу

«АиФ в Туле»: - Для кого всё делается? Дети-то в доме есть?

В. Х. : - Недавно с разницей в три дня родились два ребёнка в моём доме. В соседнем - тоже рожают. Мы посчитали, вместе с ребятишками, приходящими к своим бабушкам, у нас 30-35 детей. Вот для них и для их будущих детей и делаем.

«АиФ в Туле»: - Как-то всё у вас подозрительно просто: захотели - вошли в программу благоустройства…

В. Х. : - Ко мне приходят председатели домовых советов опыт перенимать и говорят: «Вам просто, вас все знают». А я говорю: «Сделайте так, чтобы и вас знали». Мы пробивали свой проект долго. Я - член территориального и городского координационного совета. И городским, и областным чиновникам, и депутатам, и руководителям управляющей компании показывал проект, просил участия. Все - и руководители города, и наша управляющая компания, и замечательные наши подрядчики поняли: люди хотят сделать красивый двор. А раз хотят и делают - надо помогать.

«АиФ в Туле»: - Уже после ухода на пенсию вам предлагали много интересных должностей. Почему отказались?

В. Х. : - Я считаю, что на пенсии человек должен отдыхать.

«АиФ в Туле»: - Бог мой, что я слышу, и самое главное - от кого!

В. Х. : - Всех денег не заработаешь и туда ничего не унесёшь. Жена ругается - пора отдыхать. Я сказал: пока не сделаю, не брошу. Иначе всё пойдёт ко дну.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах