aif.ru counter
30.08.2016 13:02
471

Пора отдавать долги. Труженик тыла в Туле копит на воду

Инвалид второй группы Валентина Жубрина живёт с мамой-инвалидом, тружеником тыла, в этом доме
Инвалид второй группы Валентина Жубрина живёт с мамой-инвалидом, тружеником тыла, в этом доме © / Дарья Вишнякова / АиФ

До конечной в маршрутках 40К доезжают лишь старушки с клетчатыми сумками из 90-х и старички с палочками. Путь они держат в деревню Бежка. Теперь это часть Большой Тулы.

Местная жительница, инвалид второй группы Валентина Жубрина рассказывает: «Молодёжь вся в Тулe по квартирам разъехалась, а в деревне одни пенсионеры да инвалиды живут. Тут недалеко дачный посёлок застраивается – какие же там коттеджи, не то что у нас!»

Фото: АиФ/ Дарья Вишнякова

Дома в деревне на самом деле разные – есть кирпичные в два, а то три этажа, есть маленькие, неприметные, с заваленным забором, как, например, у Валентины Михайловны.

Верните должок

В доме 22, построенном в 1920 году, Валентина Журбина живёт с мамой, инвалидом первой группы и младшей сестрой, инвалидом второй группы.

«У мамы много поздравительных писем за подписью мэра, губернатора, президента. Она - труженик тыла, имеет множество наград, медали, только вот сейчас как труженик тыла она ничего не получает, а ещё почитайте, что пишут», - Валентина Михайловна протягивает втрое сложенный лист качественной бумаги, на котором напечатаны стандартные слова поздравления и стоит факсимильная подпись. «…мы в неоплатном долгу перед вами…» - гласит одна из трогательных строчек.

Фото: АиФ/ Дарья Вишнякова

«Так, может, пора этот долг оплатить?– горько усмехаясь, замечает женщина. – Когда газа не было, мы печь топили, утром в комнате температура +4-5 градусов была. Мама уже не встаёт. А представитель шатской администрации, к которому мы обратились, уверен, что жить можно».

На самом деле, жить стало можно только с прошлого года, когда женщины накопили около 200 тысяч рублей и провели газ. Инвалидам пришлось поиздержаться, так как оказалось, что помещения для установки газового оборудования нет – переделали чулан, прорубили в нём окно. Окна, что были в доме, без форточек. Кстати, во время газификации в бюро технической инвентаризации выдали бумагу, где по расчётам дом изношен на 63%.

Вход в дом
Вход в дом Фото: АиФ/ Дарья Вишнякова

По закону многоквартирные дома признаются аварийными при изношенности 70%, но на частный дом этот принцип не распространяется.

Менять крышу, которая текла с самого начала, но в сезон без дождей, полы, которые начали проваливаться через год, делать систему отопления хозяйкам приходится своими силами.

Копим на воду

«Мы не просим новое жильё, так как не имеем на него права. Но нам бы просто хоть помощь какую материальную, единоразовую».

Валентина Михайловна обратилась на горячую линию прежнего губернатора, даже ответ получила.

Мы не просим новое жильё, так как не имеем на него права. Но нам бы просто хоть помощь какую материальную, единоразовую.

«Я собрала все справки и документы о нашем материальном положении и здоровье, в ответ получила письмо – вы, мол, стоите в очереди на получение материальной помощи чуть ли не в сто тысяч рублей. Только вот девочки в министерстве сказали, что очередь эта двигается небыстро – по пять семей в год. Арифметику я пока не забыла: 226 разделить на пять – получаем 45 лет. Боюсь, что даже младшая из нас до этого дня не доживёт».

Печка, которой спасались от холода до того, как провели газ в 2015 году  Фото: АиФ/ Дарья Вишнякова

На помощь местной власти женщины уже не рассчитывают, сами продолжают копить – теперь на воду.

«Все, кто может себе позволить, уже скважины давно пробурили, а мы вот в своё время момент упустили, потом началась чёрная полоса…»

Подобных историй в Туле хватает. Как и состоятельных людей. Может, найдётся среди них тот, кто захочет помочь этой семье?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество