aif.ru counter
195

Не Толстым единым. Чем живёт Щёкинский район

​Автовокзал райцентра, ЦРБ, микрорайон Станционный, Шахты-21, Шевелёвка и Советск - такова география выезда аифовской репортёрской группы в глубинку на этот раз.

Кирилл Романов / АиФ

Спальный район Тулы

Автовокзал. Щёкино.11.30. Немноголюдно. «Вы бы в 8 приехали, - говорит женщина предпенсионного возраста, приехавшая из деревни. - Тут целое столпотворение. На Тулу уехать трудно».

Город Щёкино начал превращаться в спальный район Тулы ещё четверть века назад, когда в результате «радикальных экономических реформ» вставали заводы, разорялись колхозы, месяцами задерживали зарплаты и пенсии. Вспомнился знакомый парень, «айтишник». Живёт в Костомарове, что под Советском, а работает в бюджетном учреждении в центре Тулы. 40 км в одну сторону каждый день, так ещё и пересадку в райцентре надо сделать, штурмом взяв автобус до центра областного.

«Неужели за столько лет ничего не изменилось?» - удивляюсь вслух. «Ну… химпроизводство работает, ещё по мелочи что-то, но зарплаты низкие», - вступает в разговор дама помоложе, просит не называть её имя в газете, мол, мало ли что, потому назовём её вымышленным - Светлана.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

«Сама работаю в Щёкине. А куда я от троих детей денусь? - риторически вопрошает наша собеседница. - А вот муж в Москве электриком работает, койку там с такими же бедолагами снимает, на выходные приезжает, да и то не всегда, иной раз и месяц его нет, когда работы много». «Землю вам дали?» - интересуюсь. - «Да, в Самохваловке». А ведь это рядом с трассой М-2, Яснополянское муниципальное образование: здорово, думаю. Но не тут-то было. «Дали, а толку? Из коммуникаций - только электричество. Всё, что на детей получила от государства, туда вложила, но до окончания строительства ещё далеко», - рассказывает многодетная мать. Вот и живут в съёмной квартире. Светлана родом из Сыктывкара, своего жилья здесь у неё никогда не было. Поднимаем архивы, читаем: ещё в 2013-2015 годах предполагалось направить 46,8 млн руб. на строительство дорог, газопроводов и водопроводов к участкам щёкинских многодетных.

Кстати, на Москву из Щёкина ходит с полтора десятка рейсов в сутки. Если мне не изменяет память, 20 лет назад он был один: рано утром на столицу и во второй половине дня обратно. Неужели за эти годы стало настолько важнее работать в Москве, нежели в Щёкине?..

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Улыбчивые медики

С этими мыслями едем в микрорайон Станционный, зарулив по дороге в Центральную районную больницу. Больничные корпуса находятся в старом парке с высокими старыми деревьями. Приятная облагороженная территория. Даже небольшой бюст Льва Николаевича наличествует. Не величественный, относительно простенький, даже какой-то сиротливый, но всё-таки…

Поликлиника сверкает новеньким ремонтом, буфетом, автоматом по продаже кофе и стойкой регистратуры, напоминающей «ресепшн» в отеле с количеством звёзд не менее трёх. Тут же вспомнилась родная районная поликлиника на улице Металлургов в Туле с облупившейся краской на стенах, «антикварной» мебелью в кабинете главврача и таким же медоборудованием…

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Впрочем, и тут, похоже, не без проблем… судя по хитрым улыбкам медперсонала на вопрос о размере их зарплат по версии «Туластата». Лишь одна из девушек признаётся, что, в общем-то, госстатистика почти и не наврала и у неё заявленная сумма до вычета НДФЛ практически такая и есть. Весть о нашем визите долетает до главного врача Алексея Анисочкина. Улыбке этого обаятельного мужчины в самом расцвете сил мог бы, наверное, позавидовать не один голливудский красавец.

На вопрос о переводе санитарок в техперсонал и выводе их таким образом из-под действия майского указа президента о зарплатах медиков, что в лучшую сторону меняет статистику, главврач рассказывает: «Когда решаем, перевести ли санитарку в техперсонал, смотрим - оказывает ли работник медицинскую помощь или нет. Если да - это санитарка, если нет - уборщица. Указ президента выполняем, разница зарплат младшего и среднего медперсонала действительно невелика, а в среднем по больнице у нас зарплата этот персонала 32 600 руб.». При этом, как признал Анисочкин, такого уровня оплаты труда удаётся добиться за счёт совместительства.

Позже мы посмотрели сведения о среднемесячных зарплатах руководителей госучреждений здравоохранения области. Там чёрным по белому написано, что у главврача Щёкинской ЦРБ она выросла со 128 846,3 руб. в 2017 году до 141 206,02 руб. в 2018-м. Разумеется, до налогообложения, как и у медсестёр с санитарками.

Алексей Алексеевич пригласил нас приехать через два-три месяца, чтобы показать «лучшую детскую поликлинику», а пока предложил заглянуть в корпус хирургии с травмой. Он занимает здание постройки 40-х годов прошлого века, наверное. И если внешние стены требуют, по крайней мере, косметического ремонта, то внутри, как сказал бы поэт, всё «дивно и красиво». Питание пациентов стационара, по словам главного, пятиразовое, на аутсорсинге, проводится еженедельный мониторинг удовлетворённости (доходит до 90%) его качеством с анонимным анкетированием.

Раскланиваемся с милейшим Алексеем Алексеевичем и отправляемся в Станционный микрорайон. Заезжаем во двор на улице Лукашина. Пятиэтажная хрущёвка - типичная кирпичная. Асфальт… Его, похоже, положили лет двадцать-тридцать назад, вот и не осталось почти ничего. Поэтому в апреле и октябре - грязь, с мая по сентябрь - пыль, зимой - как получится, а все вопросы к управляющей компании.

Во дворе не то сараи, не то гаражи, хотя, судя по размеру некоторых из них, туда разве что велосипед поставить можно. Кто-то в этих подсобках кур разводит или кроликов (бедные животные!). Впрочем, проблема эта не только «станционная» и даже не щёкинская. Таких сараев полно и в Туле, и в

Кимовске, да мало ли ещё где в стране. И везде их снос и благоустройство таких дворов продвигается с большим скрипом.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Умирающие посёлки

Выдвигаемся в Шевелёвку, что в муниципальном образовании Ломинцевское - это совсем рядышком, буквально каких-то 9 километров мимо Шахт-20, Казначеевского и Шахт-21. Нерентабельным оказался тутошний бурый уголёк. И хоть спецы до хрипоты доказывали, что технологии давно шагнули вперёд и что энергетика большого Подмосковья, в том числе Щёкинской ГРЭС, была завязана именно на этом виде топлива, всё закрыли, затопили, растащили. Только монбланы терриконов да названия умирающих посёлков в честь ещё раньше загубленных шахт по-прежнему напоминают о былом размахе угледобычи в этих местах.

Дороги на удивление неплохи, внешний вид Шахт-20 или Казначеевского позволяет говорить о том, что до крайней степени запустения эти места ещё не дошли. Всё меняется на подъезде к Шахтам-21. Дорога покрывается ямами, на въезде в посёлок нас встречает неопрятная контейнерная площадка, разбросанный вокруг мусор, заросли деревьев и кустарников. За ними двухэтажные домишки, которые давно пора расселять, как аварийные и непригодные для проживания. 

Но люди живут (253 человека), никто их никуда не переселяет. Более того, в своё время были уникумы, которые здесь жильё по сертификату как молодая семья приобретали. Давненько это было, лет десять назад. Одна такая «счастливая обладательница» квартиры в Шахтах-21 рассказала, что никогда там и не жила, ибо это невозможно по причине всё той же аварийности дома. Но сертификат тогда отоваривать надо было, а на эти деньги ничего приличного приобрести не получалось, свои добавить - тоже. И что теперь делать с этими сертификатными дарами, непонятно: ни продать, ни сдать. Часть жилфонда здесь по-прежнему в муниципальной собственности, но, по словам главы администрации МО Ломинцевское Валентины Маркс, большая часть жилья уже приватизирована. По факту, в значительной степени, оно является ветхим, но на федеральном уровне это понятие исключено из документов, осталось только аварийное, но в Шахтах-21, как утверждает Маркс, такого нет.

Что-то люди просто сами не захотели приватизировать в надежде на переселение, а что-то, видимо, уже и по закону нельзя, как аварийное. В одном ветхом муниципальном домике на двух хозяев на улице Клубной живёт с дочерью, зятем и тремя внуками пенсионерка, инвалид Надежда Ивановна Плашенкова. Стоит на очереди на получение жилья с… 1977 года! Когда полномочия передали в поселение, она оказалась первой. Но это было в ситуации, когда государство ещё признавало жильё «ветхим». Теперь - нет, и аварийной её избушка не считается. Положенный по закону ремонт женщине тоже не делают, хотя комиссии время от времени шлют, смету сделали, насчитали на 100 тысяч, но денег не выделили - ни район, ни поселение. Пришлось самой укреплять фундамент. Воду и газ проводила в дом тоже сама. Сосед через стенку - 80-летний старик, с властью воевать, добиваться чего-то уже не в силах, как и ремонт сделать или вложиться в него.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Они же матери!

Подходим к одной из таких же бедовых двухэтажек. У подъезда сохнет бельё, за ним виднеются женские ноги в резиновых галошах. «Давно вы здесь живёте?» - спрашиваю выглянувшую молодую женщину, назвавшуюся Полиной Зотовой. «С 1997 года, - отвечает. - С рождения. Дом наш аварийным не признают. По документам здесь проводили какой-то ремонт, но на самом деле люди сами в основном занимаются и своими квартирами, и домом. И никаких перспектив на переселение».

Беременная Полина ухаживает за полуторагодовалым ребёнком, её муж работает на кондитерской фабрике «Ясная Поляна». По самой короткой дороге ехать туда 26 км в одну сторону. Вот так и живут.

К слову, несколько лет назад стараниями губернатора среди окружающих разрухи и безнадёги появился островок надежды - детская площадка. Но в условиях весенней распутицы и грязи детки предпочитают играть на асфальте - прямо на дороге, ибо другого асфальта здесь нет. А машины снуют - и маршрутки на Шевелёвку, и школьные автобусы ребятню в Щёкино возят.

Всё на том же асфальте при выезде из Шахт-21 по обочине дороги идут молодые мамы с детишками в колясках - Елена Михеева и Екатерина Абрамова. Елена здесь родилась и выросла, а Екатерина переехала к мужу из Щёкина. Несмотря на наличие детского сада в соседней Шевелёвке (совсем рядышком - пешком дойти!), отдавать своих малышей они планируют в райцентр. Просто здешний садик небольшой, там всего две разновозрастные группы, поэтому молодые мамы предпочитают в этом смысле Щёкино.

Детский сад вытянул

А мы, дождавшись депутата Ломинцевского местного собрания Владимира Новикова, выезжаем на его видавшей виды «ниве» в соседнюю Шевелёвку.

Новиков - личность легендарная. Демократ первой волны, член консультативного совета при полпреде президента в Тульской области Викторе Кузнецове в девяностые годы, избирался старостой деревни. Несмотря на свои 70, человек пробивной и энергичный. Доходил до губернаторов, нажил массу недоброжелателей за свою настойчивость и упорство. Хотя говорить о каких-то личных дивидендах в его ситуации не приходится.

Привозит нас Владимир Сергеевич к детскому саду. Это предмет его особой гордости. Ведь закрыть хотели, а он до тогдашнего заместителя губернатора Юлии Марьясовой дошёл, добился сохранения садика с её помощью. Потом дорогу к нему сделали. И школьные автобусы бегают, вот только разворотное кольцо отремонтировать надо. И коммерческие маршрутки №101 сюда зашли в количестве 9 машин, и возят они не только шевелёвских, но и жителей Шахт-20 и 21, Старой Колпны. Некоторые из маршруток доходят не только до Щёкина, но и до Ясной Поляны. Мамы с ребятишками или пожилые с внуками могут туда съездить, погулять и вернуться домой».

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Народное правление

Шевелёвка газифицирована, вода есть, канализация, из 370 жителей - 50 в возрасте до 18 лет. А ещё местные активисты смогли добиться закрытия в 2015 году полигона ТБО близ соседней деревни Подиваньково, который раньше то и дело дымил и горел. Там сделали рекультивацию на площади 8,8 га в 2018 году, а общая площадь - 20 га.

Ещё одна головная боль - недостроенная дорога, по которой всё равно прорывается транспорт - даже в распутицу. А под дорогой - газопровод высокого давления, и никто, как утверждает депутат-демократ, не решает эту проблему. Потенциально опасные коммуникации должным образом не защитили и дорогу не перекрыли, вот и нервничают люди, тем более что садик - в нескольких сотнях метров отсюда.

А ещё Новиков вместе со старостой Татьяной Максимовой добиваются ремонта очистных сооружений. «Мы через суд обязали Ломинцевскую администрацию собрать и вывезти оставшийся мусор с закрытого полигона ТБО, - с гордостью рассказывает она, но пока не знает, когда и как это будет сделано. - А очистные у нас уже лет 60 действуют. Изначально, по проектно-сметной документации, стоки принимает «Химволокно», туда идут три трубы, одна из которых, самого большого диаметра, в 2011 году потекла. С тех пор один из трёх коллекторов не работает, и начался сброс стоков в ручей, а далее в Упу, ибо два оставшихся не справляются». 

Из-за такой активной гражданской позиции, по словам Максимовой, обострились до предела отношения с местной администрацией. Был даже эпизод, когда глава ломинцевской администрации Валентина Маркс, пришедшая на заседание собрания депутатов, пыталась выпроводить оттуда подиваньковскую старосту. Татьяна Егоровна утверждает, что недавно при переизбрании старост просто вписали всех, кто и раньше был, кроме Новикова: слишком неудобен он властям. Владимир Сергеевич подтвердил этот факт. «Нету местного самоуправления на самом деле, - сетует депутат. - Никто к нам не прислушивается, администрация все вопросы хочет решать по-своему».

Из позитива Максимова отметила подсыпку дорог практически по всему муниципальному образованию Ломинцевское - за счёт «Народного бюджета». «И уличное освещение в Шевелёвке таким же образом сделали, - добавляет Новиков. - Теперь хлопочу насчёт модульного ФАПа в Шевелёвке, а в Мясоедове и Шахтах-20 и 21 они отремонтированы и работают».

Напоследок неугомонный Владимир Сергеевич вооружил нас внушительной пачкой копий документов - для ознакомления, так сказать. На том и попрощались. 

Концессия как спасение от холода

В Советск уже заезжать не стали, но это не повод обойти вниманием тамошнюю проблему с тарифом на тепло, которое обеспечивалось Щёкинской ГРЭС. Всё было более или менее в порядке, до тех пор пока гигакалория обходилась чуть менее чем в 1400 руб. Потом от услуг этого поставщика отказался крупный промышленный потребитель - компания по производству бумажных гигиенических изделий. Они построили свою генерацию, предупредили, как положено, за три года ГРЭС, ГРЭС - муниципалитет. Работа станции становилась просто неэффективной в новых условиях. Фабрика потребляла до 35% производимой теплоэнергии, соответственно тариф с её уходом подскочил до 3200 рублей за гигакалорию, то есть в 2,3 раза. Вся полнота ответственности за дальнейшее теплоснабжение города легла на местную администрацию. Собственники Щёкинской ГРЭС сами стали концессионерами и инвесторами, вложили средства в строительство мощной котельной, позволившей полностью решить вопрос по теплу в городе. Инвестпрограмма потянула на 100 млн руб. Объект построили за полгода. В итоге тариф удалось снизить с 3200 до 2 тысяч за гигакалорию. Да, это, конечно, больше, чем прежние 1380, но значительно дешевле, чем могло бы быть, и дешевле, чем в Туле и в среднем по области. Через 15 лет котельная отойдёт в собственность муниципалитета. А ЩГРЭС сосредоточилась на выработке электроэнергии. Хороший конец этой истории? «Будем посмотреть»…

Справка
Щёкинский район - самый крупный в Тульской области. По крайней мере, по численности населения - свыше 106 тысяч человек. И расположен он прямо в центре региона, словно притулившись с юга к Большой Туле - и географически, и экономически. Несмотря на то что здесь насчитывается 251 населённый пункт, более 70% жителей района - это горожане, проживающие в Щёкине, Советске и Первомайском. Последний уже почти слился с райцентром, а знаменит тем, что здесь к 10-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне, в начале мая 1955 года, был зажжён первый Вечный огонь. В нулевые его включали только по большим праздникам, но после реконструкции он зажёгся вновь. Инфраструктура Щёкинского района - на зависть: федеральная трасса М-2 «Крым», между деревнями Лапотково и Лукино от неё отходит региональная автодорога до Ефремова, то есть соединительная с трассой М-4 «Дон». И с дорогой железной на Орёл, Курск и Белгород здесь тоже всё в порядке. Теперь ещё и скоростные «ласточки» на станции Ясная Поляна (она же историческая Козлова Засека) останавливаются. Правда, сама станция находится в черте Большой Тулы, но до музея тут считаные километры, а это уже район самый что ни на есть Щёкинский. Основу его индустриальной мощи составляют два предприятия химической промышленности, агропром развивается благодаря чернозёмам, кроме СПК и КФХ, здесь успешно работают перерабатывающие предприятия. Культура и туризм живы - прежде всего музеем-усадьбой Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» и его Крапивенским филиалом. Знаменитые земляки - Лев Толстой, а также лётчик-космонавт Герой России Сергей Залётин и Игорь Тальков - музыкант, поэт и исполнитель собственных песен.

 



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Где можно получить консультацию о мерах соцподдержки многодетных семей?
  2. Как добраться до парка «Патриот – Тула»?
  3. Насколько подорожали товары для школьников в 2019 году?
  4. Какие собаки потенциально опасны?
  5. Как избежать отравления грибами?
  6. Что входит в понятие «общедомовые нужды»?
Каким общественным транспортом вы чаще всего пользуетесь?