aif.ru counter

«Зелёный свет»: 25 тонн гуманитарной помощи сопровождал тульский шоу-мен

Все материалы сюжета Туляки об Украине: мнения и прогнозы

Тульским политтехнологом и шоу-меном Денисом Огай рассказал корреспонденту «АиФ в Туле» о своём участии в гуманитарном рейсе в Украину

Денис ОГАЙ / Из личного архива

Тула принимает у себя беженцев из Украины, обеспечивая их всем необходимым. И по-прежнему, жители города оказывают помощь тем, кто остался по ту сторону границы. Тульский политтехнолог Денис Огай - один из таких людей. Уже дважды он сопровождал гуманитарный груз на границу России с Украиной и только что вернулся домой.

Денис Огай Фото: АиФ-Тула / Антонина ПОЗДНЯКОВА

- Как вы собирали гуманитарную помощь?

- На базе подмосковного города Щёлково было сформировано движение, которое занимается сбором гуманитарной помощи. Это люди, неравнодушные к тому, что происходит на Украине, готовые приносить и отправлять в Донецк, Луганск, Славянск и другие города медикаменты, продукты питания, вещи. Главное для них - поддержать тех, кто защищает свою землю, свой дом, своих жён и матерей.

После первого рейса к нам присоединились Москва, другие города Подмосковья, а также Тула. Мы развешивали обращения, раздавали своеобразные флаеры, где призывали помочь нашим братьям и печатали список того, что необходимо.

- Что особенно надо жителям Украины?

- Конечно, тем, кто находится на территории воюющей страны, в первую очередь необходимы медикаменты. Также мы отправляем продукты: крупы, консервы – то, что может долго храниться. И много воды, сами знаете. Именно с ней во многих юго-восточных украинских городах сейчас большие проблемы.

- Сколько работало пунктов приёма?

- Были открыты четыре пункта приёма гуманитарной помощи. Приятно отметить, что и туляки откликнулись. Из Тулы в Украину отправились четыре бронежилета, несколько приборов ночного видения, медикаменты. Всего же в этот раз мы увезли 25 тонн гуманитарной помощи. Для сравнения: в первый раз –4 тонны.

Из Тулы в Украину отправились четыре бронежилета, несколько приборов ночного видения, медикаменты. Фото: Из личного архива / Денис ОГАЙ

Дальняя дорога

- Добирались без проблем?

- В четыре утра я уже был на месте отправления. Водители наклеили плакаты на лобовое стекло и проверили документы. Фото на память и мы в составе двух фур и двух машин сопровождения отправляемся в путь.

Ещё в Московской области становится понятно, что дорога не будет быстрой: одна фура зачипована и не может ехать больше 90 км в час.

Наконец, позади 10 часов дороги - Тульская, Липецкая область, Воронежская…

Ещё 50 км позади, и я слышу сильный хлопок и вижу виляние фуры впереди. Мы резко останавливаемся. Итог - лопнувшее колесо нашей фуры. 30 минут, домкрат, запаска, сильные руки водителя, и мы снова в строю.

Ещё в Московской области становится понятно, что дорога не будет быстрой: одна фура зачипована и не может ехать больше 90 км в час. Фото: Из личного архива / Денис ОГАЙ

Время близится к вечеру, мы видим первые указатели на Донецк. Долгие телефонные разговоры с жителями Луганска приводят к представлению о примерной карте проезда. Сразу вспоминается Чехов и его «Ванька» с письмом «На деревню дедушке Константину Макарычу».

Нами было принято решение разделиться. Фура с 20 тоннами воды и группой сопровождения из Фрязино отправляется в Ростов в лагерь для беженцев, а мы, перелистав все карты, и навигаторы едем в сторону границы.

Ехали, говорили о политике, отмечали плохой сигнал сотовой связи при приближении к российско-украинской границе. Блокировали его или просто не ловила сеть – не знаю.

Что же касается постов ДПС, то останавливали довольно часто. На вопрос: «Что везёте?», отвечали «гуманитарную помощь». Эта фраза стала для нас зелёным светом. Будто бы у нас мигалка на крыше и правительственные номера. Документы проверяли лишь один раз. Зато мы постоянно слушали ободряющее - «Счастливого пути!».

Был забавный эпизод. В приграничной зоне (1 км до границы) нас остановил очередной сотрудник ДПС и задал стандартный вопрос о грузе. Слышит заветное словосочетание «гуманитарная помощь», молча разворачивается и уходит. Остаётся только гадать: либо все заранее были предупреждены и поэтому больше вопросов не возникло, либо он решил не выяснять, что конкретно мы везём, чтобы избежать неприятностей.

- А он мог быть предупрежден заранее?

- Конечно. Мы же не самодеятельностью занимаемся. Это все-таки граница, рядом боевые действия и опасная зона, поэтому, безусловно наша поездка и передача гуманитарной помощи была оговорена и согласована на высоком уровне. Местные власти все были осведомлены, поэтому не исключено, что и сотрудников на дорогах также предупредили заранее.

На вопрос: «Что везёте?», отвечали «гуманитарную помощь». Эта фраза стала для нас зелёным светом. Будто бы у нас мигалка на крыше и правительственные номера. Фото: Из личного архива / Денис ОГАЙ

- Вы сами сказали, что дорога дальняя. О чем разговаривали и общались, с какими мыслями ехали?

- Мысли были только положительные, потому что ехали делать благое дело. Поэтому и разговоры сводились к тому, чтобы добраться до места, довезти всё в целостности и сохранности, грамотно передать. Говорили о безопасности и о той помощи, которую ещё сможем оказать.

- То есть этот рейс был не последний?

- Конечно, нет. На этом мы не останавливаемся и планируем в ближайшее время вновь начать сбор помощи. Поддержка лишней не будет никогда, тем более, что многие граждане откликаются на наши призывы, сами нас находят и несут всё необходимое. Возможно, география городов, которые сейчас отправляют гуманитарную помощью в юго-восточную Украину, будет расширяться.

Возможно, география городов, которые сейчас отправляют гуманитарную помощью в юго-восточную Украину, будет расширяться. Фото: Из личного архива / Денис ОГАЙ

А на той стороне…

-Что вы чувствовали, подъезжая к границе?

- Не скажу, что присутствовал страх, но были моменты, которые могут нарушить спокойствие. Дело в том, что место, куда нам необходимо было доехать, мы рисовали на листочке ручкой, общаясь по телефону. Когда мы уже подъезжали, нам сообщили, что сейчас к нам выйдут ребята, и что «они к вам выйдут из боя». В целях безопасности часть команды, включая оператора, мы оставили в лагере.

Как нам рассказали на границе, в национальной гвардии Украины созданы довольно большие мобильные отряды, которые препятствуют передаче гуманитарной помощи. Нам прямым текстом сказали, что несмотря на существующий коридор, никто не может сказать, кто из него к нам выйдет, и предупредили, что может стать «жарко». Поэтому мы разделились.

Вместе с вещами и продуктами мы предусмотрительно положили туда флаги и уже получили фотографии, которые свидетельствуют, что всё попало в руки тех, кому эта помощь и оказывалась. Фото: Из личного архива / Денис ОГАЙ

- Как происходила передача гуманитарной помощи? Можно ли быть уверенным, что она дойдёт до тех, кому предназначалась?

- Мы подъехали к границе, к нам вышли те самые «люди из боя», мы передали всю гуманитарную помощь, которую они погрузили к себе в машины.

Конечно, мы переживали и волновались, что не вся наша помощь дойдёт в Луганск, куда и планировалось, или не дойдет вовсе из-за отрядов национальной гвардии. Но вместе с вещами и продуктами мы предусмотрительно положили туда флаги и уже получили фотографии, которые свидетельствуют, что всё попало в руки тех, кому эта помощь и оказывалась. Так что обратная связь у нас тоже работает.

Говорит Украина

- А удалось лично пообщаться с ополченцами или жителями Украины?

- Да. Пока происходила погрузка, мы говорили с представителями ополчения. Они делились впечатлениями, рассказывали про национальную гвардию, про свои потери и разваливавшуюся страну. Ополченцы откровенно называют деятельность нынешней украинской армии геноцидом. По их словам, в боях с ополчением часто намеренно бьют по мирному населению, истребляют тех, кто ещё не сбежал. Сами ополченцы говорят, что корректировщик может ошибиться на 200, на 300 или даже на 500 метров, но не на несколько километров, убивая детей, женщин и стариков в деревнях и городах. А Юго-Восток Украины просто пытается, как и в годы Великой Отечественной войны, защитить свою территорию, свою родную землю.

Кроме того, из слов ополченцев ясно, что коренных украинцев в армии очень мало – на их место уже давно набирают наёмников из других стран, которым просто нужны деньги. Ополчение же сдаваться не собирается, тем более у них есть друзья. Они будут поддерживать их и помогать.

Кстати

Фото: Из личного архива

В Тулу прибыла гуманитарная помощь из Киргизии. Добровольцы собрали более 100 килограммов груза – детскую одежду и игрушки.

Лидер группы «Ворон Кутха» и по совместительству автор многих материалов и фотографий в нашей газете Дмитрий Мулыгин уехал в Харьков на гастроли.

- Ну, какие гастроли?, - удивились аифовцы. - На границе могут развернуть, да и там не ровен час бойня начнётся.

- Нас в Украине всегда любили, - отвечает. - Мы часто выступали в разных городах, знакомых и друзей уже - уйма. Впереди - непонятно что. Неизвестно - увидимся ли. Да и поддержать надо людей.

А таких лохматых, как я, какой смысл разворачивать? Сразу видно - не военный.

На следующий день Дмитрий прислал сообщение:

- Я в Харькове. Испорченный паспорт. В паспорт поставили печать, что мне отказано во въезде в страну. Я перешёл в Россию, отметился и пошёл второй раз. Попал к нормальному человеку, он мне всё объяснил, что нужно делать. Я подарил ему компакт со своим альбомом. Восемь часов ожидания на нейтральной полосе... И всё получилось. Здесь спокойно и поспели абрикосы.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Где можно получить консультацию о мерах соцподдержки многодетных семей?
  2. Как добраться до парка «Патриот – Тула»?
  3. Насколько подорожали товары для школьников в 2019 году?
  4. Какие собаки потенциально опасны?
  5. Как избежать отравления грибами?
  6. Что входит в понятие «общедомовые нужды»?
Каким общественным транспортом вы чаще всего пользуетесь?