aif.ru counter
102

«Вещь к вещи». Как кукрыникс Крылов помогал собирать коллекцию музея

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. "АиФ в Туле" 14/08/2019

В кабинете первого заместителя генерального директора Объединения «Историко-краеведческий и художественный музей» Марины Кузиной светло и уютно. Большое окно. Старинный стол с художественными альбомами, постерами, документами.

Наш разговор начался с книги-альбома об итальянском городе Вероли. Это подарок мэра Вероли Данило Кампанари, посетившего музей в прошлом году. Визит в Тулу был связан с историей его семьи, его отца Александра Кампанари.

Фото: Из личного архива/ Марина Кузина

Из усадьбы Урусово

В 1989 году по приглашению Фонда культуры СССП в Россию приехал маркиз Алесандро Кампанари с семьёй. Хотел посетить родное имение Урусово Венёвского района. Он покинул Россию 11-летним мальчиком в 1917 году. Теперь, увидев то, что осталось от его дома, где был по-детски счастлив когда-то, он не сдержал слез. Это был уже не дом, а развалины. Таким он стоял с войны, после пожара и бомбёжек. В этих местах шли особенно ожесточённые бои. Стены стали прорастать деревьями, кирпич обвалился, лепнина осыпалась.

Марина Николаевна с теплотой вспоминает этого высокого пожилого человека. Его искренняя любовь к России, которую он пронёс по жизни, чувствовалась во всём. В дар музею он преподнес живописный портрет своей матери Надежды Осиповны Ильиной-Кампанари. Эта картина пополнила коллекцию живописи музея из усадьбы Урусово. Урусовская коллекция – одна из тех, что были свезены из национализированных усадеб Тульской губернии. Часть экспонатов отправлены в Москву, часть – оставлены в Туле, они также положили начало коллекции Тульского художественного музея. Первоначально картины размещались в здании возле кремля, затем их перевезли в полуподвальное помещение тогдашнего Дома офицеров. И только в 1964 году музей переехал в своё нынешнее здание на площади Искусств.

Но вернёмся к имению Кампанари. История усадьбы заслуживает внимания. Первыми её владельцами были князья Белосельские – Белозёрские, затем в качестве приданого она была передана их дочери Зинаиде, которая вышла замуж за князя Никиту Волконского. В историю она вошла под именем Зинаиды Волконской, той самой, кем восхищались поэты, кому посвятил Пушкин свою поэму «Цыганы».

Волконская оставила имение своему сыну, а сама переехала в Италию и, по слухам, построила там дворец – точную копию урусовского имения. А её сын удочерил девочку – дочку своего управляющего Надежду Ильину. Она и стала женой маркиза Кампанари. Брак не был счастливым, но подарил жизнь маленькому Александру, спустя много лет приехавшему в Тулу, чтобы увидеть то, что осталось от его родного дома.

Александр Кампанари ходил по залам музея и, глядя на картины, которые когда-то висели в его доме, возможно, вспоминал детство. И теперь, спустя тридцать лет, его сын Данило, глядя на портреты своих предков, испытывал чрезвычайное волнение. Тогда же возникла идея организовать выставку из коллекции Тульского художественного музея в Италии.

Фото: Из личного архива/ Марина Кузина

Пропавшая клейма

Таких человеческих историй из летописи музея Марина Николаевна может рассказать очень много.

«На третьем этаже в зале западноевропейского искусства висит картина «Виды Венеции» французского художника Жана Виктора Адама. Она необычная, состоит из нескольких дощечек-клейм, на которых изображены венецианские пейзажи. Долгое время её не могли включить в экспозицию, потому что не хватало одной клеймы. И вот в 1964 году музей готовился к переезду в новое здание. К тогдашнему директору Софье Федоровне Нечаевой пришёл посетитель и передал завёрнутую в тряпицу вещь. Это и оказалась недостающая клейма, приобретённая им на рынке. Вот такие удивительные истории случались». 

А сколько работ досталось музею благодаря Порфирию Никитичу Крылову. Как известно, знаменитый «кукрыникс» родом из Тулы. Этим объясняется его активное участие в формировании коллекции тульского музея. Своим землякам он преподнёс в дар многие собственные работы, а также ряд прекрасных произведений русских и зарубежных мастеров. Для Марины Николаевны он не только замечательный художник, а скорее наставник. У него она училась собирать коллекцию. «Это моя помощница», – так представлял он её своим друзьям – художникам, коллекционерам.

Марина Николаевна вспоминает, как пешком поднимались они по лестницам, а он рассказывал о творческих поездках по России, Италии, Франции. Он очень любил «разговоры разговаривать» – его любимое выражение.

«Мы комплектуем наш музей, и надо, чтобы всё было «вещь к вещи» – тоже любимая фраза, – рассказывает Кузина. – Будь очень осторожной при отборе, говорил Порфирий Никитич. Чтобы была коллекция, должен быть уровень».

Благодаря этому принципу коллекция Тульского художественного музея – одна из лучших среди других аналогичных музеев.

«От нашей коллекции в восторге и посетители, и художники, и коллеги-музейщики. Её высоко оценила директор Третьяковской галереи Зельфира Исмаиловна Трегулова. Она прошла по нашим залам, три часа ходила и на прощание сказала: «Вы просто сливки сняли. Какая у вас коллекция!»

Мы проходим по залам музея. После ремонта коллекция как-будто заиграла новыми красками. Вот работы известного художника из объединения «Бубновый валет» Аристарха Лентулова.

«Наследие Лентулова, по сравнению с его соратниками по объединению, очень невелико, и поэтому к середине 70-х картин осталось очень мало. Музеи буквально осаждали его дочь Марианну Аристарховну просьбами продать. Но она сопротивлялась, и расставалась с работами отца крайне редко. Встреча состоялась благодаря личной просьбе Порфирия Никитича. Несколько часов ушло на переговоры. И вот, к счастью, мы увезли сразу два замечательных полотна – «Портрет актрисы Чебоксаровой» (1919 г.) и «Крым. Судак» (1933 г.)

Фото: Из личного архива/ Марина Кузина

Картины в электричке

Большим терпением и настойчивостью должен обладать музейщик, чтобы не упустить обнаруженные в той или иной коллекции произведения. Из частных собраний Москвы, Ленинграда, Тулы приобретены многие работы русских и западноевропейских художников.

«Собирать коллекцию – всегда очень увлекательный процесс. В это дело погружаешься полностью. Переговоры, встречи, телефонные звонки. Возникает настоящий азарт. У тебя в музее нет работ этого художника – и ты просто не можешь успокоиться и не предпринять всё, чтобы найти, уговорить, приобрести. Трудностей много, конечно, было. Средств не хватало. Выделяли на покупку картин не много, а в 90-е годы и вовсе не до того было. А как мы перевозили картины! Однажды вместе с моей коллегой везли приобретённые работы в электричке. Той самой, что останавливалась на всех полустанках. И вот мы сидим, ногой картины прижимаем к стене, чтобы не привлекать внимание. А тут машинист объявляет, что на головной вагон напали хулиганы, и просит милиционеров срочно прийти. Представляете наши чувства?»

В последние годы коллекция музея значительно полнилась работами современных авторов. Это и живопись, и скульптура. Известный художник, президент Академии художеств России Зураб Церетели передал в дар нам замечательную скульптуру «Георгий Победоносец», большое живописное полотно «Чарли Чаплин».

Марина Николаевна с удовольствием рассказывает о коллекции произведений высокого художественного уровня мастеров Палеха, Мстеры, Кстова, Гжели. Уникальна экспозиция декоративно-прикладного искусства XIX –XX веков, собранная во время поездок по Тульскому краю. В музее хранятся прекрасные образцы фарфора.

Сегодня своеобразное, неповторимое собрание насчитывает более двадцати пяти тысяч произведений русского, советского и западноевропейского искусства.

«Конечно, не всегда нам удавалось приобрести понравившиеся работы, – с грустью говорит Кузина. – Разные были причины. Например, однажды с трудом договорились о покупке в музей великолепного женского портрета кисти прославленного русского портретиста Федора Рокотова. Однако не смогли найти денег, и портрет ушёл в Третьяковку. Но он всё же появится в экспозиции тульского музея. По договорённости с Зельфирой Исмаиловной в сентябре к юбилею в нашем музее откроется выставка из коллекции Третьяковской галереи. 25 уникальных работ Боровиковского, Брюллова, Левицкого, Венецианова, Егорова. И среди них – тот самый портрет кисти Рокотова, в течение трёх месяцев будет находиться в Туле. Вот так – «неисповедимы пути».

Кстати
Многие отмечают замечательную особенность здания, в котором не только хранятся, но и экспонируются произведения искусства. Его построил тульский архитектор Павел Михайлович Зайцев. Музей въехал в это здание в 1964 году. Внешне современное, а внутри – ощущение дворца, с анфиладой залов, парадной лестницей, высокими окнами. Как отмечают музейщики, здесь очень хорошо экспонатам. В 1919 году в музее было 2 тысячи работ, в 1964-м – 6 тысяч экспонатов, 2019 году – более 25 тысяч.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество