aif.ru counter
158

Станет ли государство на сторону отечественного производителя?

Колхоз - это когда все вместе

И не знаешь, чем больше гордятся здесь колхозники. Своим славным прошлым, когда их коллективное хозяйство гремело на всю страну и единственное в Тульской области удостоилось ордена Ленина. Перестроечными годами, когда очень многие крепкие колхозы не смогли справиться с враз изменившимися условиями и тихо угасли, а в «Новой жизни» наперекор обстоятельствам смогли выстоять. Или настоящим, с его ухоженными полями с овощами и зерновыми, построенными по европейским стандартам фермами, молочной продукцией, награждённой знаками качества, за которой приезжают из других регионов.



- В начале пятидесятых годов колхоз «Новая жизнь», образованный от слияния нескольких хозяйств Щёкинского района, возглавил Иван Михайлович Семёнов, - рассказывает председатель хозяйства Валерий Данилин. - Герой Социалистического Труда, депутат пяти созывов Верховного совета СССР, орденоносец Иван Семёнов был настоящим крепким крестьянином, знавшим толк в сельском хозяйстве. Он сумел вывести свой колхоз в одно из лучших советских хозяйств, несмотря на то что техника была низкопроизводительной: промышленность работала на вооружение, не до тракторов тогда было. И страна испытывала вечные трудности. Председатель знал, наверное, самый главный секрет руководителя: производство - это не только земля, техника и показатели. Это прежде всего люди, которые работают на земле, и люди в городе, которых надо накормить.

- Почему слово «колхоз» у нас со временем стало нарицательным и приобрело негативный оттенок, я понять не могу, - говорит Валерий Алексеевич. - Вы только вслушайтесь: коллективное хозяйство. И тогда, в послевоенное время, все понимали, что это село вытянуло войну на своих плечах. Кусок хлеба был тогда чем-то значимым, и отношение к труду и дисциплине было другое, люди понимали, что такое земля.

Разочарование для англичан

Окончив сельскохозяйственный институт и проработав два года в других хозяйствах, Валерий Данилин пришёл на работу в колхоз главным инженером, а в 1986 году, через четыре года после смерти Семёнова, возглавил хозяйство. Именно на годы его руководства пришлось время переломов, неразберихи и кризиса.



 - Мы первыми в области построили небольшой молокозаводик и стали возить пакеты с молоком в Москву на продажу. Так хоть увидели живые деньги, потому что молокозаводы не могли нам платить, - вспоминает председатель.- По капле собирали средства и работали только на свои деньги, в кредиты не полезли. Наращивали производство картофеля, когда им никто не занимался. К нам в то время приехали английские корреспонденты, очень им было интересно, от чего мы до сих пор не загнулись, - улыбается Валерий Алексеевич. - Когда я сказал, что хозяйство не развалится, им сразу стало неинтересно.

Валерий Алексеевич поскромничал и не сказал нам, что он награждён государством орденом «Знак Почёта» и медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и то, что он трижды был доверенным лицом Владимира Путина.

Без стресса

Валерий Данилин много раз ездил в Америку, Голландию, Германию, Канаду перенимать опыт у заграничных фермеров. После таких поездок в «Новой жизни» построили современнейший животноводческий автоматизированный комплекс на 1000 голов дойного стада. Строили сами, потому что в хозяйстве привыкли экономить: русский крестьянин умеет считать. Всё поголовье относится к классу элитарекорд и элита. Коровы имеют продуктивность свыше 7000 л молока в год. Дойное стадо содержится в трёх современных фермах без привязи. Доение ведётся на доильной установке «карусель». Установка рассчитана на одновременное доение 36 коров. Доильный аппарат моется после каждой дойки. Коровы при этом не испытывают никакого стресса. Сами заходят на круг и спокойно ждут, когда аппаратура освободит их от ценного груза.

Для переработки молока построен цех, где пастеризуют и пакетируют молоко, производят кефир, сметану. На Международной выставке «Всероссийская марка - III тысячелетие», в которой хозяйство участвует с 1999 года, вся молочная продукция отмечена платиновыми знаками качества. Когда будете покупать молоко, сметану или кефир от коров «Новой жизни», обратите внимание на упаковку, на ней отмечены все награды. В этом году Данилин решил на

выставку не ехать, так её организатор позвонил прямо во время нашей беседы и уговорил всётаки принять участие. Потому что без «Новой жизни» будет уже не то.

Свободны, господа крестьяне

На площади 300 гектаров в хозяйстве выращивают картофель «Невский». Его урожайность - 400 центнеров с гектара. Первичный материал «супер-суперэлита» каждый год закупается в Финляндии. Доводят его только до первой репродукции.

Даже в кризисные годы он продавался по 6 рублей за килограмм, а вот сейчас по 3,5 рубля сдать проблема.

- В магазинах бельгийский, французский, египетский картофель лежит, цена около 50 рублей за килограмм, - удивляется Валерий Алексеевич. - Разве нет спроса на отечественную продукцию? Почему мы кормим бельгийских и французских фермеров, покупая у них в 10-15 раз дороже? Картофель наш не хуже - техника и технология европейские. Нам говорят, что это рынок, но рыночная экономика, в моём понимании, - это когда сам себя накормил, а чего не хватило, купил у соседей, причём поискал то, что подешевле.

Та же ситуация с молоком. Прежде чем корова начнёт его давать в полном объёме, должно пройти 4-5 лет. Все затраты, естественно, ложатся на плечи хозяйства. Себестоимость молока - 11 рублей, молокозаводы принимают по 12-13 рублей. А к потребителю оно поступает уже за 40 рублей, и это при том что переработка молока обходится в три раза дешевле его производства. У молочного объединения американских фермеров имеется свой собственный молокозавод. У заграничных картофелеводов - свои заводы по переработке выращенных клубней. Почему бы нашему государству не подарить фермерским союзам такие заводы? Они бы могли сами перерабатывать свою продукцию и процент с доходов отдавать в казну в благодарность за поддержку. И если сельскохозяйственные программы за границей - это государственная политика и чёткий контроль, то у нас фермеры и колхозники в свободном плавании. Их скинули в водоворот: барахтайтесь, как хотите. И поплавков не дали. Остаётся гадать: выплывут - не выплывут. Вступление в ВТО тоже неоднозначно воспринимается колхозниками: будет ли наше государство защищать своих производителей, как другие своих, неизвестно.

- Нам не нужна помощь и дотации, - отвечает Валерий Данилин на вопрос, что надо сделать государству для поддержки сельского хозяйства. - Просто надо быть на нашей стороне.

Телёнка надо знать «в лицо»

Ещё одно беспокойство директора - заграничная техника. Она замечательная, спору нет. Колхоз имеет тесную связь с иностранными фирмами, являющимися лидерами на мировом рынке по выпуску высокопроизводительной техники для сельского хозяйства. Молочное оборудование, сельскохозяйственная техника, картофелеуборочная техника - всё «оттуда», как сказал бы Семён Горбунков из «Бриллиантовой руки».

- Перестанут давать детали- и всё, бери нас голыми руками, - говорит Валерий Алексеевич. - Нам надо срочно налаживать выпуск собственной техники. Пусть без нанотехнологий, пусть даже не последнего и не предпоследнего поколения, пусть военного образца, но должна быть продукция отечественного машиностроения. В России нет и государственной ветеринарной службы. А в Израиле, например, в государственные ветеринарные службы выбирают лучших из лучших, работать там настолько престижно, что врачи идут по карьерной лестнице 15 лет, чтобы туда попасть. И вслушайтесь: каждая израильская корова и каждый телёнок под контролем, потому что вся работа ветеринаров направлена в первую очередь на профилактику заболеваний.

На скамейке запасных

В хозяйстве более 200 человек, и людей не хватает. Выходят из положения за счёт гастарбайтеров. Средняя зарплата работников колхоза - более 20 тысяч рублей.

 - Хотя что такое средняя зарплата? - смеётся председатель. - Как Стародубцев говорил: «У меня зарплата 500 рублей, у секретарши 100 рублей. Средняя у нас с ней - 300 рублей». У нас тоже так получается, животноводы и механизаторы хорошо зарабатывают, а есть службы, которым мы не можем платить большую зарплату, а в среднем - 22 тысячи. Многие ищут места на 40-50 тысяч и потихоньку уходят из села.

Если отказаться от животноводства, понадобится всего 20 человек, и каждому смогут платить зарплату 50 тысяч.



 - Если бы не внутреннее чувство долга перед Семёновым и людьми, с которыми я начинал, я бы животноводство бросил, - признаётся Валерий Данилин. Но пока он тянет племзавод в память о его бывшем руководителе и былой славе хозяйства. Рядом с ним - жена, сын, дочь, внучка.

- Специально я детей не воспитывал, некогда было, и насильно в колхоз не загонял, - говорит он. - Просто они любили со мной на работу ходить ещё малышами. Хотели быть рядом, и я рад, что они все рядом и сейчас.

...Когда мы уже собирались уезжать, Валерий Алексеевич провёл нас в святая святых - комнату, где стоит стол и кресло бывшего директора Ивана Семёнова, висит его огромный портрет, хранятся знамёна и награды колхоза начиная с 50-х годов прошлого века.

Уважением к своему учителю пронизана вся жизнь руководителя «Новой жизни». Эта высокая планка, которую он сам для себя установил, позволит хозяйству оставаться в числе лидеров, несмотря ни на что.

А государство, предпочтя скамейку запасных, возможно, как всегда, рассчитывает на таких вот героев, которые без поплавков, спасательных жилетов и запасных жизней и сердец, вопреки всему, вытянут матушку Россию.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах