283

Упокоенным – покоя. Стартовала Вахта Памяти Союза Поисковых отрядов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. "АиФ в Туле" 02/05/2018
Михаил Булдаков / Из личного архива

Дождались эксгумации

Олег Иванов, АиФ в Туле: Расскажите об экспедиции. О каких результатах сегодня можно говорить?

Михаил Булдаков: Результаты серьёзные. Нам было заранее известно, что в одной из деревень Алексинского района (в какой именно – не буду говорить, во избежание нападений мародёров на место раскопок) в ноябре 1941-го было захоронено множество трупов немецких солдат.

Досье
Михаил Булдаков родился 4 апреля 1976 года в Туле. Закончил Тульский педагогический университет им. Л.Н. Толстого (кафедра военной подготовки). Командир поискового отряда «Штурм». Женат, воспитал сына.

Мы долго искали это место и, в результате достаточно подробного опроса населения, установить нам его удалось в итоге с достоверной точностью – вплоть до того, что нам пальцем указали на огород, где под землёй покоятся немцы. Из живых свидетелей событий тех лет удалось поговорить только с одним человеком. Правда, в годы войны ему было три или четыре года – сейчас, соответственно, около 80-ти. Но он помнит, что в деревню приходили немцы, помнит подбитые вражеские танки, по которым они с деревенскими пацанами лазали. Фашистов же с этой территории достаточно быстро выгнали.

Из-под земли мы извлекли останки около 20 военнослужащих, порядка 10 жетонов с информацией о бойцах сохранились. Довольно у многих в неплохом состоянии сохранилась военная форма, при этом обуви на убитых не было. У немцев так было принято – убитых хоронили без дефицитных сапог, которые на войне всегда востребованы. То же самое, кстати, касалось и ремней. Один из умерших, которого мы обнаружили, был похоронен в гробу. Это свидетельствует, скорее всего, о том, что это офицер – их именно так хоронили. Трупы рядовых солдат заворачивали в плащ-палатки.

А ещё при раскопках мы обнаружили железный немецкий крест – орден II степени.

- Какова дальнейшая судьба останков?

- После того, как личности убитых немцев будут установлены, останки отвезут в Курск – там большое немецкое кладбище, где хоронят солдат Германии, погибших в годы Великой Отечественной войны в Курской и соседних областях. Это нормальная и годами устоявшаяся практика. России и Германии давно уже нечего делить в отношении ВОВ. Немцы часто приезжают в Курск. В Германии же тоже есть захоронения советских солдат. И даже мемориалы.

Не церемонились

- В этом году мы празднуем 73 годовщину победы в Великой Отечественной войне. Почему по прошествии стольких лет по-прежнему выясняются всё новые и новые факты о захоронениях? Почему за все эти годы не удалось собрать исчерпывающей информации о погибших в бою советских солдатах?

- Об исчерпанности информации говорить более чем преждевременно. На территории одной только Тульской области, на самую грубую прикидку, до сих пор покоятся не найденными и неопознанными останки около 10 тысяч бойцов. Почему так? По большей части так получилось из-за некорректного переноса военных захоронений в 50 годы. Кости извлекали из земли, торжественно хоронили в другом месте, строили мемориалы. Но делали это довольно часто то ли в спешке, то ли просто безответственно. На братских могилах и других военных захоронениях обследовался зачастую только верхний слой грунты. Кости, которые в нём покоились, и переносились для повторного захоронения. Всё остальное – под бульдозер.

Фото: Из личного архива/ Михаил Булдаков

Более того, есть множество мемориалов, на которых указана неверная информация. Например, список погибших бойцов. Есть, в частности, такой мемориал в деревне Новояковлевка Новомосковского района. Фамилии многих бойцов, выгравированные на плите, не соответствуют действительности. Там, например, числятся бойцы, которые физически не могли попасть в те места во время войны. Мы были там, пытались восстановить правду, разговаривали с местными жителями, читали фронтовые письма, смотрели архивы. Нам удалось установить, что из 63 человек, чьи фамилии указаны на мемориале, как минимум 17 не имеют отношения к происходившим во время войны на этой территории событиям. Один дедушка нам даже показал яму, куда трупы солдат изначально сваливали – именно оттуда их потом извлекали для перезахоронения. Эта яма долгое время даже засыпана землёй не была. Дедушка говорил, что даже видел, как лисы таскали из братского могилы человеческие кости.

Такая неразбериха с останками бойцов – повсеместное явление. Я даже не побоюсь утверждать, что из 10 мемориалов и захоронений 8 или 9 – с искажённой информацией. Мы в своей работе с таким постоянно сталкиваемся. В частности, на территории Тульской области мы находили останки бойца, чьи кости давно уже торжественно захоронены в Москве.

Или, например, мемориалы, на которых указаны неверный год смерти. А потом его останки обнаруживались на совершенно другой территории. Выяснилось, что «мёртвый» боец ещё воевал два года. Человек попал в плен или числился пропавшим без вести.  А его приписали к погибшим.

Впрочем, есть ещё одна категория останков, которые не обнаружены до сих: например, боец отсиживался в подвале жилого дома, сверху разорвался снаряд и его засыпало землёй. Или под полом в сарае…

И не только на местах сражений…

- В Туле уже больше полугода ведутся раскопки на территории нынешней Крестовоздвиженской площади и улице Металлистов. Под землёй было обнаружено целое массовое захоронение. Причём, речь не идёт об останках умерших в XX веке людей. Археологи говорят, что найденные в Туле кости принадлежат людям ориентировочна века XVIII-го. И ведь на этих могилах строили дома, дороги…

- А у нас вообще отношение к останкам долгое время было довольно-таки простое. Кости и кости… Когда в советское время на этой территории строились мосты и переходы, найденные останки наших предков так же шли под бульдозер. Никто, что называется, даже не парился.

- Один знакомый археолог высказал как-то оригинальную мысль: в нашей работе, говорит, чем меньше делаешь – тем лучше. Технологии сегодня развиваются семимильными шагами, поэтому хранящиеся под землёй артефакты лучше не трогать, поскольку технологии будущего позволят извлечь их из земли с наименьшими потерями и в сохранности. Даже, кажется, не шутил человек… Это верно в отношении поисковой работы?

 - Нет, конечно же. Чем быстрее мы извлечём на свет останки бойцов, тем больше шансов, что мы сможет идентифицировать кости. Чем дольше пролежит в земле медальон, которые носили с собой бойцы, тем меньше шансов, что записка, которая в нём хранится, уцелеет. Да, из-за того, что медальон герметичен, воздух в него не попадает – и бумага, хоть и находится постоянно во влажном состоянии, но не гниёт. Но бывает, что из-за той же влаги происходит какая-то химическая реакция, которая длится годы. И записка в итоге превращается в пепел. Это обиднее всего – найти медальон, по которому невозможно опознать бойца.

- Как поисковики обычно проводят 9 Мая?

- В этом году мы в составе сводного поискового отряда будем идти в Бессмертном полку в Москве. Кстати, в первый раз за всю историю существования Бессмертного полка. Поисковики со всей России соберутся в столице – такого раньше никогда не проводилось. Разумеется, мы присоединяемся к шествию с огромной радостью.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах