aif.ru counter
39

Триумф на Эйфелевой башне. Как партизан-акробат вызвал восторг парижан

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. "АиФ в Туле" 04/03/2020
Юрий Титов / АиФ

Судьба нашего земляка, ветерана Великой Отечественной войны Владимира Николаевича Сапицына сложилась настолько ярко, что на основе его жизненных перипетий можно написать увлекательный приключенческий роман и снять не менее захватывающий фильм.

Оп-ля!

Родился Володя Сапицын в мае двадцать четвёртого года прошлого века в подмосковном городке Орехово-Зуево в обычной семье. Едва подрос, увлёкся футболом, который уже тогда был необычайно популярен в Советской России. И тут ему и другим пацанам кто-то предложил записаться в секцию акробатики при Доме культуры. Володя так увлёкся, что уже очень скоро начал давать фору опытным акробатам. Выступал на различных сценах в составе акробатических групп в ДК, в городском парке, а позже и в передвижном цирке, несмотря на то что ему едва минуло десять лет. Довелось ему выступить и в столичном парке им. Горького, после чего всю команду повезли кормить обедом не куда-нибудь, а в кремлёвскую столовую. «Таких кушаний мы не то что в жизни никогда не видели, но даже и слыхом о них не слыхивали», – вспоминает Владимир Николаевич. Запомнился и всесоюзный староста Михаил Иванович Калинин, вручивший ошалевшим от таких почестей провинциальным мальчишкам огромный торт в виде Кремля.

Военком поначалу Володе отказал, мол, возрастом не вышел.

Счастливое детство Володи плавно перешло в счастливую юность. И тут счастье закончилось: началась война. В июле сорок первого наш герой без всякой повестки явился в военкомат, хотя ему не было восемнадцати. Военком поначалу Володе отказал, мол, возрастом не вышел. Но тот настоял: пойду бить немца и всё тут! Взяли. На сборах в Москве Сапицына определили в 1-ю Московскую дивизию им. Ленина. Ни оружия, ни формы не выдали. В Наро-Фоминске ополченцы, не имевшие никакого боевого опыта, рыли противотанковые рвы на подступах к столице. Обмундирование и по одной винтовке на двоих необстрелянных парни получили, когда немец был уже под Смоленском. Построились и пошли пешком – Родину защищать.

Заполучи, фашист, гранату!

На Смоленщине шли кровопролитные бои, и уже закипал Вяземский котёл, ставший одной из самых трагических страниц в истории Великой Отечественной. Владимир Сапицын был разведчиком в составе отделения из десяти человек. Собирали сведения о размещении вражеских войск, устанавливали скопления вражеской техники и по возвращении из опасного рейда докладывали командованию. Командир отделения сразу приметил акробата, уж больно ловок был парень и бесстрашен. Вспоминает Владимир Николаевич такой эпизод. Пошли брать «языка». Шли по лесу в темноте, буквально по телам убитых накануне в бою красноармейцев. А когда переправлялись через Десну вплавь (в октябре-то месяце), временами вода становилась красной. Понятно от чего…

Залегли на деревенской околице, стали ждать подходящего момента. Утром какой-то немец вышел спросонья из избы. По-тихому оглушили, связали и потащили обратно, в сторону Десны. А как переправлять? Привязали немца к бревну и начали буксировать. Тут-то их и заметил пулемётчик, сидевший в деревне на колокольне, открыл огонь. Те парни, что толкали бревно с правой стороны, сразу погибли. Но остальные реку всё же преодолели. К вечеру «языка» благополучно доставили в расположение части.

Фото: Из личного архива

Часть, в которой служил Владимир, отчаянно пыталась вырваться из котла, небольшими группами. Впятером шли через какую-то деревню, где стояли немцы. Незамеченными пройти не удалось. Боец Сапицын в горячке даже и не почувствовал сразу, что зацепило осколком ногу. Заполучил фашист ответную гранату, брошенную им. Из пятерых уйти смогли двое. Долго бродили по болотам, теряя силы. Нарвались на немцев, конвоировавших пленных красноармейцев. Сапицын настолько ослаб, что сопротивляться не мог. Да и как сопротивляться? Из «оружия» оставалась у него только солдатская ложка. Незнакомые бойцы потащили Сапицына на себе. Иначе фашисты просто добили бы.

Друг мой Сашка

Потом был лагерный барак в Могилёве. Повезло, встретил земляка из Орехова-Зуева. Ещё одна удивительная превратность судьбы. Медики, попавшие к немцам в плен под Могилёвом и залечившие ему рану, были из Сталиногорска. Мог ли тогда предполагать Володя, что в этом городе придётся прожить ему долгую счастливую жизнь.

Сапицин с другом детства Сашкой, с которым когда-то гоняли мяч, держаться решили вместе до конца и все время подумывали о побеге. Случая не представлялось. Потом пленных через Польшу погнали в Германию и далее в Европу. Два дня пробыли товарищи в Бухенвальде. Ждали неминуемой смерти. Но для молодых крепких русских ребят нацисты уготовили другую судьбу. Друзья оказались в Бельгии, близ города Льеж, на каторжных работах в угольной шахте.

И тут долгожданный случай представился. Местные жители, относившиеся к русским очень хорошо, постоянно советовали: бегите, ребята, чего ждёте? Поможем! После смены, когда уже надо было подниматься на поверхность, вместе с двумя парнями-туляками забрались в вагонетку. Бельгийский шахтёр прикрыл их рогожей, а проверявшие немцы тщательно досматривать не стали. И оказались парни на свободе. До города добрались на трамвае, опасаясь облавы. Но мир не без добрых людей. Совершенно незнакомые бельгийцы спрятали беглецов в бомбоубежище, накормили и дали цивильную одежду. Позже лесами добрались до местечка Премо, а оттуда и в партизанский интернациональный отряд, командиром которого оказался советский офицер, также бежавший из плена. Вместе с товарищами Владимир Сапицын пускал под откос поезда, перевозившие немецкую технику, взрывал мосты, бил оккупантов из засады, освобождал Льеж.

Известие о капитуляции фашистской Германии застало Владимира Сапицына в Париже, куда прибыл он в составе отряда. И тогда на радостях партизан-акробат на глазах у восторженных парижан сделал стойку на руках на смотровой площадке Эйфелевой башни.

Пора было и на Родину возвращаться. Русские и азербайджанцы, партизанившие в Бельгии, получили от правительства этой страны соответствующие подтверждающие документы и отправились домой. На велосипедах! Проехали Германию и Польшу из конца в конец. Сапицын даже успел в одном из гарнизонов показать акробатические номера и поиграть в футбол. После проверки в специальном фильтрационном лагере в Сталиногорске – вот ведь судьба! – там и остался. И надо же такому случиться: встретился с теми самыми медиками, которые в Могилёве в сорок первом году решали – отрезать молодому бойцу ногу или не отрезать. Обоюдной радости не было конца.

Всю послевоенную жизнь Владимир Николаевич посвятил развитию физкультуры и спорта в Сталиногорске, позднее – Новомосковске. Он и сейчас здесь живёт. Стойку на голове перестал делать всего пять лет назад, но в свои без малого 96 ежедневно прогуливается по парку, после чего просматривает спортивные телеканалы. И, конечно, готовится отметить годовщину Великой Победы.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах