aif.ru counter
59

Недетская сказка. Педагог о подростках, живущих в закрытых учреждениях

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. "АиФ в Туле" 18/03/2020
Александр Фирсов / АиФ

Щёкинское специальное учебно-воспитательное учреждение – училище закрытое. В нём содержатся мальчики, совершившие преступления или правонарушения.

Это, конечно, не колония. Тут детей обучают, дают им специальность, у них есть каникулы, на которые можно вернуться домой. Но все понимают, что среда похожа. О том, можно ли перевоспитать малолетник хулиганов и преступников, кто эти ребята и каково работать с ними рассказывает социальный педагог с 20-летним стажем работы в училище Наталья Корнеева.

Фото: Из личного архива

Сердце каменеет

Екаерина Дементьева, «АиФ в Туле»: Что входит в работу социального педагога?

Наталья Корнеева: В разных учебных заведениях функционал разный. В моём была социальная защита детей-сирот, их прав. Я устанавливала социальный статус ребёнка, собирала документы для оформления пенсии по потере кормильца, социальных пособий, если родители были лишены родительских прав. То есть я работала с деньгами, жильём и собственностью этих детей и их семей. Так же помогала опекунам правильно оформить документы, а родителями восстановиться в правах.

- 20 лет в режиме «сердце разрывается от жалости»?

- Охать, ахать и страдать по поводу тяжёлой судьбы ребят бесполезно. В первое время меня очень трогали описания их материальных, жилищных пробелм, смертей родителей, всего, что они пережили. Если не научиться отстраняться, то быстро выгоришь и не сможешь полноценно выполнять свои обязанности. Люди, которые не могли приспособиться, быстро уходили. Были ситуации, когда в год в училище принимали по пять-шесть воспитателей или учителей. Через полгода не оставалось ни одного из них.

Досье
Наталья Фроловна Корнеева. Родилась 3 ноября 1944 года в Казахстане, г. Целиноград. Окончила Курский педагогический институт по специальности учитель истории и обществознания. Работала в Щёкинском ПО «Химволокно», заместителем начальника отдела обучения, в учебно- производственном комбинате заместителем директора по производственной работе, в Щёкинском СУВУ социальным педагогом. Есть дочь и две внучки.

- Что самое страшное для молодого педагога?

- Для меня самым ужасными было то, что пришла совершенно неподготовленной к этой работе. Вообще первые социальные педагоги появились во всех учебных заведениях лет через пять-десять после того, как я уже начала работать. У меня не было юридического образования. Я ж по образованию учитель истории и обществознания. Консультироваться не у кого, интернета тогда с его колоссальным справочным материалом и широтой коммуникаций ещё не было. Каждый закон нужно было читать между строк, изучать комментарии. Я искала людей, у которых были нужные мне материалы, брала на время и переписывала от руки.

А за родителей горой

- Что представляют из себя ваши воспитанники?

- В училище содержатся дети с 12 до 18 лет. Направляются туда они решением или постановлением суда за преступления или правонарушения. В колонии их отправить не могут из-за возраста или из-за того, что их преступления или правонарушения незначительной тяжести.

В основном это дети из неблагополучных семей с пьющими, неработающими родителями. Им не уделялось внимания, школа на них плюнула, они не посещали занятия. В год или два появлялся ребёнок из обычной семьи.

Много детей было из школ-интернатов, детских домов, которые старались избавиться от совершивших хоть малейшее преступления.

Но потом вышел закон, по которому эти заведения после окончания срока пребывания у нас малолетнего преступника (а это не более трёх лет) должны его принять обратно. Трудоустроить и обеспечить жильём. С этого момента интернаты не спешили избавиться от проблемного ребёнка. А вообще о том, что это за дети, можно судить по такому примеру. Проводим тест. Вопрос «Когда вы начали курить и сколько вы выкуриваете?» Ответ: «Не помню, когда. Сколько есть, столько выкурю». То есть начинали в самом раннем возрасте, вторую часть даже не комментирую. Вопрос: «Сколько можете выпить?». Предлагаемые ответы теста 50 гр., 100 гр. «Нужного ответа нет, - пишут. – Сколько есть, столько и выпью». Первый раз почти все выпивали дома лет в 8-10. А воровать…У некоторых это клептомания, ему не надо, но он украдёт. Некоторые воровали для того, чтобы прокормиться – обворовывали ларьки ночью, выносили ситро, булочки.

Но за родителей эти дети стояли горой. Все деньги, что есть на книжке, они снимали и отправляли родителям. Объясняли: «Мамка не работает, папка не работает, у них денег нет, а я здесь ем вдоволь всего».

- Они не винят родителей в том, что довели их до такого? Или просто не осознают, что это не норма?

- Они не понимают. Живут в этой среде, а она вся такая. Если проследить, то редко кого найдёшь не осуждённых и не пьющих среди их родных: от родителей до тёть-дядь и бабушек-дедушек.

Но по моему опыту эти люди (из тех, что не совсем спились) очень хорошо относятся к своим детям. Сидевшие, понимают, каково это.

Как-то мужчина приехал за племянником. Ему его не отдавали, потому что он был в тюрьме. Мужчина сел и заплакал. Он в этих условиях был, поэтому понимает, каково тут мальчику. А отсюда мальчишку увезут в школу-интернат или детский дом и его уже не заберёшь.

Первый раз почти все выпивали дома лет в 8-10.

Так что они не сплошь плохие люди, которым дети не нужны. А дети из обеспеченных семей часто не любили своих родителей, потому что считали, что те их сюда специально затолкали. И они озлоблялись.

- Ребята были связаны с бандитскими группировками?

- Нет. Это были дворовые так называемые плохие копании. Был мальчик из Серпухова, он с другими ребятами обворовывал и убивал бездомных. Это, наверное, единственное что я могу вспомнить из организованного преступного сообщества, при этом руководимым взрослыми. А мальчик не понимал, что они делают. Он шёл следом, потому что его звали. Ему было интересно.. У некоторых детей было написано в решении суда – направлен в спецучилище, потому что он в момент совершения преступления не осознавал своих действий. Во многих случаях это задержки развития, какие-то ментальные проблемы. 80% этих детей – коррекционщки. В школы эти дети ходили два раза в год.Некоторые в 15 лет читать и писать не умели. И в своей среде они совершенно спокойно с этим жили.

Говорите правду

- Такие заведения призваны перевоспитывать детей. Это вообще возможно?

- Они дают возможность ребёнку пробыть в нормальных условиях то время, когда он попадает в самый сложный возраст. Он попадает к людям, пытающихся вложить в него знания, моральные и этические правила. Но, по моему мнению, и генетическая, и социальная составляющие чаще всего перевешивают. Кроме того, в основном в таких училищах ребёнок вращается среди таких же детей, как он. А ещё дети в этом возрасте очень агрессивные и жестокие. Если кто-то пытается там быть самим собой или становиться лучше, он сталкивается с огромным прессингом. Нужно иметь большую силу воли, чтобы не поддаться этому влиянию. Поэтому, когда ребёнок возвращался с каникул сам, мы говорили ему: «Ты молодец, ты приехал. Превозмог себя и приехал сам». Приехал однажды парень с каникул, ходит вокруг забора кругами, а зайти ему тяжко. Зима. Одеваюсь, иду на улицу. Подхожу, спрашиваю, почему не заходит. Он мне: «Я сейчас похожу и приду, вы идите». Я ухожу. Проходит час, полтора. Спускаюсь снова. Он то же. Выхожу в третий раз. Говорю: «Я сейчас должна позвать работника режима. Тебя за руки схватят и затащат. Ты хочешь этого? Давай я останусь на улице, а ты пойдёшь. Как будто не я тебя привела, а ты сам пришёл». Пришёл всё-таки. Опоздал на три дня с каникул. Я пошла просить, чтобы ему это не засчитывали. Он потом мне так помогал.

К детям нужно относиться честно и всегда говорить правду. И воспитывать не словом, а делом. Если родитель с работы несёт лампочку, а ему говорит, что воровать плохо, ничего не выйдет.

- Были ли дети, попавшие к вам по ошибке?

- Да, конечно. И таким было очень тяжело. Это ведь вообще не их среда. В частности мальчика воспитывал один отец, но семья хорошая. У него была компьютерная зависимость. Однажды отец отнял компьютер и запер в своей комнате. Мальчик взломал замок и забрал компьютер, а отец подумал, что это воры, заявил в полицию. Там, когда всё разузнали, убедили отца, что ребёнка отправят в хорошее учебное заведение, где его перевоспитают. Когда он понял, куда отдал сына, был в ужасе. Если преподавательская среда очень хорошая, то дети… Пришлось предпринимать титанические усилия, чтобы ребёнка вернуть в семью.

Почему ж не слушали?

- Кому-то из ребят удавалось устроить нормально взрослую жизнь?

- Бывало, что ребята даже в течение года после выпуска попадают в тюрьмы, это статистика по стране. Но некоторые выбираются и устраиваются довольно хорошо. Кстати, часто те, кто попадал после училища в места лишения свободы, писали письма в училище. Эти письма зам по воспитательной работе собирал и читал нам. Постоянно писали: «Почему же мы вас не слушали? Всем ребятам, которые остались здесь, прочитайте мое письмо, пусть они слушаются».

- Что делается и нужно делать, для того, чтобы жизнь в таких училищах была лучше?

- За последнее время количество детей в спецучилищах сильно сократилось. В 1969 году, когда наше открывали, воспитанников было около 200. А училищ по России около 20. А сейчас их 13-14, наполняемость их 60-70 человек, хотя по нормативу около 110. Это три школьных класса. А работают с ними сто с лишним человек. Это колоссальные расходы для государства! Хозяйственные нужды, одежда, питание, отопление, освещение, содержание преподавателей, культурные нужды. На культурно-просветительскую работу выделяются очень большие деньги. Сейчас в училище работают три психолога и три социальных педагога. В обычной школе на тысячу человек – один психолог. Всё, что можно, делается.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах