aif.ru counter
89

Мария Плотникова: «Мы отбивались от фашистов чугунками...»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Тула 21/09/2012

Враг у ворот

Подошедшие вплотную к Туле фашисты спалили многие деревни. В огне военных пожарищ сгинул и родной дом Марии Сергеевны Плотниковой. Однако в отличие от многих 15летняя девчушка не испугалась дать отпор вооружённым, сытым и сильным солдатам вермахта.

«В первый год, как пришлинемцы, они почти всю нашу деревню дотла спалили,- рассказывает Мария Плотникова. - Как наш дом стали поджигать, так я кинула в фашиста чугунком, в котором обычно кашу в печи варили. Кидала и другие вещи... Все, что тяжёлое было, то в него и кидала. Как не убил он меня и других девчонок  не знаю.

Бог уберёг!

Между прочим, не все немцы были извергами. К нам в дом, который мы отстояли и который один из немногих целёхоньким остался, на постой фашисты пришли. Один хотел пристрелить всех, но второй, что главнее был, запретил ему. Он порусски умел говорить и потом рассказывал, что его прабабушка была родом из России. Так вот, она ему перед отправкой на фронт строго наказала не убивать русских и бомбы (он ведь лётчиком был) бросать не на города и деревни, а в речки и чистое поле...

Так вот, первый сожрал всю живность, что была в нашем небогатом хозяйстве, - трёх куриц и козу. А тот, что изначально заступался за нас, приносил и еды много, и сапоги лётные, чтобы мы по зиме разумши не ходили.

Вот как получается - и у них тоже хорошие люди бывают.

Когда немцев от нас отогнали до Волова, мы пошли на трудовой фронт.

Работали в колхозе, на полях. Когда отдых - вязали для фронта носки и варежки. Потом окопы рыли. Я вот рыла котлован для дзота, просто схроны для солдат...

А как стрелятьбомбить переставали, так шли раненых с поля боя выносить. Мы все маленькие девчушкипичужки, но здоровенных мужиков в обмундировании тащим! На плащпалатки их перекатим и втроём или вчетвером волоком в госпиталь. Перевяжем и тащим... Чем есть перевязывали. Одному, помню, руку оторвало, кровь хлещет, а бинтовто нет. Пришлось с себя последнюю рубашку сорвать да ему и руку перетянуть, и рану ещё в боку заткнуть...

Раньше страшно было, а сейчас уже можно и рассказать о том, как мы у убитых по карманам остатки пайка солдатского собирали. Корки хлебные, консервы иногда - всё подряд. А потом этим и сами спасались от голода, да ещё и раненых в госпитале подкармливали.

Голод был жуткий и холод тогда. Помню, один раз лошадь убило шальной пулей, так её с середины речки стащили, рискуя под лёд провалиться, а потом порубили и вместе с кожей, с костями да потрохами варили. Сделали кашу полные котлы и солдатам отдали, чтобы они выздоравливали быстрее и были крепкими. Сами тоже немного поели, но больше  им».

И коммунисты молились

У Марии Плотниковой война забрала всех родных.

«Было у меня всего пять братьев, так их всех и призвали на фронт,  рассказывает она.  Они толькотолько с армии вернулись, а тут  война. Три родных и два двоюродных братика  все погибли на фронте.

Как похоронки приносили, так это горе было такое, что крик стоял до небес. Практически через день - убит, убит и убит. В нашу деревню за три месяца 90 похоронок пришло. Я сегодня понимаю, почему такие жертвы большие были вначале: многие неграмотные ушли на фронт, совсем к службе такой неготовые. Они и с ружьями обращаться не умели... Это у нас время было подучиться немного. Когда фашисты уходили, они сломанные ружья бросали, а мы, девушки, учились из тех, в которых патроны оставались, стрелять. Я метко в мишени стреляла. А больше палили в сторону немцев - думали, что напугаем их. Бабахнем в воздух и хорошо, самим и то спокойнее»...

Пережить ужасы войны помогала и вера в Бога. Все верили в чудо, и чудо совершалось. «Я вот всю жизнь, с детства в церковь бегала, - вспоминает Мария Сергеевна. - Унас две церкви было неподалёку. Одна в селе Никитском, а вторая в Поповке... Хоть особо верить нельзя было, за это могли и посадить, и просто избить, но как война пришла- все уверовали. Все верующими стали, все кричали: «Господи, спаси! Господи, сохрани!» Все боялись... Все молились - и коммунисты, и все на свете. Все молились Господу, лишь бы остаться живыми, лишь бы ужасы пережить».

Как хранительницу и очевидицу исторических событий, Марию Сергеевну частенько навещают школьники. А по праздникам вспоминают и власти.

«К 9 Мая то от Медведева, то от Путина, то от Груздева обязательно поздравления принесут, - говорит Мария Сергеевна. - Не сами, конечно, приносят, а ребята из школы. Детишки бывают не только по праздникам.

Я их всегда благодарю. Поколение хорошее растёт. Иногда говорят, что молодёжь теперь плохая, а всех их люблю - и хороших, и плохих. Они мне стихи читают, иногда помогают по хозяйству. Интересуются историей, а я им что помню, то и рассказываю».



А вот фильмы о войне ей не нравятся.

«Вот как кино иной раз показывают артисты, я смотрю, и не нравится мне, много неправильно, - говорит она. - Никто не покажет, какое страдание в человеке было. Вот вагоны тогда шли пассажирские- наверх ты бегом залезешь? А мы прыгали как кошки, чтоб хоть две остановки проехать. За трубу держимся и едем. А потом товарные шли - тоже прыгали на них и сзади цеплялись, чтоб проехать одну остановку. В кино такого нигде не показали.

Все замерзали, а в чём солдаты ходили? Всё размотано, не у каждого обувка, вывернуты все ноги из ботинок. Только слёзы одни лилися, так жалко было солдат. Поэтому такая вот скорбь».

Не намного легче стало и после войны.

«Бралась за любую работу, только бы заработать и одеться, - вспоминает она. - Один раз после войны хотела купить хоть полтора метра материала, курточку сшить, и то отпихнули. Я говорю: вы посмотрите, я голая. И тогда только полтора метра отрезали на курточку. Вот что пережито. А сейчас я богатая. Работаю до сих пор, и пенсию дают».

Путь к храму

Мария Сергеевна Плотникова давно уже на пенсии, но привычка работать не позволяет ей сидеть без дела. И как во всех её делах, в работе и жизни ей вновь и вновь помогает Господь.

«Я всегда верующая была, - рассказывает она. - У меня и свёкор был верующий. Он долго работал в храме в честь Димитрия Солунского. Учился в Ленинграде, в семинарии. После учёбы попал в Тулу, ну а тут его как попа и кулака «перевоспитали». Избили до полусмерти, пытали даже в НКВД. Потом отпустили и разрешили работать. Он долго ещё трудился бухгалтером в Петелине...»

С 1990 года Мария Плотникова работает в храме. С трудовыми подвигами во имя государства, хоть прежнего, хоть нынешнего, покончила. Теперь она постоянно при Покровском (Феодосиевском) храме. Когда восстанавливали его, плитку выкладывала, штукатурила, деревья вырубала, что едва ли не из алтаря росли. Всё делала. А теперь с радостью смотрит на созданное благолепие. «Жизнь у меня теперь хорошая  и сытная, и богатая, не как в войну - говорит она. - В церкву хожу, а батюшки наши- все хорошие и добрые, радуются мне. Конечно, по старости не каждый день хожу... Раньше работала много, а сейчас только просфоры пеку.

Спаси вас Господи, молодые, чтобы войны не было. Мирно живите, а мы вот доживаем и ничего не забудем. Некоторые говорят: а что здесь особенного? А я вот до сих пор не забуду дороги эти, которыми мне пришлось пройти».

Да, у войны не женское лицо. Но именно женщины, беззаветно любившие Родину и готовые отдать за неё жизнь, стали примером бесстрашия и героизма. Не каждый мужчина способен выдержать трудности войны, а женщины выдерживали. Наверное, в них и было заключено то, что фашисты называли «русской силой».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах