aif.ru counter
25.06.2014 09:07
567

Олеся Степанова: «Журналисты и омоновцы не сходят с маршрута»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. "АиФ-Тула" 09/07/2014

- Ты сумасшедшая, - констатирует руководитель пресс-службы УМВД по Тульской области Андрей Ярцев, когда я радостно принимаю предложение поучаствовать в 20-километровом марш-броске подразделения ОМОН.

В этот раз марш-бросок длился около 20 километров. Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Дурь и экстрим

Будильник поднимает меня в 5 утра. Быстро собираю вещи: фотоаппарат, диктофон, записная книжка, камуфляжный плащ. Полуторалитровая бутылка воды (Ярцев говорил: «Бери больше. Наши по три литра за маршрут выпивают»). Крем-растяжитель для обуви: вдруг спортивные ботинки будут тереть. Вторые носки на случай, если промокну. «Сухпаёк» - сыр, помидор и огурец (Ярцев советовал взять крекеры и консервы). Ещё он говорил: «Не забудь навигатор, чтоб выбраться, когда отстанешь и заблудишься».

Семь утра. Шесть журналистов - Алексей Фокин, Алексей Туманов, Андрей Дремизов, Алексей Присухин, Сергей Стариков и я - собираемся на базе ОМОНа.

Сергей Тикунов. Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

- Мы райотделы, администрацию заранее предупреждаем об учениях, чтобы народ не волновался, - говорит замкомандира по работе с личным составом Сергей Тикунов. - Меня всё интересует, что вас-то сподвигнуло?

- Дурь! - отвечает Дремизов.

- Наше рядовое событие с вами превращается…

- В экстрим? Это для вас банально, а для нас приключение, - подхватывает Фокин.

- А вы добровольно или вам тоже приказали?

- Добровольно, но некоторым сказали: надо, - смеются парни.

- Ещё должны были два корреспондента пойти, - говорит Ярцев. – Но в последнюю минуту отказались, уверив, что они пока в своём уме.

Всё снаряжение спецназовца весит немало. Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Ну а мы, безумные, спускаемся на плац, где поднятые по тревоге в половине пятого утра бойцы получают задание. Они уже проверили свои автоматы Калашникова, «тревожные чемоданы» с ложкой, миской, ножом, продуктами питания на сутки, комплектами нижнего белья, компасом, тетрадями, картой Тульской области, конвертами, ручками, паспортом. И узнали о проведении марш-броска.

Задание собственно ясное: три группы, к которым будем прикреплены мы, вывезут в разные районы на расстояние 20 километров и забросят лес, не удосужившись сообщить даже ближайший населённый пункт. Наша задача - выйти в нужное время в нужное место на Косой Горе, куда приедет руководитель регионального УМВД генерал-майор Сергей Галкин.

Правила движения: впереди группа разведки, за ней основная группа, потом мы, за нами два бойца, расстояние между каждым метра три Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Мы с Серёжей Стариковым оказываемся в отряде из восьми человек. «Фамилию, звание называть не буду. Саша меня зовут, - представляется старший группы и «успокаивает»: «Нам приказано к 16 часам принести всех из леса».

В зарешеченных окнах «Урала» пролетают дома, леса. Бойцы гадают: «Кажется, нас везут в Щёкинский район. Или всё же в Ленинский?»

Машина останавливается и, едва мы из неё выпрыгиваем, уезжает. Заходим в лес. Мама дорогая! Почти непроходимая чаща. А комарья! Ну конечно, ни я, ни Стариков не подумали о них. Но Саша уже орудует баллончиком со средством от носатых, пуская его по кругу.

- А зачем вы надеваете капюшоны? - удивляется Стариков.

- Так в нашей области превышен порог по клещам, а они переносят энцефалит.

Надо видеть, с какой скоростью Серёга натягивает на себя капюшон куртки.

Сергей Стариков. Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Нам объясняют правила движения: впереди группа разведки, за ней основная группа, потом мы, за нами два бойца, расстояние между каждым метра три. Условные знаки: поднятая рука - стоим, кулак - внимание. Знаков много, в том числе - террористы, вооружённые террористы, заложники.

Но бойцы давно знакомы, понимают друг друга без слов.

Нас предупреждают, что в пути могут попасться растяжки, а так же встретиться диверсионные группы.

Мы лезем в чащу. Через несколько метров она превращается в болотце. Прыгаем с кочки на кочку. Кочки кончаются. Ноги проваливаются в болотистую жижу. В ботинках хлюпает…

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Мужчины неприметно наблюдают за моей реакцией.

Но я догадывалась, что не по аллее Центрального парка пойдём…

Перелезаю через высоко лежащий ствол дерева, через другой. Третий хочу взять показательно изящно. Перепрыгиваю… нога скользит по маслянистой грязи…

Стариков оглядывается: «У тебя всё нормально?». Да, если не считать, что прыжок не удался. Зато шмякнулась и встала убедительно. Жаль, синяк будет. Хотя, собственно, им тоже можно гордиться.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

А зори здесь тихие

Идём тихо-тихо. Но веточки потрескивают, чаще всего под Серёжкиными и моими ногами. Страсть как хочется поговорить, но в рейде соблюдаются радиомолчание и тишина.

Через час выходим на простор, но обрадоваться не успеваем. Территория - на мой взгляд, километровая - завалена высохшими листьями, как попало сваленными стволами.

Кто-то очень «умело» тут похозяйничал. И вот теперь нам через эти горы мокрых скользких веток, прутьев, стволов и пней надо пробраться.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Скачем зайцами, пытаясь удержать равновесие. Добираемся до другого края опушки. Десять минут передышки и вперёд. Трава выше плеч. Подпрыгиваю, чтобы не терять из виду бойцов, чешущих по болотам, чащам, полям, словно БМП или танк Т-90.

Нас ждёт награда - «прогулка» по берёзовой роще. Господи, до чего же хороша наша природа! А как птицы ранним утром поют! Но люди в форме в этой красоте вызывают в памяти фильм «А зори здесь тихие». И кажется, сейчас у речушки, сверкающей вдали, зазвучит голос Женьки Комельковой: «Рая, Вера, идите купаться! Ра-асцвета-а-али яблони и груши…»

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Где-то стучит по рельсам поезд, вдали кричит петух. Ещё полчаса, и мы «проваливаемся» в глубокий овраг. Что спускаться, что подниматься - мучение. Земля плывёт под ногами расплавленным пластилином, и кажется: секунда-другая - и лететь тебе в овражьи тартарары.

Смотрю, как взбираются ребята: словно взлетают, выталкивая себя вверх. Пытаюсь делать так же. Земля не успевает поиграть ногами, и я уже наверху. Ну просто Мюнхгаузен, вытаскивающий себя за косичку. Ощущения настолько удивительные, что хочется повторения.

Добираемся до железной дороги. Взмах командирской руки, переданный идущими впереди меня бойцами, - и мы уже крадёмся к «железке» почти ползком по траве. И… первый пошёл. Боец чуть ли не перелетает рельсы и шпалы, взбираясь на железнодорожную насыпь, растворяется в траве. Ещё секунда - и разведчик взмахивает рукой. Мы, согнувшись в три погибели, перебегаем через «железку» и затаиваемся в траве. Каждый со своей техникой: ребята с автоматами наготове, мы с фотоаппаратами. В десятке метров - частные дома, лающие собаки. Уходим в лес.

- Сколько прошли? - спрашиваю почти беззвучно.

- Да всего километра четыре …

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Випы, стройся!

Следующий привал - более длительный. Выбранное для него место - красоты необыкновенной. Кто-то говорит: «О, да это Простоквашино! Как в реальности называется деревенька, не знаю, но там установили такую табличку».

Через поле кажется, что именно так и должно выглядеть мультяшное Простоквашино. Легкие облака, яркие крыши уютных домов, пышные сады, пропитанные солнцем. Мир, покой и благодать.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Парни снимают куртки, обувь, чтобы немного просушить. Я выбираюсь из плаща и вдруг осознаю, что во время всего похода ни разу не вспомнила о помаде и расческе. Быстро навожу красоту, и мы все дружно начинаем разговаривать. Кто о чём.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Стариков - о своей службе в армии и о том, что он лучший корреспондент в теме происшествий. Ребята - о современных и несовременных компасах. Показывают компас Андрианова, который используется для корректировки артиллерийского огня. У него есть зеркальце и смотровая щель для более точного определения градусной шкалы. Короче, вещь ценная в полевых условиях.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Не менее ценная штучка - спичка, горящая в дождь.

После словесной разминки начинается «курс молодого бойца».

- Расскажу вам, как ходить, чтобы ветки под ногами меньше трещали, - деликатно запускает камешек в наш журналистский огород Саша, старательно не глядя на нас. - Идти вперед надо, ступая с пятки на носок, а назад - перекатываясь с носка на пятку. Так и тише будет, и ноги целее.

Далее короткая лекция о правилах пересечении «железки» и автомобильных дорог.

Нас с Серёгой интересует, сколько может длиться среднестатистический марш-бросок.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

- Обыкновенно это неделя в полях, - рассказывает наш командир. - Группа должна прийти на условную точку, где начинается учебный процесс. До точки она идёт 40 - 50 км. Это расстояние за день покрыть нереально: лесной массив, складки местности, пересечёнка, опять же засады, отработка различных тактических элементов. Потом она приходит в точку сбора. Отрабатывается забазирование, выставление боевого охранения, обустройство лагеря - либо палаток, либо укрытий. Утром снова в поход. Отряд прибывает в заданную точку, участвует в стрельбах, проходит инженерную подготовку - горную, высотную.

- А сейчас мы что отрабатываем? - пытаю я.

- Сейчас марш подразделения отрабатывает доставку вип-клиентов с максимальным комфортом в максимально короткое время, - шутит Саша. - Иначе бы в настоящие болота шли…

Командир Саша на привале. Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Отважный наш народ

И вновь в поход. Теперь мы подбираемся к дорожной трассе. Водители делают круглые глаза. Одна из машин останавливается, уступая нам дорогу. На лице парня за рулём масса эмоций - от любопытства и уважения до - «лучше перебдеть, чем недобдеть».

Вежливые люди с автоматами кивают в знак благодарности и заходят в неопознанный нами населённый пункт.

Упоительно пахнет шиповником и чайными розами. На улицах и во дворах ни души, если не считать брехливых собак. И тут на пути появляется… Яснополянская школа. И голоса детей разносятся по округе. Жить становится веселее. Мы недалеко от Тулы.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Проходим Яснополянскую больницу, охранник которой наблюдает за нами. Его лицо слишком безучастно, чтобы предположить, что мы его не заинтересовали. Кажется, если есть у него «тревожная кнопка» под ногой, то сейчас он её старательно жмёт.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Группа выходит на ромашковое поле. Не отказываю себе в удовольствии погадать, но меня отвлекает звонок Ярцева:

- Ты уже вызвала такси? - участливо интересуется он.

Отвечаю трафаретным: «Не дождётесь».

- Я удивлен, до сих пор ни один журналист не сошёл с дистанции, - делится он. - А что на тебя произвело самое сильное впечатление?

Когда я рассказываю об этом вопросе наблюдательному Саше, тот мгновенно отвечает за меня: «Болото».

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Я аплодирую. И вдруг осознаю, как спокойно и уверенно с этими мужчинами. Но развить тему не успеваю. Обнаруживается, что за нами бежит человек с полицейским значком на груди.

- Ребята, а вы кто? - решительно вопрошает он.

- Учения у нас. Идём на встречу с генералом Галкиным, - объясняет Саша.

- Рабочие, пашущие сады и опиливающие деревья в Ясной Поляне переполошились: люди с автоматами ходят… А нас не предупредили, что вы здесь пойдёте…

- Да нас тоже, – смеётся наш старший и, чувствуя толику недоверия, показывает на меня: «Вот и «Аргументы и факты» с нами».

Наверное, в силу нелепости этого довода за чистоту наших помыслов полицейский успокаивается. В самом деле, разве такое можно придумать: журналисты с омоновцами марш-бросок совершают…

Едва мы прощаемся с отважным старшим сержантом Владимиром Мартыновым, Саша заявляет:

- Не понимаю, что хорошего в журналистской работе? Это ж никакого покоя.

Ничего себе! И от кого я это слышу!

Мы догоняем группу.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Парни вспоминают, как во время одного из марш-бросков из дома на окраине маленького села выскочил худосочный мужчина в трусах и давай орать: «Кто вам разрешил с автоматами ходить? У меня страус ногу из-за вас сломал! Они автоматов боятся».

- Какие умные страусы человеку попались. В автоматах разбираются, - смеются все.

- А ещё был случай. Мы вымотались на учениях. Выходим на асфальт, мимо проезжает автобус. Симпатичные такие девчонки нам улыбаются, машут. А нам не до них.

Через десять минут на лесной тропинке Яснополянских выселок нас обгоняет мужичок с тросточкой. Идёт, словно нас не видит. Я недоумеваю:

- А почему вы нас не боитесь?

- Да я и не таких видел, - обескураживает он и начинает возмущаться: - Вы только посмотрите, что в засеке делается. Раньше лесники занимались территорией. А теперь что здесь творится!

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

… И вот последний привал. После этого нас ожидает 1,5 км - и мы на точке сбора.

Времени ещё вагон. Саша так проложил маршрут из точки «высадки», что мы пришли намного раньше.

- Эх, было бы это соревнование, мы бы точно победили!

Не сомневаюсь. Равно как и в том, что такие же фразы услышат и мои коллеги в других группах.

Колокольчик - уже исчезающий вид в наших полях. Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Бойцы достают консервы, лаваши, Саша - пакет с курагой. «Будете? Нет? А шоколад?» - коварно спрашивает он. И увидев синий колокольчик, переключается: «Редкий, исчезающий цветок. В Красную книгу занесён».

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Серёга отправляется собирать букетик земляники. «Для дочки», - нежно говорит он.

Саша учит бойцов вязать надёжные узлы на все случаи жизни. Его пальцы, словно пальцы фокусника: два движения, и красивый и надёжный узел готов.

- Любой правильный узел красив, - убеждает он.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Все выбираются на полянку и морскими котиками вытягиваются на траве. Солнышко припекает, разговор становится ленивым, но по-прежнему интересным. О ситуации на Украине, о том, как один из бойцов накануне катался с дочуркой на железной дороге в Новомосковске. Другой с женой посмотрел захватывающий фильм «13 грехов». Третий готовится в поход по Калужской области. «Стараемся найти места, где народу поменьше. Работая всё время с людьми, хочется одиночества», - объясняют.

Они избегают профессиональных тем, рассказывают лишь как охраняют порядок на футбольном поле, на массовых мероприятиях на Куликовм поле. В Туле. Вспоминают походы на байдарках, восхождение в горы. И у каждого горы - свои.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Саша, кстати, отец троих детей, дважды поднимался на Эверест, а в пятигорском Бештау покорил все пять вершин за два часа.

- Это круто?

- Круто. Поверьте…

- Наверх поднимаешься, - рассказывают его коллеги, - там выступ такой есть, к скале прижимаешься отдохнуть. Вниз смотришь - Урал смутно угадывается. И думаешь: «А как же встать-то теперь?». И ходишь по стеночке.

- Раньше были специальные учебные центры, в которых учили действовать в горах, - вспоминает старший. - Пятигорский закрыли. Преподаватели - кто куда. Кто на вольные хлеба ушёл, кто в Кабардино-Балкарии работает.

Вдруг спрашивает меня: «Носки вам дать сухие?»

Но у меня, как в песне Высоцкого, всё своё.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

По машинам!

Наш поход заканчивается через 5 минут. Мы прячемся в кустах, откуда отлично просматривается поляна с генералом. Саша устремляется к нему, дав нам команду не высовываться.

Взмах руки с условленным сигналом - и мы бежим на импровизированный плац, выстраиваемся в два ряда и замираем.

Телекамеры, коллеги из других изданий, приехавшие запечатлеть наш выход из лесов…

Участников марш-броска встречает генрал-майор Сергей Галкин. Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Генерал-майор Сергей Галкин вручает нам шестерым награды - майки со словом «Спецназ» во всю спину. (Забегая вперёд скажу, что я буду гордо рассекать в этой майке по дому. А добрые, но завистливые друзья дадут мне прозвище - «пецназе комнатный»). Но пока я об этом не знаю. И смотрю на главного полицейского региона, которому, очевидно, нравится эта классная затея - отправить нас в леса и в поля вместе с его ребятами. Он улыбается открыто и счастливо.

А я бегу назад, к своим. С розами и поцелуем генерала.

Цветы для единственной женщине в марш-броске. Фото: ГУ МВД по Тульской области / Андрей ЯРЦЕВ

- Поздравляем, - тихонько говорит Саша. И ребята тепло вторят ему.

И мы отчего-то знаем, что обязательно ещё встретимся.

А через несколько минут Андрей Ярцев сообщает:

- Возможно, мы зимой пригласим СМИ на учения. Поедешь? Хотя да - ты ж сумасшедшая.

Андрей Ярцев Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Меня обступают журналисты, и я, в эйфории приключения, спешу рассказать им всё-всё-всё.

«По машинам!» - звучит команда. И становится очень грустно. Оглядываюсь, ищу их в толпе полицейских, машу рукой, но ребята уже не видят, они садятся в «Урал». Завтра их ждёт обычная работа. Как сегодня. Как всегда. Тренировки, марш-броски, стрельбы, в любой момент, включая отпуск, подъёмы по тревоге, охрана массовых мероприятий, спасение людей, освобождение заложников и командировки в «горячие» точки.

Олеся Степанова, «Журналистский спецназ»

P.S.:

На следующий день я купила утеплённые берцы, термобельё и зимний камуфляж J

А в пятницу еду на стрельбища.

Марш-бросок: журналисты и омоновцы прошли 20 километров | Фотогалерея

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество