aif.ru counter
24

Наша с тобой биография

Читатели «АиФ в Туле» активно откликнулись на призыв нашей редакции создать «Музей 90х». Но, предлагают сделать это не в выставочном зале, а на страницах любимой газеты. Говорят, историю ярких и лихих девяностых невозможно уместить даже в самый замечательный павильон.

Сегодня мы начинаем серию публикаций воспоминаний наших земляков о том, как это было.

Девяностые - время, когда состояния появлялись из воздуха и так же легко могли раствориться в нём. Время кровавых разборок, неопределённости, повальной безработицы, всеобщего безденежья. Время переоценки ценностей, ломки стереотипов, волнующих перемен. Вспоминаю своё мироощущение в те годы.


1990 г.

После окончания института по большому блату устроена уборщицей на «Тулачермет». Работу найти очень трудно, и мне, можно сказать, повезло: убираю небольшой буфетик завода. Иногда в него привозят дефицитную колбасу. Моя кошка и все приходящие к буфету животные горя не знают. Жуткий дефицит всего. Косметику, обувь и одежду можно купить только у спекулянтов. Ни есть, ни пить, копить несколько месяцев.

Подруга с малышом целыми днями ходят по магазинам в поисках продуктов. Ей с ребёнком иногда удаётся купить дефицит без очереди. В магазинах тучные продавцы ненавидят покупателей с собаками. «Самим есть нечего, шавок развели».


1991 г.

В начале года правительством издан приказ об обмене в трёхдневный срок 50 и 100 рублёвых купюр. Соседка не успевает поменять 50 рублей и в отчаянии шлёт телеграмму Хасбулатову (Председателю Верховного Совета России). Деньги ей обменивают мгновенно.

Утро 19 августа. Мама ходит по квартире и причитает: «Ну всё, всё кончено. Теперь все по лагерям». Я уже политически подкована, «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына и статьи в «Огоньке» сделали из меня ярую антикоммунистку. ГКЧП звучит устрашающе. Всю ночь провожу возле «белого дома» в Туле с такими же несогласными. Когда всё заканчивается, невозможно горжусь своими соотечественниками, отстоявшими свободу и скорблю по погибшим мальчикам, защищавшим «Белый дом» в Москве.

В октябре убит наш земляк певец Игорь Тальков.

Тёмными ноябрьскими вечерами центральное телевидение транслирует пробные серии мексиканского сериала «Богатые тоже плачут». Фильм имеет ошеломляющий успех.

В декабре распадается Советский Союз, но потерю Талькова переживаю острее.


1992 г.

Тотальный дефицит продуктов. Макароны, сахар и водка - по талонам. Отстояв на морозе многочасовую очередь за водкой, с соседкой складываем добычу в большую сумку. Водка, конвертируемая валюта, ни в какое сравнение с нынешними долларами и евро

не идёт. Её можно продать или обменять на продукты. Хохочем дорогой так, что падаем вместе с «ридикюлем» и теряем треть валютного запаса.

Всем раздают ваучеры, мы с мамой меняем свои на мешок сахара и картину в рамке, стилизованной под барокко. Муж по совету известного телевизионного диктора приватизационный чек вкладывает в предприятие. По телевизору давали в то время много советов, особенно старался Лёня Голубков, хвастаясь сапогами своей супруги и призывая немедленно вложить деньги в МММ. Лишних денег для Лёни Голубкова у меня не было и от финансовой пирамиды я не пострадала, картина до сих пор радует глаз, а муж всё ещё ждёт дивидендов.

По РТР начинается показ «Санта Барбары», ставшей классикой и нарицательным определением сложных запутанных отношений.

В Тулу приезжают представители церкви адвентистов седьмого дня, их проповедь звучит свободно, и люди получают доступ к Библии.


1993 г.

Парламентский дворец атакован и расстрелян. Люди, не привыкшие, что в центре Москвы могут палить из пушек по правительственным учреждениям, приходят посмотреть. Среди мирного населения есть жертвы. Я, окончательно запутавшись, где свои, где чужие, ухожу из «большой» политики и телевизор не смотрю.


1994 г.

Три близкие подруги уезжают на ПМЖ за границу. Я с годовалой дочерью наслаждаюсь просмотром первого молодёжного сериала «Элен и ребята». Закадровый смех сначала бесит, потом привыкаю. Безработица и безденежье продолжаются.

Началась война в Чечне. Новости по телевизору - одна страшнее другой. Девушки, которым сейчас тридцать пять, так и остались без мужей: их убили 18-летними мальчишками.


1995 г.

В марте убит журналист Владислав Листьев, его друзья обещают, что убийца будет пойман и наказан. Не пойман и не наказан.

Летом перестают платить пенсии старикам и зарплаты военным. Правительство в пьяном угаре делит страну. Люди проклинают Ельцина. Бабушки от голода выбрасываются из окон, офицеры стреляются. Мы живём без денег: муж - офицер, мама - пенсионер, я безработная, «детские» задерживают уже на год. Нам опять сказочное везение: знакомая попроси ла приглядеть за дачей, садовый участок - Эдем, спустившийся с небес. Груши, яблоки, сливы всех сортов, малина и даже дивная ягода - ирга. Трёхлетняя дочь - малюсенькая и худющая - ходит к бабушке-соседке доить корову. Умилённая старушка всегда даёт ей с собой гостинчик: мешок огурцов, десяток яиц. Дочка кормилица однажды пришла очень озабоченная. Бабушка презентовала трёхлитровую банку молока, а

она не может её донести. Ночами после службы муж таксует, на заработанные деньги покупаем крупы и подсолнечное масло.

В Будёновске боевики захватили заложников и согнали в местную больницу. Кадры, где беременные женщины убегают под градом пуль, сводят с ума. Как такое может быть? Появляется ощущение нереальности и хочется скорее проснуться.


1996 г.

Подруга-эмигрантка присылает из Америки огромную посылку. Мы, напуганные преступностью, после звонка курьера собираем целую группу поддержки из соседей. Неизвестно, кто привезёт американский подарок, настоящий курьер или бандит. Толпой встречаем перепуганного не меньше парнишку с большим ящиком. В посылке одежда для всей семьи и еда: сухофрукты, каши, хлопья, шоколад, сухое молоко, арахисовое масло и мечта дочери - много-много жвачек. Когда яства заканчиваются, дочь ведёт меня к торговой палатке, посмотреть на шоколад.

Я наконец устроилась по специальности, получила первую зарплату и почти всю трачу на пирожные. Гулять, так гулять! Пирожные разочаровали, в советское время были вкуснее.


1997 г.

По-прежнему модно задерживать зарплату. По всей стране - массовые акции протеста, люди устраивают забастовки и голодовки, перекрывают движение. Правительство молчит, им не до нас, ещё не всё поделили. Мужу задолжали 2000 долларов, когда наконец отдадут, они уже превратятся в 200.


1998 г.

В апреле назначен новый Председатель Правительства Российской Федерации Сергей Кириенко, прозванный в народе киндер-сюрпризом за дефолт, объявленный в его правление. Те, у кого были на руках доллары, разбогатели несказанно. Все остальные по-прежнему оказались в… своей стране.

По телевидению идёт показ сериала «Улицы разбитых фонарей». На экране негеройского вида парни честно делают свою работу и заслуживают любовь миллионов зрителей.


1999 г.

Начались взрывы жилых домов. В народе паника. Каждый человек с мешком сахара вызывает подозрение и проверяется сотрудниками милиции. Граждане создают патрули и дежурят возле своих домов ночью. В квартирах оставаться страшно, зато можно спокойно ходить по улице, везде люди. Каждую ночь, собрав в корзинку кошку с котятами, только появившимися на свет, уезжаем к родственнице в частный дом: маленькие здания не трогают и есть надежда дожить до утра.

Все мы, пережившие 90-е, вырастившие детей, не бросившие стариков, не отказавшиеся от больной собаки, приютившие голодного котёнка, достойны награды или хотя бы нормальной жизни. Вы так не думаете?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество