aif.ru counter
260

В «розовой вате». Как в Туле удивляют юного зрителя

"Общество потребителей уже повергает в ужас". © / Из личного архива

Закончился Год литературы, начался Год кино, а театр до сих пор в нашей стране обходят стороной. Хорошо это или плохо, рассуждает руководитель Тульского театра юного зрителя Владимир Шинкарев.

Фото: Из личного архива

Владимир Шинкарев, руководитель ТЮЗа: - Аббревиатура «ТЮЗ» остаётся до сих пор чем-то ругательным.

Ходить в ТЮЗ считается непрестижным. Те же, кто всё-таки до нас доходит, зачастую приятно удивляются.

Однако у нас есть и «постоянные» зрители, которые платят деньги за билет и приходят только ради того, чтобы сказать, как всё было плохо. В цирк такие обычно идут,  чтобы не пропустить падение акробата.

Растим потребителей

Антонина Поздянкова, корреспондент газеты  «АиФ в Туле»: -  Владимир Степанович, чем сегодня можно удивить юного зрителя?

-  Чем и всегда  -  искренностью, простотой, добротой, любовью и обязательно победой добра над злом. В наших спектаклях всегда хороший финал.

Вообще понятие «юный» для меня  -  это от 7  до 70. Потому что это история не для паспортных данных, а для души.

У нас работает актриса, которой уже за 90,  -  Зинаида Васильевна Леонтьева.

Она у нас самая юная, человек с удивительным чувством юмора и философским подходом к жизни.

Зинаида Леонтьева
Зинаида Леонтьева Фото: Из личного архива

-  Зинаида Леонтьева всегда была украшениям театра. И я знаю людей, которые и сегодня приходят на нее посмотреть  -  кто-то вспомнить собственную молодость, кто-то зарядиться её лёгкой, яркой энергией. Вы часто ставите экспериментальные постановки. Всегда ли удаются эксперименты?

-  Смотря  что считать удачей. Не все спектакли «заходят» всем зрителям, но ставить их надо. Есть спектакль «Марьино поле»  -  это не для всех. Там душа обязана трудиться, как у Заболоцкого. Даже лексика, употребляемая в этой пьесе,  -  не для сознания и ушей детей. 

Ещё одним экспериментом и, на мой взгляд, удачным, стал новогодний спектакль  -  небольшое путешествие с приключениями. Оно оказалось близко публике любых возрастов.

-  Для вас взрослые всегда остаются детьми?

-  Если у них это получается в нынешнее время, это хорошо. Хотя сейчас дети совсем другие. Это отличный мир. Смотрю   на своих студентов и понимаю, что мы разные, потому что живём в разных мирах. Я не только из прошлого века, я просто сейчас многого  не понимаю. Мы активно и успешно взращиваем общество потребителей. Это уже даёт свои плоды, а в итоге приведёт к трагедии.

Чтобы как-то её предотвратить, надо перестать производить всеми силами «розовую вату», кутать в неё своих детей. Вместо этого, может, стоит отпускать  их в плавание  -  в надежде, что они научатся плавать и будут сами что-то производить. Но нет, мы их опекаем до глубокой старости, в результате человек, мало что создавший, вдруг мнит, что ему все должны. Почему? Непонятно. Но он в это свято и незыблемо верит.

Фото: АиФ-Тула/ Варвара Тимохина

Подозреваю, что, даже если это прививают не родители, то общество всё равно выведет на эту дорогу.  С ужасом открываю для себя современный мир, и нынешнее общество потребителей повергает меня в бессилие.

Вынужденная  халтура

-  Кстати, о бессилии… А можно ли прожить в нынешнем мире на зарплату актёра?

-  Базовая ставка  актёра - 6 344 рубля. Плюс 50% -  губернаторская надбавка, которую в своё время учредил Василий Стародубцев. Спасибо, что никто из его последователей её не отменил.

От нас требуют, чтобы мы эту зарплату повышали. Деньги, заработанные на спектаклях, мы выплачиваем в качестве премий актёрам, но ведь ещё есть нужды тетра. Либо мы вообще не тратимся на постановки и всё спускаем на зарплаты, но тогда ничего не создаём, либо наши актёры при любом раскладе не получают больше 25, вне зависимости от стажа.

Поэтому молодые актёры часто живут за счёт так называемых  халтур, оплачиваемых гораздо выше.

-  Актёры становятся шоуменами, между тем  как певцы и ведущие идут сниматься в кино. Получается, актёрское образование совсем не нужно?

-  У нас ещё есть театральная школа, есть педагоги, которые могут научить профессии, могут дать основы, но всё чаще педагогами становятся люди, у которых нет на это никакого права, образования, опыта. Просто они нахальнее и нахрапистей или являются чьими-то протеже.

Актёрам живётся несладко. Вот почему в Туле снимается большое количество фильмов? Да потому, что рабочая сила тут дешевле, потому что можно вызывать актёров и продержать их сутки на морозе за 500 рублей. Это преступление против  них.

Фото: АиФ-Тула/ Варвара Тимохина

- А как у актёров с жильём?

- В этом году нам выделили три квартиры. Многое для того, чтобы их получить сделала наш директор. Квартиры эти служебные, там будут жить наши актёры. Это большая удача, ведь последний раз мы получали квартиры лет 15 назад. В области нашлись средства, чтобы и у наших актёров  появилось жильё, это не может не радовать.

Искренность подкупает

-  Режиссёры постоянно говорят о сверхзадаче каждого спектакля, а какая сверхзадача у сказок?

-  Она для всех сказок одна  -  твори добро. Да, Дед Мороз существует, но, чтобы получить подарок, самому  надо  стать для кого-то Дедом Морозом. Как говорят, дарить подарки порой приятнее, чем их получать, по крайней мере, так было в прошлом веке.

-  Как изменился ваш зритель?

-  Ни малыши, ни подростки, ни взрослые не меняются, потому что как только со сцены звучит что-то искреннее, забываются все новомодные штучки.

Мне всегда хочется, чтобы спектакль был интересен не только ребёнку, но и его маме, папе, бабушке, чтобы они могли ему объяснить то, что он не поймёт.  

Вот жаловалась одна зрительница, что в постановке герой даёт пинок другому персонажу.  И  что  тут такого? Кого она растит из внучки? Вот она, эта вата, из которой ребёнок никогда не сможет выбраться. Неужели она выйдет на улицу и не увидит там пинков…  Там  мир с бабочками и феями её ждёт?

Фото: АиФ-Тула/ Варвара Тимохина

-  Но на улицах сейчас и детей нет. Они всё больше дома,  за компьютерами…

-  Мы перестали разговаривать со своими детьми. Функция театра поэтому очень важна, особенно детского:  мы общаемся с ними со сцены. Даже когда они шумят, не всегда это значит, что им неинтересно, они могут обсуждать только что увиденное. И это хорошо.

А знаете, как ведут себя многие учителя? Они сидят весь спектакль в буфете. Я понимаю, что они устали, что они на нервах, но вы же педагог, вы же сами выбрали эту профессию. Во-первых, они показывают, что им спектакль неинтересен, а ведь к походу в театр надо готовить, особенно детей. Рассказать ребёнку о постановке, о том, что такое театр, о том, как себя вести.

Фото: Из личного архива

Многие, не дожидаясь конца спектакля, убегают быстрее в раздевалку очередь занимать, но ведь это неправильно. Куда  они так спешат? Актёры играли для зрителей целый спектакль, выкладывались и старались.

Бояться можно

-  Не первое десятилетие люди смотрят кровавые телевизионные  сериалы. Казалось бы,  зачем это снимать? Покажи что-нибудь прекрасное, доброе, вечное.

-  Наверное, что-то особенное витает в воздухе, и творческие люди это ловят.

Хотя если разбирать детские сказки, то в них тоже достаточно ужастиков  -  отравленные яблоки, Белоснежка в гробу, вспоротый волк, не говоря уже о народных сказках, собранных братьями Гримм. Но отмечу, что дети, как собственно и взрослые, любят бояться.

Актёрам же надо чем-то увлекать.

-  Вы стараетесь не использовать в речи «иностранные словечки»…

-  Русский язык самодостаточен. Он сочный, объёмный, синонимов в нём предостаточно. К чему ж иностранщина?  

 Но у нас всё больше и больше появляется Эллочек-людоедок.

Лучший язык, на мой взгляд, у Островского. Он мягкий, объёмный, круглый.  Недавно видел спектакль  по пьесе Островского, где герои говорили современным языком. Это ужасно. Ещё страшнее становится от того, что на такие спектакли водят школьников. Ну зачем рушить красивое, чтобы создать что-то грубое и пошлое?

Конечно, наверное, стоило бы трубить, но я не революционер по натуре.

Возможно, наши спектакли кажутся кому-то примитивными, но у каждого театра должна быть своя ниша. И мы несём пользу  и получаем отклик. Пишут, что после спектакля прочли «Молодую гвардию», «Грозу», а значит, мы не зря это поставили.

-  Театр делает зрителя или зритель делает театр?

-  На одной из пресс-конференций руководитель известного театра говорил, что мы не должны думать о зрителях, а должны нести свою концепцию. Но как  же  так  -   не думать о зрителях?

Если мой зритель не расположен к пьесам Беккета, так зачем я буду ставить Беккета  -   ради  своего творческого самолюбия? А вот «Марьино поле» я поставлю, потому что при всех его сложностях восприятия, этот спектакль цепляет.

- Спектакль «Марьино поле» имеет возрастные ограничения. Вы сами признавались, что этот спектакль не для всех…И всё же он был отмечен не только в нашем регионе…

Фото: Из личного архива

- В прошлом году Тульский областной театр юного зрителя со спектаклем «Марьино Поле» стал победителем в номинации «За лучший актерский ансамбль». Мы получили диплом лауреата конкурса «Чехов. Ялта». После нашего выступления одна  из членов жюри подошла к нам и призналась, что отдала бы нам гран-при прямо сейчас. Такая высокая оценка, безусловно, не может не тешить режиссёра и актёров.

Быт актёру не помеха

-  Есть расхожее мнение, что актёры, как никто другой, подвержены алкоголизму…

-  Актёры пьют, но вряд ли больше, чем представители остальных профессий. Просто актёры на виду. Любовь к алкоголю нельзя назвать отличительной чертой артистов.

Их отличительная черта  -  чрезмерная возбудимость, подвижная психика, ибо иначе актёром не стать. Актёр  -  обязательно ненормальный, ну кто в здравом состоянии будет выворачивать себя наизнанку? А они это делают каждый вечер перед зрителем.

- А много ли импровизации на сцене во время репетиций?

- Вы не поверите, но импровизируют актёры всегда. Вот был у нас случай с Зинаидой Васильевной. Стоим в гримёрке, обсуждаем роль, м вот она мне говорит: «А давайте, Владимир Степанович, я на сцене подойду к вам и скажу, что в 90 лет я уже созрела для роли Красной Шапочки». Я отвечаю, что мол, давайте разбираться. Всё это происходит довольно громко, после чего выяснилось, что актёры решили. Будто мы ругаемся и выясняем что-то. Смеялись мы с Зинаидой Васильевной долго, она была польщена.

Кстати, не могу не отметить, что она продолжает играть и в наших новых постановках. В новой пьесе «Горе от ума» Зинаида Васильевна будет играть роль барыни.

Фото: АиФ-Тула/ Варвара Тимохина

 

-  В последние снежные недели бытовые проблемы, наверное, сильно потрепали психику актёров?

-  Мы никому не нужны. Всё делаем сами, своими силами и на свои средства.

Площадь возле театра долгое время находилась в рытвинах и ямах, долгими разговорами и обращениями  мы добились, чтоб  хотя бы асфальт положили.

Как говорится, спасение утопающих  -  дело рук самих утопающих. Обращались мы много раз по поводу ремонтов фасада, который должно разрешить региональное правительство. Сами ставили себе ограждение и его красили, добились того, чтобы  у нас убрали транспортную остановку, оказавшуюся у дверей в театр.

Нам, правда, помогли сделать проектную заявку на входную группу. Проект получился красивый. Задумок много, хочется сделать территорию возле ТЮЗа более театральной. Поставить, например, у входа часы. Чтобы здесь могли назначать встречи влюблённые. У  меня теплится надежда, что когда-нибудь у нас появится возможность установить скульптуру опаздывающему юному зрителю с билетом в руке. Ещё одна мечта  -  летний театр. Но  боюсь, что всё это  по Некрасову: «… жить в эту пору прекрасную…»

 

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество