aif.ru counter
844

Священник Виктор Матвеев об исповеди киллера и людских грехах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-Тула 03/07/2013

Тула, 9 июля, АиФ-Тула. «АиФ в Туле»: - Вы довольно поздно стали священнослужителем. Что было до принятия сана?

В. М. : - Священником я стал, когда мне было уже за сорок. А до этого было обычное советское детство, служба в армии и работа на заводе. Родился я в Москве - там учились и работали мои родители. Когда мне было три года, семья перебралась в Тулу. Жил я в доме по улице Мосина-такой, знаете ли, «мосинский пацан». В начале 60-х эта улица была особенной, как маленькая республика - со своими законами,устоями и  правилами. Там все друг друга знали, дворовая ребятня с утра до вечера пропадала на улице.

Помню,как раз в то время начали возвращать из эвакуации заводы, и люби мым развлечением у пацанов было кататься на огромных платформах, на которых перевозили станки. Не могу сказать, что я воспитывался на улице, - конечно, родители были заняты и уделяли нам не очень много времени, но всегда находился кто-то, кто накормит, напоит, поможет сделать уроки- бабушки, тёти,соседи, знакомые, соседи знакомых.Такая была своеобразная взаимовыручка - приглядывать за чужими детьми,пока родители на работе.Окончил восьмилетку, потом техническое училище. Отслужил два года войсках ПВО, демобилизовался, устроился в тульское опытно-конструкторское бюро автоматики и,отработав там 24 года, прошёл путь от ученика фрезеровщика до заместителя директора предприятия.

«АиФ в Туле»: - И тем не менее вы в одночасье, бросив всё, решили посвятить себя церкви?

В. М. : - Я шёл к этому достаточно долго. Беседовал со священниками, ходил в церковь. Всё изменила поездка в Троице-Сергиеву лавру. Там я впервые в жизни принёс покаяние. Рассказал батюшке обо всём, ничего не тая и не приукрашивая. И внезапно осознал всю искренность, всю полноту своей исповеди - случился, как говорят психологи, когнитивный диссонанс. Я понял, что хочу знать о церкви, о православии как можно больше. Начал ездить по святым местам, читать книги. Окончательно «переломило» меня посещение Оптиной пустыни. В то время я носил бороду, и иеромонах принял меня за священника. Ответил, что я не священник, на что он уверенно заявил: «Ты им будешь». И в тот самый момент я окончательно решил принять сан.

«АиФ в Туле»: - Как к этому отнеслась ваша семья?

В. М. : - На несколько минут у моих домашних буквально отнялся язык. Их можно понять-сорокалетний мужик бросает престижную работу, хорошую зарплату. Позади - почти четверть века трудового стажа, впереди-пустота. Мама очень переживала. Мой сын, который в то время учился в университете, тоже очень удивился. А сейчас он, не проработав по полученной специальности ни одного дня, окончил духовную семинарию и тоже стал священником - помогает мне восстанавливать храм.

Все равны

«АиФ в Туле»: - Вы несколько раз ездили вЧечню. Как вы стали военным священником?

В. М. : - Промысел Божий. Я был настоятелем Троицкого храма в селе Супонь, что в Узловском районе. Сидим мы с семьёй дома, пьём чай. Вдруг вбегает женщина, кричит: «Батюшка, там мальчишку ограбили! Сорвали крест, отобрали велосипед, деньги, избили…» Выбегаю на улицу. Вижу- по полю идут пятеро крепких парней с велосипедом. Я их догнал и задержал. Не без труда, конечно, но мне это удалось - сказалась армейская выучка. Об этом случае написали в местной газете. На следующий день меня вызывает владыка и говорит: «Раз ты такой воинственный - быть тебе военным священником!». С тех пор я пять раз ездил в Чечню и ни капли не пожалел об этом.

«АиФ в Туле»: - Военный и священник - несколько противоречивые понятия…

В. М. : - Нашим ребятам там очень тяжело - и физически, и морально. Поэтому я старался всеми силами помочь им -поговорить с ними, выслушать. Кто-то хочет исповедаться, кто-то просто выговориться, кто-то спрашивает про погоду. И я понимаю, что для них это важно. Я не читал им проповеди, ничего не пропагандировал, я по-человечески с ними разговаривал. Говорил об их нелёгкой работе, о любви к своим близким, о защите Родины. В чужом краю, где тебя каждый день подстерегает опасность, простое человеческое участие зачастую важнее всего.

«АиФ в Туле»: - Если вам сейчас предложат посетить очередную «горячую точку», поедете?

В. М. : - Нет. И тому есть две причины. Во-первых, находясь там, я подвергаю наших бойцов серьёзной опасности. Для боевиков православный священник - практически цель номер один. Мы же приезжаем туда поднимать боевой дух, а боевикам, как вы понимаете, это совсем не нужно - увидев человека в рясе, они запросто могут обстрелять колонну. Я не имею морального права подвергать людей опасности. А во-вторых, с возрастом такие «подвиги» даются мне всё тяжелее. Здоровье уже не то.

«АиФ в Туле»: - Во время поездок в Чечню вам наверняка приходилось общаться с мусульманами. Конфликтов не возникало?

В. М. : - В наших войсках действительно служит очень много мусульман. И когда я приезжал в Чечню, вопросов вроде: «Почему к нам приехал православный священник, а не мулла?», ни у кого не возникало.Все они служат одному делу-защищают своё Отечество. И религиозная принадлежность тут не играет абсолютно никакой роли. И ислам, и христианство учат помогать слабым, любить своих близких, уважать родителей, защищать свою Родину. Так почему должны быть какие-то конфликты?

Засилье бескультурия

«АиФ в Туле»: - Сейчас много говорят о религиозном воспитании в школах. Как вы считаете, это необходимо?

В. М. : - Безусловно. Засилье бескультурия, насилия, хамства и порнографии на современном телевидении перешло все мыслимые пределы. Дети не знают элементарных вещей-своей истории, своего языка, каких-то моральных устоев и правил. Почему? Да потому что у нас в школах не учат тому, как нормально жить и общаться. Основная цель-сдать ЕГЭ и поступить в институт, а что потом будет с человеком, никого не интересует. О религии я вообще молчу-о ней никто и думать не хочет.

Мы стали забывать, что раньше вся наша страна, вся наша государственность, жизнь нашего народа строилась на православии. Не вижу ничего плохого в том, чтобы вернуть эту основу в нашу жизнь, сказать о ней нашим детям. Когда я учился в школе, мне рассказывали про французскую революцию, про Кромвеля, про философов эпохи Возрождения. Но почему мне не говорили про Карамзина или Соловьёва? Почему не преподавали «Историю государства Российского»? Это же была история нашей страны, нашей Родины! Вот этому надо было учить! И я считаю, что современная российская молодёжь как никто другой нуждается в православной культуре и надлежащем воспитании.

«АиФ в Туле»: - Но у нас же всё-таки светское государство…

В. М. : - Да! Но скажите, чему плохому может научить православная религия? Что нужно чтить своих родителей? Сейчас молодые люди настолько распущены, что могут родителей и обматерить, и послать куда подальше. Но это же не правильно. Так не должно быть-думаю, все со мной согласятся. Что плохого в том, что дети будут знать, что нужно уважать своих родителей, любить свою Родину, любить и беречь природу?

«АиФ в Туле»: - К вам каждый день приходят на исповедь десятки людей. Наверное, тяжело носить в себе чужие тайны?

В. М. : - На исповеди можно услышать такие откровения, что потом мороз по коже пробегает. Лет 10 назад я исповедовал киллера. Человек пришёл ко мне и начал рассказывать, как он убивал людей. При этом он не раскаивался, он просто рассказывал мне о своей «работе». Или приходит женщина и рассказывает о том, как сделала аборт. Казалось бы, какое тут может быть прощение? Но она работает на трёх работах и тащит на своих плечах пятерых детей и мужа-пьяницу. Очень тяжело общаться с вдовами и сиротами. Я стараюсь на исповеди не смотреть людям в лицо. Стараюсь не искушать себя. Возможно, кто-то думает, что жизнь священника проста-отслужил, пообедал и поехал на хорошей машине домой. Ничего этого нет. Зато есть большой груз ответственности. Эта доля очень тяжёлая, и это не каждому дано.

«АиФ в Туле»: - Вы уже 11 лет служите в Николо-Зарецком храме. За это время вы восстановили его практически полностью. Что ещё осталось сделать?

В. М. : - За 9 лет я сменил 14 храмов. В каждом из них я служил примерно по 4-5 месяцев. И в каждом оставлял частичку своей души - что-то строил, ремонтировал, переделывал. Когда я пришёл сюда, здесь были одни руины - мы с прихожанами восстанавливали храм буквально по крупицам. Чинили крышу, устанавливали окна, приводили в порядок территорию. Сейчас храм преобразился - поставили новый фарфоровый иконостас, подаренный добрым человеком, один из тульских художников расписывает храм. Работы ещё много. Мы всё делаем сами - денег на рабочих у нас нет. Например, сейчас, после нашего разговора, я возьму сварочный аппарат и пойду работать.

«АиФ в Туле»: - А если вас направят в другой храм?

В. М. : - Я хочу доделать свою работу до конца. Поэтому хотел бы остаться здесь и увидеть конечный результат, но… на всё воля Божья!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах