Примерное время чтения: 9 минут
352

«Враг всяческого насилия». За что секретаря Толстого отправили в ссылку?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. "АиФ-Тула" 16/03/2022
Учением Толстого Николай Гусев увлёкся после окончания гимназии.
Учением Толстого Николай Гусев увлёкся после окончания гимназии. Public Domain

21 марта 1882 года родился Николай Гусев – секретарь, биограф и мемуарист Толстого. Два года жизни в Ясной Поляне навсегда вписали его в историю тульского края. За свой интерес к Толстому он побывал за решёткой, а в 1909 году отправился в ссылку. Отъезд Гусева писатель переживал болезненно. Он считал это огромной несправедливостью.

«Любовно помогает»

Говорят, что у Николая Гусева был специфический рязанский говор – он и родом был из семьи рязанского ремесленника, в свою очередь происходившего из крепостных.

Учением Толстого увлёкся после окончания гимназии, а в 1903 году начал переписываться с писателем и тогда же впервые посетил Ясную Поляну. Честный, увлечённый молодой человек Льву Николаевичу понравился. А в 1907 году по рекомендации ближайшего друга писателя Черткова, Гусев поселился в Ясной Поляне в качестве секретаря. В своём дневнике 21 марта 1907 года Толстой написал: «Гусев так хорошо, любовно помогает».

Николай Гусев.
Николай Гусев. Фото: Public Domain

О появлении будущего секретаря в Ясной, газета «Тульская молва» излагала и такую историю. Гусев был по доносу арестован становым приставом – якобы за произнесение речи преступного содержания. Узнав об этом, Толстой, несмотря на мороз, тотчас собрался и приехал к становому. Ему удалось добиться свидания, и Толстой убедился в невиновности своего секретаря. Однако на просьбу об освобождении становой ответил, что это не в его власти, так как дело уже перешло к высшему начальству.

Тогда Толстой написал письмо П. А. Столыпину, в котором просил об освобождении молодого человека. Столыпина с Толстым связывало то обстоятельство, что когда-то его отец, вместе со Львом Николаевичем, сражались в Севастополе.

После того, как Николая Гусева освободили, Толстой дал ему приют в Ясной Поляне.

Кстати, примерно в то же время Тургенев пишет свою знаменитую повесть о проблеме отцов и детей. Но Гусев и Толстой – это даже не отцы и дети, скорее деды и внуки. Между ними почти 55 лет разницы. При этом они искренне интересны друг другу.

В очерке «Из Ясной Поляны в Чердынь» Николай Гусев с восхищением признавался: «Два года прожил я в близком общении с величайшим мудрецом мира и моим учителем, которому я считал себя обязанным своим нравственным возрождением; на моих глазах происходила его творческая жизнь; я читал его великие творения тотчас же, как они выходили из-под его пера; мне доступна была вся его обширная и разнообразная переписка со всем миром».

Приехали разбойники

Вскоре Николай Николаевич вновь впал в немилость. Собственно, все окружавшие графа Толстого так и так находились под подозрением.

Ещё когда только возникла идея открыть в Ясной Поляне народную библиотеку, из Тулы телеграфировали, что «ввиду пребывания в Ясной Гусева и Черткова, занимающихся пропагандой, распространением запрещённых изданий Толстого, является опасение, что библиотека будет служить удобным путём раздачи изданий пропаганды. Графиня СА вообще постоянно ведёт двойную игру».

Гусев
Гусев Фото: Public Domain/ С графом Толстым их разделяло почти 55 лет.

На что директор департамента полиции Нил Петрович Зуев ответил так: «…принимая во внимание, что Чертков в настоящее время удалён из пределов Тульской губернии, Гусев же предназначен к удалению в ближайшем будущем, не усматривается оснований к недопущению открытия означенной библиотеки. Тем более что в случае, если бы таковая явилась орудием пропаганды учения Толстого, за вами останется право и возможность немедленно закрыть её».

То есть арест ещё не состоялся, но решение уже было принято. Зуев отвечал 17 июня 1909 года, обещанное удаление произошло только 4 августа.

Крапивенский исправник, становой пристав и два стражника явились вечером в усадьбу и предъявили бумагу министерства внутренних дел, в которой содержалось постановление о высылке Гусева на два года за рассылку им ещё весной брошюры Льва Николаевича «Не убий». Стражники, правда, остались у ворот парка, в усадьбу прошли исправник со становым. 

Секретарю Толстого предложили в течение получаса собрать вещички и отправиться в Крапивну для дальнейшего следования оттуда к месту ссылки. Путём переговоров выторговали полчаса для того, чтобы сдать Льву Николаевичу его бумаги.

«Известие это было так странно, что я, чтобы понять в чём дело, сошёл вниз к приехавшим людям и попросил их объяснить мне причины этого их появления и требования», – с удивлением рассказывал Толстой в «Заявлении об аресте Гусева», которое он начал писать на следующий день.  А в дневнике отметил: «Вчера вечером приехали разбойники за Гусевым и увезли его».

А. Б. Гольденвейзер в своих воспоминаниях «Вблизи Толстого» писал: «Толстого мучило сознание, что Гусева ссылают за него, а его не трогают». Писатель вообще как-то сильно расчувствовался в этот момент. Сказал Гусеву: «А я, знаете… я не говорил вам этого… я думаю отсюда бежать».

Гусеву, по его воспоминаниям, стало жалко старика, которому так не доставало необходимого в его преклонном возрасте покоя.

Отъезд Н. Гусева в ссылку 8 августа 1909 г. Рядом с Гусевым - урядник. На крыльце - Л. Н. Толстой и М. А. Маклакова. Фотография А. Л. Толстой.
Отъезд Н. Гусева в ссылку 8 августа 1909 г. Фото: Public Domain

В «Заявлении об аресте Гусева» Толстой пишет, что расплакался. Но заплакала и Софья Андреевна, которая совсем не была склонна к такой сентиментальности. Да и известно, что все окружение мужа она не любила. Гусев вспоминал, что за два года ни разу не видел её плачущей. Но тут не сдержалась.

Сестра Толстого, монахиня Мария Николаевна утешала: «Может, манифест какой выйдет».

После проводов Толстой предложил Гольденвейзеру доиграть партию в шахматы. А на следующий день написал то самое заявление. Первыми его напечатали «Русские ведомости», затем перепечатала «Речь».

«И этого-то человека, доброго, мягкого, правдивого, врага всякого насилия, желающего служить всем и ничего не требующего себе, этого человека хватают ночью, запирают в тифозную тюрьму и ссылают в какое-то только тем известное ссылающим его людям место, что оно считается ими самым неприятным для жизни», – возмущался Толстой.

Он обратился к губернатору Кобеко с просьбой освободить своего секретаря, но единственную поблажку, которую тот сделал, – разрешил следовать в ссылку не этапным порядком, а по железной дороге, но в сопровождении полицейского. Перед отъездом Гусеву ещё раз дозволили на 45 минут проститься с Ясной Поляной. Он увиделся с доктором Душаном Маковицким и с Александрой Львовной, снабдившей его на дорогу «Войной и миром». С Толстым, как оказалось, они поговорили в последний раз.

Материалы к биографии

Николай Николаевич Гусев был выслан на два года в с. Корепино Чердынского уезда Пермской губернии. Отбыв срок, поселился у Черткова в д. Телятинки Тульской губернии. В это время им были опубликованы воспоминания «Два года с Л. Н. Толстым» и «Из Ясной Поляны в Чердынь».

После ссылки Гусев был занят изучением биографии Толстого, изданием, комментированием его сочинений. В последний период своей жизни он создавал обобщенный труд «Лев Николаевич Толстой: Материалы к биографии» из четырёх томов.

Лучше Гусева никто не знал тексты художественных и публицистических произведений Толстого.

Рассказывают, что лучше Гусева никто не знал тексты художественных и публицистических произведений Толстого. Только он мог сразу сказать, что, в каком произведении и когда у Толстого написано.

С 1923 года Николай Николаевич постоянно жил в Москве, занимаясь исследованием жизни и творчества Толстого. В 1925—1931 годах был директором музея Толстого в Москве. Николай Гусев принимал участие в редактировании юбилейного Полного собрания сочинений Толстого в 90 томах (1928—1958).

Умер 23 октября 1967 года в столице. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах