2146

Наша Маша. Как тулячка училась в России, Чехии, Франции

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. "АиФ в Туле" 27/11/2019
Маша училась во Франции по обмену.
Маша училась во Франции по обмену. / Мария Минаева / Из личного архива

«Я всегда хотела уехать за границу. Но сначала думала, что сделаю это позже. Например, на уровне магистратуры. После лицея я поступила на филфак в Москву. Проучилась там год и поняла, что нет смысла откладывать что-то на потом. Если есть возможность сделать это сейчас, надо делать. Потому что, даже если чего-то боишься, потом ты по-прежнему будешь этого бояться, это никуда не денется и не изменится. Трудностей меньше не станет. И если уж за что-то браться, то можно браться прямо сейчас. Я записалась на курсы по изучению чешского языка в Чехии, выбрала Брно, потому что это второй по величине город, а переезжать в столицу мне не хотелось. И хотя по размеру Брно похож на Тулу, для Европы это достаточно большой город», - рассказывает Мария Минаева.

Захотела отдохнуть – начала учить новый язык.

«H2O – вода. Всё»

Екатерина Дементьева, «АиФ в Туле»: Почему Чехия?

Мария Минаева: Из всех европейских стран этот вариант реальнее всего. Чешский язык тоже относится к славянским языкам, как и русский, его возможно выучить за короткий срок. Ну как короткий – за полгода активных занятий. Что мне нравится – Чехия – это уже европейская страна, но ещё не западноевропейская. Кроме того, она финансово выгоднее остальных.

– Как ты поступала?

– Я поехала на курсы, они длились с сентября по март, а потом был экзамен на B2 – уровень языка, необходимый для поступления в университет, вообще для существования в обществе. Кроме того, из-за разницы в количестве лет школьного образования необходимо сдавать специальные экзамены на подтверждение наших аттестатов – нострификацию. Если в нашей школе учатся 11 лет, то в Чехии 12. Поэтому нужно сдать экзамены по предметам, по которым у тебя было меньше всего часов. Я училась в гуманитарном классе, по таким предметам, как химия, биология и физика, у меня часов практически не было. Это ужас, но в октябре я открыла учебники на чешском языке с надписями: физика, химия и биология – и вперёд. По химии я не знала ничего. H2O – вода. Всё. Просто сидела и учила каждый день, школьную программу освоила с октября до февраля.

– Выходит, В2 у тебя по английскому и по чешскому. А сколько ещё языков в твоём арсенале?

– Английский и чешский, французский, в лицее учила немецкий, латынь и старославянский – в Москве в университете. Для себя учу корейский, с сентября записалась на курсы японского. Ещё на норвежском смотрела сериалы. А и со словаками люблю разговаривать. Я вообще всегда интересовалась изучением языков. В школе начала основательно учить английский, собственно говоря, как и очень многие люди. Потому что однажды мне просто захотелось узнать, как звучат голоса актёров моих любимых фильмов в оригинале. 

Справка
Количество россиян, обучающихся за границей за последние 20 лет выросло в 4 раза. Больше всего наших соотечественников учится в Германии. В 2015 году, по данным ЮНЕСКО, за границей обучалось 9,9 тысячи россиян, а по статистике Германской службы академических обменов (DAAD) – 11,5 тысячи. На втором месте – Чехия, где учатся 5,3 тысячи россиян.

В путешествиях всегда можно встретить интересных людей... и не только. Фото: Из личного архива/ Мария Минаева

Можно ли не отговаривать?

– Какую роль в твоём переезде сыграли родители?

– С одной стороны, я им очень благодарна. Если б не их поддержка, ни о каком переезде речь бы вообще не шла. Я счастлива, что они никогда не подвергали сомнениям мои идеи, и я всегда знала, что могу спокойно разговаривать обо всём с мамой. И когда я сказала ей, что мне хочется переехать прямо сейчас, она ответила: «Да, конечно». С другой стороны, как раз из-за того что у нас с родителями такие хорошие отношения, я очень по ним скучаю. Для меня переезд был и по-прежнему остаётся тяжёлым именно тем, что очень часто я скучаю по семье. Поэтому всегда приезжаю домой на все каникулы. 

– И что ты делала в первый год в Чехии?

– Приехала в сентябре, жила в общежитии на окраине города. Каждый день ездила на курсы по интенсивному изучению чешского. Вечером возвращалась в общежитие и готовилась к нострификации.

– Всё время занимала учёба?

– Тогда я ещё начала путешествовать. Всегда этого хотела. Но путешествовать из России проблематично, потому что нужно открывать визу в Европу, а это долго и дорого. В Европе с этим дела обстоят гораздо проще. Стоит только подумать: «хочу туда-то», купить себе билет на вечерний автобус за копейки и поехать. Для сравнения: билеты от Тулы до Москвы на маршрутке 500 рублей, ехать сейчас три часа, раньше было два. А билет от Брно до Праги (там ехать два с половиной часа) стоит три кроны, то есть грубо – 55 рублей. И тебе ещё кофе нальют бесплатно. И это не маршрутка, а чудесный удобный автобус. Ездить по Европе реально доступно, и мне очень обидно, что в России не так. Я была бы счастлива попутешествовать хотя бы по соседним городам. Но проблема в том, что у нас доехать до Рязани стоит 800 рублей, а полететь в Сибирь будет дороже, чем открыть визу в Европу. Вообще, я всегда воспринимаю в себе это желание объехать мир как некоторую внутреннюю дихотомию. Есть та часть меня, которая хочет путешествовать и жить где-то вовне, и та часть, которая хочет быть дома в своей комнате. 

Ездить по Европе реально доступно.

– С кем ты общалась в первое время в Чехии?

– Я довольно закрытый человек. Не рассчитывала, что заведу много друзей в первое время, поэтому, когда этого не случилось, и не была удивлена. Я знаю, что для изучения языка очень полезно общаться с носителями, но также прекрасно понимала, что себя саму не переделать. Поэтому и не особо старалась кого-то найти. Все мои друзья в России появились, несмотря на мою закрытость. Я знала, что в Чехии всё сложится точно так же. Просто не быстро. 

Родители всегда поддерживали Машу. Фото: Из личного архива/ Мария Минаева

– Как ты поступала в университет?

– В мае были экзамены, там они сдаются конкретно в тот, куда ты хочешь. Сначала все должны сдать один общий экзамен – тест на предрасположенность к обучению. Идея такова: если человек может сдать такой тест, то его можно чему-то обучить, соответственно не важно, на какую специальность он хочет пойти. Этот тест состоит из нескольких частей, которые покрывают разные сферы – как гуманитарные, так и технические. Но смотрят не твои знания, а умение думать. Большая часть теста – это эдакие задачки на логику. Где-то через неделю ты получаешь свои результаты, потом тебе присылают приглашение на экзамен по твоей специальности. В моём случае это экзамен по английскому языку. Он был довольно сложный. Сдала я его и поехала домой, даже не дожидаясь результатов, уже дома получила письмо – поступила.

– На каком языке проходит обучение?

– У меня из-за специальности всё на английском языке, и преподавание ведут профессора из Америки и Англии, что логично. Об истории и культуре нужно узнавать от человека, который варился в этом всю жизнь, а не от иностранца, который, так же как и мы, прочитал обо всём в книжках. 

Что привлекло?

– Ты поучилась и в России, и в Чехии. Чем образование там привлекательнее?

– Мне очень нравится учёба в Европе тем, что она гораздо свободнее, чем в России. Ты можешь сам составить своё расписание – выбрать предметы из огромного количества. Можешь даже внутри своей специальности изучать что-то более узкое, интересующее конкретно тебя. Ясное дело, что есть обязательные предметы, которые должны пройти все первокурсники. Но дальше – ты сам. Как, например, если меня больше интересует современная литература, нежели литература классическая, то предметы, которые я записала себе на следующий год, касаются исключительно этого.

– На что обратила внимание в повседневной жизни чехов?

– Все гораздо спокойнее относятся друг к другу, даже начиная с таких прозаических вещей, как одежда и просто внешность. Они не определяются местом или негласным кодексом. Первое время я была приятно удивлена, когда видела, что в банке работают люди, например, с розовыми волосами или с пирсингом. Потому что в России, мне кажется, люди часто задумываются: а не помешает ли татуировка в будущем при трудоустройстве? И она ведь действительно может помешать. А там при приёме на работу внешностные качества не оценивают, у нас есть преподаватели в университете, которые носят дреды и татуировки. И никто не выражает оценочное мнение относительно чужой внешности и идентичности. 

Жизнь - это не распланированная череда событий, как считает Маша. Фото: АиФ

– Как раз к вопросу об идентичностях. Несложно догадаться, что принятие их там выше. В чём это проявляется?

– Большое внимание уделяется нуждающимся группам, например, людям с ограниченными возможностями здоровья. Там обустроено комфортное пространство для людей с ограничениями в передвижении или ограничениями слуха и зрения. В целом люди не боятся предлагать свою помощь, если видят, что она требуется. Я хочу сделать акцент на том, что, говоря «в Европе лучше», я не подразумеваю, что у нас все такие злые, никто никому не поможет. Нет, это не так. Но проблема в том, что, как мне кажется, у нас нет выработанной модели того, как предложить свою помощь. У нас это в принципе не считается нормой, что ли. Если ты видишь слепого человека, стоящего на остановке, то в Европе будет нормально подойти к нему, первому заговорить, спросить, не нужна ли помощь, предложить сказать, на какой он стороне улицы и как доехать. И это не рассматривается как нарушение границ. Это абсолютно нормальные вопросы, к которым комфортно относится как человек, предлагающий помощь, так и тот, кто может эту помощь принять. А у нас люди, может быть, и хотели бы помочь, но им неловко, они не знают, как. 

Я не раз отступала от сценария, и каждый раз это делало мою жизнь лучше.

– Ты училась по обмену во Франции. Что запомнилось?

– Благодаря тому, что я хорошо учусь, у меня была возможность поехать на семестр в другой университет. Так я проучилась семестр в университете города Канн в Нормандии, это маленький город практически на море. Когда я поняла, что у меня появилась такая возможность, то очень распереживалась – всё вдруг могло пойти не по моему плану. Пришла к преподавателю, говорю: «Меня же полгода не будет, как это потом отрабатывать?» А в Чехии можно взять ещё один дополнительный год и распределить необходимые часы по нему – абсолютно нормальная и распространённая практика. Но это же не по плану, думала я. А потом поняла, что планы могут отнимать возможности. Этот случай научил меня по-другому относиться к жизненному планированию вообще. 

– И как ты теперь к нему относишься?

– Когда я уезжала из Москвы после года обучения, мне говорили то же самое: «Ты потеряла год, надо было делать это сразу. Или уже доучиваться». Но наши жизни не развиваются по строго определённому линейному сценарию. И нет пропущенного года. Потому что нет такого, что в определённый момент тебе говорят: а теперь подведём итог, вот то, что есть у тебя сейчас. И больше ничего не будет. Всё время ты живёшь, учишься чему-то. Конкретно тот год в Москве для меня был необходим, чтобы научиться жить одной, свыкнуться с мыслью о переезде, познакомиться с людьми, которые реализовывают себя в разных областях, вдохновиться ими. Так и с этим полугодием во Франции. Я, выходит, не раз отступала от сценария, и каждый раз это делало мою жизнь лучше.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах