Примерное время чтения: 9 минут
456

«Мы будем держать строй!» Д. Мулыгин о снарядах, друзьях и великой стране

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. "АиФ-Тула" 30/11/2022
«Строки моей песни «Мы будем держать строй! Мы будем стоять здесь!» казачий полк луганской народной милиции сделал своим девизом ещё задолго до нашего с ними знакомства».
«Строки моей песни «Мы будем держать строй! Мы будем стоять здесь!» казачий полк луганской народной милиции сделал своим девизом ещё задолго до нашего с ними знакомства». / Дмитрий Мулыгин / Из личного архивa

Известный музыкант, лидер группы «Ворон Кутха», автор «АиФ в Туле» Дмитрий Мулыгин резко поменял свою судьбу, уехав в Донецк. Он называет себя дончанином, организует сбор гуманитарной помощи, даёт концерты в госпиталях, стеклит выбитые при обстрелах города окна, разбирается по звуку в летящих снарядах.

Пару недель назад он приезжал в Тулу навестить маму, друзей и за очередной партией гуманитарной помощи. Практически в этот же момент вышел клип поп-звезд на песню SHAMANа «Встанем!».

Досье
Дмитрий Мулыгин. Родился 27 марта 1973 года в Туле. Окончил тульский областной колледж культуры и искусства. Работал в церковном хоре, в тульской филармонии. Музыкант, вокалист, автор текстов. Лидер группы ВОРОН КУТХА. Ныне живёт в Донецке. Работает в республиканском доме народного творчества.

«Стоим в поле с братом Колей»

Олеся Степанова, «АиФ в Туле»: Дмитрий, на твой взгляд, какие сегодня нужны песни?

Дмитрий Мулыгин: Чем грешат и патриоты, и не патриоты, песни, которые они срочно написали, на мой взгляд, плохие. Много коньюнктуры. Бегом такие вещи не делаются. Многие пытаются решительно орать, выкаблучиваться. Нет в этом культуры. Но кто у нас занимался патриотическими песнями и фольклором?

Выстрелил SHAMAN, в котором и подача Лепсовская, и съём «Вечерней застольной» Розенбаума, и образ Николая Караченцова - белый верх-черный низ. Выстрелил, потому что ниша была не занята.

Существуют традиции русской-военной песни. Они спокойны, не крикливы, уверенны. Вспомним песни Великой Отечественной войны. «Эх дороги», «Тёмная ночь», «Горит свечи огарочек»…  Георг Отс, Марк Бернес… С ними побеждали наши прадеды, их поют до сих пор. В горячих точках, в госпиталях нужны светлая лирика, любовь, девчонки, жизнь, весна. Ребята слушают «Батяня комбат» группы «Любэ», старые песни, прекрасную песню Виталия Аксёнова «Стоим в поле с братом Колей».

Мы как-то с донецкими журналистами пришли к выводу, что лучшая песня «Рвать» Чичериной, написанная Серёжей Бобунцом из «Смысловых галлюцинаций». Он из Шахтёрска. Родился на Донбасе. У него получилось сделать её не крикливо и гармонично.

А если говорить о лучших концертах здесь – это концерт Лепса два года назад. Он молодец. Он и по госпиталям, и на юбилеи военные приезжает.

Да и должно, наверное, пройти время, чтобы появились глубокие песни. Как во время Великой Отечественной войны. Впрочем, тогда государство работало на эту тему, поддерживало таланты. А у нас у всех своя делянка. «Маемо шо маемо», как говорят наши друзья.

- Сложные периоды рождают новые песни и новых героев…

- Да, и новые культы, и свои легенды. Но мы не знаем имён своих нынешних героев. У нас их почти нет, несмотря на такие события. С кого брать пример? Ребята идут вперёд и тоже хотят в песни. И они должны там быть, потому что - герои. Они такие счастливые, когда ты пишешь песню о событии, в котором они участвуют. Это важно, как воздух. Это им силы придаёт. Как у Чижа: «Моё солнце скажет это про нас». Этой радости очень не хватает.

Нам хочется жить в великой стране, а великая страна это прежде всего и великое искусство. Эпоха гениев, на мой взгляд, закончилась. Сегодня ровная площадка. На ней надо выращивать мощные побеги и их поддерживать. В конце концов - за нами шар земной.

Эпоха гениев, на мой взгляд, закончилась. Сегодня ровная площадка.

А служба идёт

- Многие люди уехали из Донецка, а ты из тихой Тулы в Донецк. Зачем?

- Я влюбился в эту землю, я к ней прирос. Я люблю этих людей. Меня уже отсюда не выдрать. И мне здесь точно хорошо. Мне всегда нравилась степная культура. Здесь она представлена в полной своей широте. Плюс -  это же интернациональный край. В конце концов Донбас строили тульские, орловские, курские мужики в основном. Переселенцы из Центральной России в начале ХХ века. Украинцев было мало. Поэтому и культура здесь – большая смесь. У нас есть прекрасные греки и сербы, чудесные татары. Но русская культура определяющая. Тут у нас везде свои корни. Не могу выкинуть из головы ту же Полтаву. Это тоже моя земля, моя культура. Другой вопрос, что они больные, а многих надо возвращать с того света на этот.

К тому же, находясь здесь, я за своих спокоен. Не надо вздрагивать, если тебе на телефонный звонок не ответили. Здесь летают над нами снаряды. Ну, да, летают. Правда, когда в 100 метрах от тебя падает снаряд, ты тоже падаешь. Посечёт не осколками снарядов, так кусками разлетающегося асфальта. Хороним друзей. Но человек ко всему привыкает.

На днях в несколько домов соседних попали. В нашем доме окна повылетали. У нас обошлось. Пластик устойчивее стекла. Рядом старики живут. Вот у них беда. А стёкол не дают. Говорят, всё равно вылетят, клеёнкой утепляйтесь. Вот буду искать для них, вставлять. Стекло капризное, но я научился с ним справляться.

Друзьям с ребёнком надо квартиру подыскать, этим продукты отвезти, другим лекарства, с третьими поговорить. Поговорить сегодня особенно важно, потому что в основном все по домам сидят. Концерты устраиваем, но народу мало приходит -  после 15 часов транспорта нет. В Храме службы идут. Были потрясающие моменты. Всё дрожит от обстрелов, а служба идёт. Я там женщин с улицы заводил в храм. Сидели испуганные под арками, кричали «мама дорогая!». 

Наши девчонки поют на клиросе, батюшка служит. Храм ходуном ходит. Думаю, ляжем, так ляжем, зато в рай все попадём.

Да вообще дел и обязанностей здесь у меня много: рабочих, волонтёрских, личных. Работаю в республиканском доме народного творчества в отделе традиционной и народной культуры. Заниматься полноценной концертной деятельностью пока не можем, занимаемся просветительством. Пишу статьи. На мне календарный фольклор – все праздники.

Столкнулся с тем, что то, что в центральной России само собой разумеется, здесь надо объяснять. К примеру, что такое Покров и почему мы его празднуем.

И вообще, разрыв в образовании большой. Людей надо возвращать в лоно нашей традиционной культуры. Так что будем держать строй.

- Похоже, и адреналин тебя в большой степени в Донецке держит.

- Он у меня прошёл уже в 2015 году. Сейчас учимся жить. Я уже знаю, какой снаряд как летает. Французские. Норвежские. О, вот это наши гиацинты пошли. А это на Авдеевку, а это к нам, где-то на шахту Калининская попадёт.

Всё придётся отстраивать по новой. Помнишь фильм «Андрей Рублев»? «А вы нам всё сожжете, а мы снова всё построим». И это уже не назло, а так оно и будет. И я готов этим заниматься. Не зря же многие годы в Туле не только в филармонии, но и в строительной сфере работал.

 - Ты не записываешь альбомы после переезда в Донецк. Музы всё же замолкают при определённых обстоятельствах?

- Мы собрали новый бэнд. Назвали его «Порода». Планировали запись альбома в 12 песен. Музыкантов из Горловки, с которыми я над ним работал, мобилизовали, проект мы тормознули. Я своих пацанов дождусь и продолжим.

Народная самодеятельность

- Тут недавно к вам наш земляк Иван Охлобыстин в очередной раз приехал с гуманитарной помощью. На 12 миллионов рублей. А ты в этот момент готовил груз из Тулы…

- Знаменитые люди работают со знаменитыми подразделениями. Таких ресурсов, как у Ивана Ивановича у нас нет. Бронежилеты, каски не покупаем. Я помогаю обычным рабочим, которых в республике мобилизовали весной. У них тогда практически ничего не было. Здесь всё просто – меня знают люди, я знаю людей. Такое вот связующее звено. У нас народная самодеятельность. Собирают вещи мои друзья. Из разных городов, но в основном из Тулы. Термобельё, носки, перчатки, складные ножи, скотч. Удалось «ниву» для перевозки раненых купить. Наши друзья-музыканты помогают. У одного из- них, у Антона, батя военный, артиллерист, преподаватель. Неспокойная душа. Он и Антона таким воспитал. Жена Юля им под стать. Всю жизнь мы вместе. Как только у них появилась возможность, приехали сюда ко мне. Сначала на легковушке, под крышу забитой гуманитаркой, собранной в Туле, потом еще…

Очень здорово подключилась филармония. Наши девчонки хором скинулись и притащили много вещей. Плюс помогла строительная компания, где я работал. Монтажники, ребята с которыми я строил, накупили термобелья, медикаментов, фонариков.

Я круглый год на улице работал в строительстве. Так что знаю, что нужно, когда холодно, что нужно, когда тепло. Список медикаментов составляют ребята, не первый год защищающие республику.

Из Твери нам помогли антибиотиками. Питерцы - купить важнейшие для артиллеристов приборы. Им теперь ловчее будет сражаться.

- Как тебе четыре дня в Туле после Донецка?

- На стоянке-заправке горячая вода, это такой праздник. Много света. Иллюминировано. Простая возможность платить банковской картой вызывает восторг.

Мы трескали пирожки в кафе. Заходят дети. С ранцами. Уставшие. Покупают пирожки. Селфятся. У них какая-то своя жизнь. Это здорово. Так это и должно быть. У нас дети давно никуда не ходят. Удалёнка третий год. Непонятно, как это образование аукнется в перспективе.

Торговые центры в Туле, магазины, кафе… Всё так просто, неторопливо, вальяжно. Нам так кажется, хотя это на самом деле обычный ритм. Это мы там всё время на стрёме.

Мои белгородские ребята после прилетов к ним тоже в тонусе и готовы на многое. В Туле этого нет. И слава богу. Но с другой стороны, как мы собираемся побеждать без глубокого осознания ситуации?

И нужно сплоченное общество, чтобы пережить и то, что сегодня происходит, и то, что произойдёт завтра, и эхо этих событий. Надо перестраиваться, может не быстро, но это надо сделать каждому.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах