aif.ru counter
254

Через тернии к мечте: сирота о коммуналке, молитвах и детях-подхалимах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. "АиФ-Тула" 10/06/2015

В Тульском регионе, как того требует российское законодательство, сиротам предоставляют жильё. Но нередко - только после того как прокуратура вынесет предписание администрациям это сделать. Прокурорские работники говорят: не потому, что чиновники равнодушные, а потому что так быстрее находится жилая площадь.

Маша Елисеева получила квартиру без участия прокуратуры в новостройке. И теперь строит свою жизнь так, что знающие её люди восхищаются. Столько в этой юной, тоненькой, симпатичной, непосредственной юной женщине света, оптимизма и любви к жизни и окружающим.

Последнее желание

Мария Елисеева: Я родилась в Туле. Мы жили с мамой в комнате в коммуналке. Нам не повезло. Соседи - пьяницы и буяны. Постоянные драки, крики, вызовы полиции и протоколы. Мама стояла в очереди на квартиру, как инвалид второй группы и мать-одиночка.

Папа мой умер. Мама тяжело переживала его смерть, сама не хотела жить. Когда она меня в тридцать лет рожала, у неё была клиническая смерть. Она мне рассказывала, что увидела тогда Богоматерь, предрёкшую ей смерть, лишь когда «Маше будет 16». Так и случилось.

Александра Белкина, «АиФ в Туле»: Вы единственный ребёнок в семье?

- У меня есть сестра, которая старше меня на семь лет. Но она рано вышла замуж, уехала, родила деток. У неё всё хорошо. Я очень за неё рада. После смерти мамы мы перестали общаться, но сейчас иногда созваниваемся. Надеюсь, снова сблизимся.

А тогда мама посчитала, что мне нужен отец, и вышла замуж за человека, который, как потом выяснилось, был уголовником. Вскоре он получил инвалидность да так и остался с нами.

Мама старалась меня занять чем угодно, лишь бы я меньше времени проводила в таких условиях и в таком окружении. Я занималась фигурным катанием, играла в футбол, ходила в военно-воскресную школу Александра Невского. Там мне нравилось всё. И то, что тарелки с супом разрешили разносить, и то, что мы новые молитвы разучивали.

Фото: Александра Белкина

Мама никогда не был верующей, но мои рассказы, видимо, оставили в ней свой след. Если раньше говорила, что короткие юбки носить можно только с 18 лет, когда взрослой стану, то потом уже говорила, мол, чем старше становишься, тем скромнее надо быть.

- Судя по тому, с какой теплотой вы рассказываете о маме, она сыграла большую роль в становлении вас как человека…

- Мама для меня - пример, очень хочу стать такой, как она. Её не сломали, не ожесточили ни болезни, ни проблемы, хотя она и была очень незащищённым человеком.

По образованию она врач и учитель начальных классов. Но работать уже не могла, так как тогда её лишили бы пенсии по инвалидности. Приходилось подрабатывать. Мы и кондукторами были в частных «пазиках», и уборщицами. Но она всегда помогала тем, кто нуждался в её помощи.

Когда я окончила школу, мамы не стало. Она очень хотела, чтобы я училась в Московской духовной академии. И я поступила туда, хотя это было непросто. Туда брали только с 18 лет, а мне было 16. Но всё получилось, и я стала дирижёром церковного хора.

До Москвы не задумывалась особо о вере, духовном воспитании и силе молитв. Но в академии начала молиться. В основном обращалась к святителю Спиридону Тримифунтскому. Обычно ему молятся те, кому необходимо жильё. Хотите верьте, хотите нет, но в его день - 25 декабря мне позвонили и сообщили, что завтра выдадут ключи от новой квартиры.

У меня - одновременно шок, восторг, радость. Понимаете, всю жизнь мечтала о своей квартире. В Москве привыкла мотаться по съёмным комнатам и уже не верила, что этому может прийти конец. Боялась возвращаться в Тулу в коммуналку к уголовнику, и слава богу, не пришлось.

А не выгоните?

- И как вам собственная квартира?

- Когда увидела её - плакала и никак не могла поверить, что это моё.

Квартира в шикарном доме на Металлургов. Красивая «однушка», в которой уже были обои, линолеум, раковина, плита. Потихонечку обустраиваю её, делаю уютной. Расположена она на 12-м этаже. Что не может не радовать - красивые виды с высоты.

Но пока она ещё не моя. Это соцнайм. В течение пяти лет ко мне будут приходить специальные люди, проверять, как я оплачиваю счета и ухаживаю за квартирой. Мне кажется, это правильно, ведь сироту могут и обмануть, и провернуть какие-то махинации. А через пять лет она, возможно, станет моей. Но для меня главное - чтобы не выгнали. До сих пор это для меня остаётся острым вопросом.

Фото: Из личного архива

Жизнь так сложилась, что постоянно жду откуда-то подвоха. Сейчас у меня всё хорошо, но отделаться от чувства осторожности не могу. Очень хочется быть уверенной, что квартира моя. Тем более что ремонт с мужем собираемся делать, а сумма немаленькая, но в свою недвижимость вложиться можем.

- С соседями познакомились?

- У нас соседи разные. Кто-то хочет общаться, кто-то нет. Конечно, не навязываемся. В нашем доме много ребят из детских домов, которые знакомы между собой. Мне кажется, это хорошо, ведь они знают, что рядом есть человек, который поймёт тебя и твои проблемы, сможет оказать как моральную, так и словесную поддержку.

Вообще тема детских домов стоит перед обществом очень остро. Мало кто там занимается с детьми, они отданы сами себе. Одни детки могут это пережить и не сломаться, остаться открытыми миру и людям, а некоторым тяжело смириться с одиночеством, они закрываются, потом связываются с плохой компанией и губят свою жизнь., а в детских домах мам нет, есть воспитатели. Среди них есть хорошие, добрые, чуткие и отзывчивые, но на всех их просто может не хватать.

- Что для вас главное в воспитании детей?

- Любовь. Не «ути-пути» и конфетку в руки, чтоб не плакал, а любовь в её высшем проявлении. Как писал святой Амвросий Оптинский, воспитание без любви делает человека двуликим. Ребёнок ведь чувствует искренность, и никакими конфетами и подарками не заменить её. Меня так воспитывала мама. Ведь материнское сердце всегда чувствует, когда на душе у дочери или сына груз какой-то. Бывало, подойдёт, обнимет, прижмёт к себе и, ни слова не сказав, утешит. Ну а если надо, то и пожурит за дело.

Кроме того, ребёнку надо всё объяснять и разговаривать с ним. Иногда стоит, может, и дать совершить ошибку, чтобы потом понял, что больше так делать не надо.

Батюшка от Бога

- Не жалеете, что не попробовали «прорасти» в столице, а вернулись в Тулу?

- Нет, у меня началась белая полоса в жизни. Почти в одно время мне дали жильё и я вышла замуж. Поэтому из Москвы - из монастыря, где я работала в хоре, - меня перевели в Тульскую духовную семинарию.

Фото: Из личного архива

Моего мужа зовут Александр. Через месяц после свадьбы он подал прошение, чтобы стать батюшкой. Саша стал для меня опорой и человеком, на которого всегда могу положиться. Он, можно сказать, вернул меня людям. Понимаете в Москве жизнь всё-таки суровая, я там немного отстранилась, закрылась. А сейчас всё возвращается. Саша очень добрый и чуткий, отзывчивый и понимающий меня как никто. Знаете, меня очень подкупило, что он действительно пошёл в священнослужители по призванию, по зову души, хотя в семье у него не было церковников.

- Как вы встретились?

- Мы общались, когда я жила в Туле. Мама была против наших отношений. Мы расстались, я уехала в Москву и позабыла о нём - поглотили дела на учёбе, работе. О личной жизни задумываться было некогда, а тут как-то подруга спросила: «Помнишь парня-то? До сих пор не женился». Я решила позвонить, а он сразу с вопросом: «Ты не замужем?». Оказывается, он всё это время меня ждал.

И тут мне, как сироте, дали квартиру. Это чудо Божие! От ключей, которые мне тогда вручили, до сих пор храню коробочку.

- Мама была бы рада за вас и очень бы гордилась…

- Надеюсь, это так. Она была отзывчивой и мудрой. Представляете, у неё на похоронах было 50 человек, которым она помогала. Мы ездили с ней в детские дома, что-то дарили, хотя у нас был не самый высокий доход. Мама говорила: «Таким деткам надо помогать». Благодаря маме у меня появилась мечта - вырасти и тоже помогать людям.

- Вы продолжаете помогать сиротам, как делали это с мамой, но у вас есть профессия, которая тоже - в помощь людям…

- Я регент церковного хора, проще говоря, дирижёр-хоровик. В храме Дмитрия Солунского занимаюсь с взрослым хором, где есть профессионалы и любители. Спуску не даю ни тем, ни другим. Работаю в Мяснове в воскресной школе с детским хором. Там ребята тоже разные, есть из неблагополучных семей, есть дети-подхалимы. Иногда те, кто обделён любовью и вниманием в семье, ищут его в церкви, начинают вызывающе себя вести. Тут приходится включать педагогический талант и объяснять, что здесь его любят все, но и он должен уважать окружающих - не кричать, не шуметь, не прыгать. Несмотря на то что я действительно очень строгая в работе, с детьми да и со взрослыми у меня проблем нет.

В будущем хочу открыть в Туле школу регентов. У меня уже проект есть, правда, пока его не показывала никому, но очень надеюсь, что его поддержат и он не останется лишь на бумаге.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество