aif.ru counter
215

Баланс с экологией найден: «Оргсинтез» работает над новыми мероприятиями

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. "АиФ-Тула" 27/04/2016
Дмитрий Киселёв / АиФ

Нередко жители этого города жалуются на чужеродные запахи в воздухе. Письма поступают и в «АиФ в Туле». Среди прочих источников запахов упоминается ООО «ОРГСИНТЕЗ». Сегодня мы предоставляем возможность исполнительному директору предприятия Елене Анохиной объяснить эти явления.

Ксения Синицина, «АиФ в Туле»: Елена Николаевна, в советское время «Оргсинтез» был солидным предприятием. С тех пор многое изменилось, но остался комплекс сточных вод, который приносит большие неудобства новомосковцам. В чём причина?

Елена Анохина: Действительно, наше предприятие было одним из крупнейших в Тульской области и стране в целом. Мы прекрасно понимаем, что от химических процессов остаются загрязнённая вода и различные промышленные отходы. Если смотреть историю, то до 1986 года все они сливались в Шатское водохранилище. В результате экологи забили тревогу. На уровне Министерства химической промышленности собрались крупнейшие специалисты и по примеру другого предприятия страны - тамбовского «Пигмента» - решили в Новомосковске строить комплекс закачки промышленных стоков в недра земли. В Тамбове подобное сооружение работало с 1968 года.

Фото: АиФ/ Дмитрий Киселёв

Эксплуатация комплекса началась в 1986 году. Но перед этим, в течение 10 лет, велись глобальные научные изыскания. В них принимали участие институт «Гидроспецгеология», НИИ «ВОДГЕО», государственный научный центр «НИОПИК» (научно-исследовательский институт полупродуктов и красителей).

Геологи бурили пробные скважины, определяли строение подземных пластов, искали тот горизонт, который стал бы безопасным приёмником стоков, исследовали возможность пересечения его с водоносным горизонтом. Одним словом, проводились серьёзные научные исследования. В результате по приказу Министерства химической промышленности СССР было начато строительство.

- Что представляет собой этот комплекс?

- Он состоит из надземной и подземной частей. Над землёй расположена сеть прудов (их у нас три), куда по утверждённой технологии собираются промышленные стоки. В одном из них они, так сказать, «усредняются», потом передаются в другой, где происходит отстой. И только после этого она закачивается в подземные пласты. Сейчас по сравнению с 1997 годом, когда сеть цехов нашей промышленной площадки работала в полную силу, концентрация стоков в прудах-накопителях снижена в 17(!) раз.

- За счет чего достигнуты такие результаты? И как соотнести статистику с жалобами жителей?

- Во-первых, посмотрите на общее состояние экономики. Если до 1997 года работало 26 цехов, и все они сливали промышленные стоки в пруды-накопители, то сейчас на площадке всего 9 предприятий.

Во-вторых, наука не стоит на месте. Предприятия провели ряд мероприятий по снижению концентрации вредных веществ.

Сегодняшнее производство заставляет считать каждую копейку. Поэтому все стараются сократить собственные расходы и внедряют системы замкнутого цикла. Часть сточных вод, конечно, всё равно поступает к нам, но большая доля повторно используется в производстве.

Замечу, что деятельность нашего комплекса лицензирована, причём этот документ выдан Федеральным агентством по недропользованию. В нем предписывается, что «Оргсинтез» может ежесуточно принимать и закачивать до 2,5 тысячи кубометров промышленных стоков. Но если посмотреть на производительность химических производств, то эти цифры соответствуют показателям до 1997 года. А картина сегодняшнего дня такова - к нам поступает в 10 раз меньше допустимой нормы!

И в-третьих, с 2013 по 2015 годы мы провели работы по зацикливанию загрязнённых ливнево-дренажных вод предприятий промплощадки в пруды-накопители. Что это значит? Раньше ливневая вода, с территории промплощадки стекала в природный водоем. А теперь она попадает на комплекс закачки и дополнительно разбавляет промышленные стоки, а не в Шатское водохранилище.

- Тем не менее, среди населения Новомосковска бытует мнение, что ваше предприятие собирает сточные воды химических гигантов чуть ли не со всей страны. Насколько это достоверно?

- До 2013 года к нам действительно поступали сточные воды сторонних организаций. Чем это было обусловлено? Во-первых, комплекс закачки - колоссально дорогостоящий объект. Он требует постоянного мониторинга состояния скважин, а значит, финансовых вложений. Во-вторых, технологией процесса - требования к среде закачиваемых сточных вод. Так как с закрытием производств состав стоков значительно изменился, то для доведения его до требуемого значения необходимы были сторонние стоки определённого состава. Приём сторонних стоков был вынужденной мерой. Ведь по условиям выданной нам лицензии мы должны соблюдать регламент и своевременно проводить обследование всех скважин и прудов и мониторинг их состояния. Несмотря на трудности, все требования неукоснительно выполнялись. Кроме того, в 2009 году к уже имеющейся сети наблюдательных скважин мы прибавили ещё одну. Её бурение потребовало десятков миллионов вложений. Приобретено дорогостоящее лабораторное оборудование, позволяющее проводить глубокие исследования сточных и природных вод, а также атмосферного воздуха.

- Однако летом 2013 года новомосковцы жаловались на запахи, которые просто не давали дышать…

- Мне сложно это комментировать, потому что в ту пору проверки на «Оргсинтезе» проходили чуть ли не ежедневно. И по их результатам, превышений предельно-допустимых концентраций в воздухе основных наших веществ не обнаружено.

Однако с 2013 года руководство добровольно пошло на упреждающие меры. Теперь мы принимаем сточные воды только от предприятий промплощадки.

- На данном этапе люди обеспокоены тем, что изменения в природоохранном законодательстве могут вновь открыть дорогу к дополнительным закачкам стоков в ваш комплекс.

- Выводы общественности преждевременны. Я как специалист утверждаю, что дополнения к Закону РФ «О недрах» ни в коем случае не направлены на ухудшение экологической ситуации. Речь идёт о простом уточнении формулировок в соответствии с действующим законодательством. Например, на момент ввода Закона о недрах в стране не было Водного кодекса. Теперь он появился - и в закон вносятся поправки уже с учётом этого документа.

- Елена Николаевна, но вы ведь не станете отрицать, что, если бы промышленные стоки содержались не в открытых прудах-накопителях, а в закрытых ёмкостях, в летнее время ветер не разносил бы «амбре» по окрестностям.

- Вопрос о емкостном парке действительно интересный. Сейчас наука сильно продвинулась вперёд. Мы не хотим отставать от неё. Поэтому в декабре 2015 года Институт токсикологии Федерального медико-биологического агентства (ФГБУН ИТ ФМБА России) получил от «Оргсинтеза» техническое задание на разработку технологии приёма и подготовки стоков с использованием закрытых ёмкостей. Научно-исследовательские работы оцениваются в 3 миллиона рублей и будут проводиться до двух лет. Выводы сделаем, получив результаты.

- А в каком состоянии сейчас подземная часть комплекса? Насколько она безопасна для дальнейшей закачки стоков?

- Подземная часть - это ряд скважин, которые расположены в песчаном слое намного ниже водоносного горизонта. Комплекс не мог быть введён в эксплуатацию без получения так называемого горноотводного акта. По этому документу с 1986 года «Оргсинтезу» предоставлялся в пользование участок радиусом в три километра. За тридцать лет эксплуатации в отведённые пласты поступило только менее 6 % от допустимого объёма. Контроль за наземной и подземной частью комплекса ведётся как со стороны предприятия, так и со стороны надзорных органов. Так что всё строго контролируется соответствующими организациями. Уверена, что так будет и впредь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах