Примерное время чтения: 8 минут
292

Буду буллить, буду бить. Как издевательства в школах отражаются на детях?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. "АиФ-Тула" 01/02/2023
Кирилл Романов / Коллаж АиФ

По травле девочки в школе, о которой рассказали родители, будет проведена проверка. Об этом сообщила детский омбудсмен Наталия Зыкова.

Однако, далеко не всегда о том, что над подростком издеваются в школе, становится известно даже родителям. Почему и к чему это приводит?

Первого сентября Женю, пришедшую в новую школу в 10 класс, новоиспечённые одноклассницы ударили головой о раковину в туалете. Им не понравилось, что на вопросы: «А что это на тебе за лохмотья? Ты что, бомжиха?», Женя отмалчивалась. В новую школу ей, кстати, пришлось перейти тоже из-за травли. Женин психолог говорит, что этот случай – примитивнейшая реакция агрессоров на жертву. А жертва – это выработанное чувство внутри Жени, её модель поведения, которая сформировалась в предыдущих двух школах.

Тебя не должно быть

Такая травля сейчас называется «буллинг». Это понятие включает в себя многое – от избиений до бойкотов. Ребёнок, которого травят в школе, будет стараться казаться незаметным, избегать конфликта, подчиняться агрессорам, даже если будет приходить домой в ссадинах и синяках.

«Школа для меня стала самым страшным кошмаром в жизни, - рассказывает Юлия Абрамова. – Мне до сих пор снятся сны про школу, я просыпаюсь в холодном поту. Меня не избивали, не запирали в классах, как было с одной девочкой, которая училась в параллели, но постоянно насмехались, прятали мои вещи. Друзей у меня не было. Школа всё это время была местом, которое надо «перетерпеть». И я терпела. Не рассказывала ничего родителям – у нас не было доверительных отношений. Мы вообще не разговаривали о чувствах, у меня даже «как дела в школе?» не спрашивали. Хотя, если бы однажды спросили, я бы соврала. Наверное, именно потому, что я не чувствовала себя защищённой, травля так на мне и отразилась. Мне казалось, что я вся какая-то неправильная, недостойная дружбы, даже просто нормального отношения. Сначала я просто плакала каждый раз, когда ложилась спать, потом на каникулах мне стала сниться школа и я боялась спать. Потом у меня были депрессивные эпизоды, я поняла это уже в 23 года, пошла к психотерапевту. И да, я виню моих одноклассников – они разрушили мне психику, самооценку и отняли шанс научиться важнейшим вещам – дружбе, общению, да просто социальному взаимодействию. И да я виню родителей – они не просто не замечали моего состояния, в категориях, которыми они мыслят вообще не было пункта “эмоции ребёнка”».

Буллинг - это отрицание человека целиком. Основной его посыл: «Тебя не должно быть». Как бы жертва ситуации ни меняла своё поведение, это не прекратит травлю.

Справка
Судя по исследованию агенства «Михайлов и Партнеры. Аналитика», с буллингом со стороны сверстников сталкиваются 52% детей в возрасте от 10 до 18 лет – они жалуются на психологическую агрессию (32%) и физическую, проявляющуюся в толчках и побоях (26,6%). Из столкнувшихся с агрессией в школе, 63% подростков расскажут об этом родителям, 29,9% - друзьям, 19,2% - учителю, а 15,2% предпочтут скрыть. В полицию обратятся только 0,5% российских школьников.
«Детям всё равно, за что тебя травить, - уверяет Дима Устинов. – Класса до девятого я был совершенно обычным мальчиком. Вёл себя «как принято», старался влиться в компанию. Но был немного полным. Тогда издевались по этой причине. В восьмом классе я начал стремительно худеть, оказалось, ушло одно заболевание. Травить меня не переставали. Первое время по инерции за то, что «жирный», потом за то, что «ботан», а к десятому, когда я уже точно понял, что дружбы здесь не выйдет, да и с этими людьми я её не хочу, и перестал притворяться «ровным пацаном» - позволил себе носить феминную одежду, красить ногти – стал получать за это. Тогда для одноклассников открылся просто неисчерпаемый грааль. Кто в нашей консервативной среде получает больше всего ударов, если не такие? Благо, родители отвели меня к психологу ещё в 9 классе, так что я воспринимал всё это гораздо легче, чем мог бы. Кроме того, у меня были друзья в ресурсном центре, в интернете. Но сейчас я не понимаю, почему мы просто не сменили школу».

Калечат и себя

Опыт буллинга разрушителен и для жертвы, и для агрессора, и для его сторонников, и даже для свидетелей.

«Я осознала, что была инициатором буллинга в школе, уже когда пришла на терапию во взрослом возрасте по другой причине, - рассказывает Ксения Фомина. – Мне тяжело это далось. Сейчас мы выяснили, что я так самоутверждалась. Внутренне чувствовала себя слабой, и никто мне не рассказал, что с этим делать, и я стала делать слабыми других. А недавно я видела школьную подругу. С которой не общалась лет десять. Она не участвовала в травле, но рассказала, что ей было больно на это смотреть и она хотела порвать общение со мной, но боялась, что я стану издеваться и над ней. А я была абсолютно слепа и не видела, что калечу просто находящихся рядом».

Что делать родителю?

Евгения Кротова, клинический психолог:

«Это дети с серьёзными непроработанными психологическими проблемами и комплексами. Компенсируя их, они стремятся к власти, самоутверждаются за счёт других, кроме того, они часто уверены в своей безнаказанности. Часто у этих детей нет здоровых отношений с родителями.

Ребёнок поначалу может не понимать, что происходит травля, а не обычный конфликт. Он также не осознает, что не может изменить отношение других детей к себе. А поняв это, не всегда обращается за помощью. Он может думать, что заслужил или что родители ничем не помогут или сделают хуже. А ещё так бывает, когда родители внушают, что нужно самому справляться с проблемами».

«Нельзя оставлять ребёнка одного, он должен ощущать родительскую поддержку, - советует Евгения Кротова. – Объясните ему, что проблема не в нём. Нужно разговаривать с родителями зачинщика травли, просить принять меры. Объясните им, что буллеры наносят вред и себе. Поговорите с учителем, он тоже должен принять меры – обсудить с детьми проблему, только без ребёнка, страдающего от буллинга. И главное – ребёнку нужна помощь психолога. Не надо думать, что всё обойдётся. И помните, ваш главный выход – сменить школу. Вы должны быть готовы к этому в любое время, сколько бы сил вы ни вложили в разрешение ситуации в этой».

Комментарий

Александра Маркова, директор предприятия:

«Я организовывала в школе создание спектаклей. Была сценаристом, режиссёром, играла разные роли. Выпускала школьную газету. Выступала на школьных собраниях в конфликтных ситуациях между классом и учителями. Училась музыке, занималась спортом, участвовала в концертных программах школы и посёлка. Девчонки никогда не задирали меня. А вот пацаны не раз обидно обзывали, подкладывали кнопки на стул, ждали у школы, цеплялись, но я никогда им не поддавалась. Даже тогда, когда они глубоко зарыли меня в огромный сугроб и я уже не понимала, где верх, где низ и сумею ли выбраться из него. На следующий день я собрала их портфели и забросила на козырек над входом в школу. Они угрожали, я их игнорировала, потом упрашивали сказать, где и долго пытались добраться до портфелей. А я спокойно наблюдала затем, как нелепо они это делают. С этого момента мальчишки держали дистанцию. Хуже была ситуация с девчонкой года на три постарше из другой школы, мимо дома которой я ходила в музыкальную школу. Та, в какой-то момент начала преследовать и нападать на меня. То оторвет рукав пальто, то завалит и жестоко пытается бить. Я отбивалась и потрёпанная шла на музыку и стала очень бояться.

Пару раз пошла по другой дороге и почувствовала себя ещё хуже. Пришлось возвращаться на прежний путь. И каждый раз собирала все внутренние силы, чтобы не показать ей, как сильно я боюсь. Одна жёсткая драка решила всё. На этот раз я первая напала на неё. Она очень растерялась, потом пыталась отбиться, затем бежать, но я её нагоняла и нагоняла, потеряв страх. И она отстала от меня, пыталась подружиться. Через год её отправили в колонию. Родители какого-то ребёнка подали на неё в суд. А мои так и не узнали, как несколько месяцев у меня подкашивались ноги при одной мысли, что надо идти в музыкальную школу. И во взрослой жизни пытающимся давить на меня, угрожать, не позволяю влиять, спокойно продолжая своё дело. И люблю известное китайское изречение – если сидеть у реки долго, течение пронесёт труп твоего врага. В фигуральном смысле, но каждый раз так и происходит».
 

Как узнать, что ваш ребёнок жертва буллинга?

Есть типичные признаки, при наличии двух-трёх, стоит насторожиться:

1. Ребёнок слишком замкнут – избегает вопросов и разговоров о школе и друзьях.

2. Агрессивно высказывается в адрес одноклассников.

3. Зажат, сутул, есть неловкость в движениях.

4. Приходил из школы с синяками, порванными или испачканными вещами.

5. Агрессивное поведение дома, капризы.

6. Трудный подъём, лень утром и днём.

7. Страх ошибки.

8. Ребёнок считает себя неудачником, боится пробовать что-то новое.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах