Примерное время чтения: 11 минут
397

«Мать идет!» Как Вера Гумилевская открыла первый в Туле дом младенца

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. "АиФ-Тула" 19/06/2024

Когда она на дрожках подъезжала к роддому, акушерки передавали друг другу: «Мать идет!» Гумилевская во всех смыслах была матерью и коллективу, и роженицам. В день медицинского работника tula.aif.ru вспоминает первого и легендарного главврача тульского роддома Веру Сергеевну Гумилевскую.

С повитухой

20 акушерских коек в земской больнице было до революции на всю Тулу. Не принято было тогда пользоваться для родов медицинской помощью. Традиционно с этим справлялись повитухи — от слова «повивать», принимать младенца. Считалось, что для родовспоможения достаточно их, ну а уж если роженица померла или ребенка удалось достать уже задохнувшимся — значит, так тому и быть. Институт акушерства стал развиваться в России только в начале двадцатого века.

После революции начали предпринимать усилия для того, чтобы женщины в такой непростой момент имели гарантированную медицинскую помощь и поддержку. В двадцатые годы по всей стране стали открывать ясли, дома матери и ребенка, молочные пункты, детские консультации. В Туле в 1918 году в больнице при патронном заводе открыли родильно-гинекологическое отделение на 70 коек, из которых всего 15 для родильной помощи. Позже открыли родильное отделение на 15 коек при железнодорожной больнице.

О том, насколько росло желание в момент появления ребенка на свет пользоваться помощью медиков, говорят цифры. За восемь месяцев 1924 года в тульские больницы обратилось 2 427 рожениц, а за восемь месяцев 1925-го — 2 726. То есть доверие населения к медицинской помощи росло. Но мест в больницах очевидно не хватало. Туле требовалось не менее ста коек для рожениц. Поэтому 19 декабря 1926 года в бывшем уже здании Дома младенца открыли Центральный родильный дом на 75 коек. Его ремонт и оборудование обошлись в 34 тысяч рублей.

Разместился он в доме бывшего потомственного почетного гражданина Ивана Сергеевича Ломова. Усадебное место с каменным двухэтажным домом с мебелью на Воздвиженской, нынешней Революции, когда-то отдала под приют для неимущих престарелых женщин и малолетних девочек-сирот его дочь Любовь Ивановна Ломова-Трухина. Свой капитал она завещала на устройство этого дома во имя Тихвинской иконы Божьей Матери с постоянным причтом. Причетник исполнял различные обязанности в приюте и воспитывал девочек. При выходе из приюта девушкам 16-18 лет выдавали по 150 рублей. Кроме того, в приют на бесплатное обучение русскому языку, шитью белья и платья принимались девочки по усмотрению душеприказчиков.

Открытие родильного дома стало в Туле огромным событием/
Открытие родильного дома стало в Туле огромным событием/ Фото: Public Domain

Первые шаги в медицине

Вера Сергеевна Гумилевская была из плеяды врачей, прославивших Тулу. Она стала основоположницей современного акушерства в Тульской области. Уроженка села Казанское-Греково Ефремовского района. Дочь священника, она окончила высшие медицинские курсы в Петербурге и вернулась работать земским врачом в родные места.

Медицина — одно из тех направлений деятельности, на которые могла рассчитывать желающая самостоятельности женщина.

Есть копия письма 1908 года из канцелярии Тульского губернатора о том, чтобы вследствие ходатайства священника Сергий Гумилевского о выдаче свидетельства о политической благонадежности для дочери его Марии Сергеевны Гумилевской дать рекомендацию на женские курсы Лохвицкой в Санкт-Петербурге. По всей видимости, это была младшая сестра. Хотя о братьях и сестрах ни в одной из публикаций советского периода, посвященных Вере Сергеевне, никогда не сообщалось.

От губернатора ответили, что о Гумилевской неблагоприятных в политическом отношении сведений не имеется.

Высшие женские естественно-научные курсы М. А. Лохвицкой-Скалон были открыты в 1903 году. Это было женское высшее учебное заведение, которое задумывалось как «подготовительные для желающих поступить в Женский медицинский институт или желающих заниматься преподаванием естествоведения» курсы.

После возвращения домой Вера Сергеевна работала в Белевском уездном земстве, затем участковым врачом Кологривовской и Масловской сельской больниц Ефремовского уезда. В деревне тогда сохранялась большая заболеваемость и высокая смертность.

В 1914 году Гумилевская переводится в Тульскую губернскую больницу врачом хирургического и гинекологического отделений, а еще через несколько лет работает сначала ординатором родильно-гинекологической больницы патронного завода, а затем ее главным врачом. В городе тоже было непросто — все те же эпидемии, все та же высокая смертность. Но Вера Сергеевна уже проявила себя как прекрасный гинеколог-практик и тончайший хирург. Все самые сложные операции Гумилевская выполняла только сама.

Мужа и детей не имею

На двух этажах нового родильного дома размещались три отделения: два родильных и одно детское. Имелось также специальное изолированное помещение для сомнительных больных и боксы (отделения) для сомнительных младенцев, родившихся от больных матерей, отепленное отделение для недоносков. В верхнем этаже, кроме комнат для рождения, устроили детские отделения. Сюда помещали новорожденных, отдельно от матерей.

Стены нового медицинского учреждения были окрашены в мягкие, спокойные тона, на потолках висели специальные матовые лампы с отраженным светом. Кондиционеры поддерживали определенную температуру во всех помещениях, фильтровали и увлажняли воздух. Каждая комната была снабжена сонеткой для вызова медперсонала. Сонетка — слово, теперь вышедшее из обращения. Это просто комнатный звонок со шнурком, с помощью которого вызывали прислугу. В данном случае — кого-то из медперсонала.

Молодые мамы.
Молодые мамы. Фото: Public Domain

В родильном доме установили постоянные дежурства: суточные для врача и двенадцать часов для акушерок.

Для вываривания белья имелся специальный котел (автоклав) большой ценности. Один только ремонт автоклава обошелся в 800 рублей.

Гордостью роддома был кипятильник-стерилизатор «20 век» системы Орлова с непрерывной, автоматической подачей воды. Этот кипятильник снабжал все помещение горячей и холодной, но обязательно кипяченой водой. Для охлаждения воды «20 век» был снабжен холодильником.

Каждый новорожденный получал свой номерок красного цвета, в отличие от соответствующего зеленого, материнского. А чтобы невозможно было перепутать детей, ребенку одевались сразу три экземпляра одного номера на шею и ручки.

Младенцев везут на кормление.
Младенцев везут на кормление. Фото: Public Domain

Родительницы находилась в доме не менее семи дней.

В двухэтажном здании было устроено тринадцать лифтов. Между прочим, это были первые лифты, которые сделали в Туле. В первый день работы Центрального родильного дома на довольствии числилось всего двое больных, но уже к 26 декабря почти все койки были заняты — 73 из 75.

В 1936 году было принято решение об увеличении количества родильных коек за счет надстройки третьего этажа и капитальной реконструкции всего здания. Количество коек увеличилось до 350 женских и 280 детских. В 1939 году через это медицинское учреждение прошли 11 460 женщин. Это сделало родильный дом одним из лучших медицинских учреждений в городе.

В 1976 году, на 50-летие роддома, в Тулу приезжали его ровесники, рожденные в том самом 1926-м году. И это событие символически совпало по времени с присвоением Туле звания города-героя.

В годы войны Тульский роддом продолжал работать. Но в окне под крышей устроили наблюдательный пункт, установили пулемет. Много позже, во время одного из ремонтов, в торцевом окне третьего этажа, заложенным кирпичом, обнаружили орудийную бойницу, сохранившуюся со времен войны.

Обход палат.
Обход палат. Фото: Public Domain

После войны Вера Сергеевна Гумилевская стала главным акушером-гинекологом области, была депутатом тульского горсовета и председателем акушерско-гинекологической секции Тульского научного общества врачей. Оказывала значительную помощь районным роддомам. С 1952 года более 200 раз выезжала или вылетала самолетом для оказания практической помощи на местах. Избиралась депутатом Верховного совета РСФСР. К депутатским обязанностям Гумилевская относилась очень серьезно. Ее депутатская приемная располагалась прямо в кабинете главврача. С речами выступать не любила, но с партийными руководителями разговаривала смело и уверенно, без заискиваний и всегда добивалась результата.

При этом Вера Сергеевна упорно отказывалась вступить в партию. Без страха брала на службу специалистов, которые прошли лагеря и ссылки. Так, например, роддомовским хозяйством заведовал В. В. Побединский, потерявший семью, выселенный из Москвы и прошедший стройку Беломорканала. В 1953 году, во время раскручивавшегося дела о врачах-убийцах, защищала коллег-евреев Альпировича, Авербаха, Нахимовского.

В автобиографии от 1950 года Гумилевская написала: «Мужа и детей не имею, живу с двумя сестрами преклонного возраста». Тридцать лет оставалась главным врачом Вера Сергеевна Гумилевская, стала заслуженным врачом РСФСР. Ее подвижнический труд на посту главного врача был отмечен орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, медалями.

2 февраля 1956 года из Каменского района в ЦРД привезли женщину. Она умирала, а врачи не были уверены, что смогут ей помочь. За советом отправились к Вере Сергеевне, которая на тот момент уже очень тяжело болела. Гумилевская сказала: «Срочно оперировать!» Женщину спасли. Вечером того же дня Веры Сергеевны Гумилевской не стало. До ее 70-летия оставалось всего несколько дней.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах