123

Новые русские. Как работают врачи из разных стран в тульских больницах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. "АиФ в Туле" 24/02/2021
Кирилл Романов / АиФ

Врачей, фельдшеров и медсестёр в области не хватает. Это, как говорится, медицинский факт. Тем ценнее каждый специалист, приехавший работать в наш регион. Среди них есть выходцы из Ближнего и даже Дальнего Зарубежья. Кто же они?

Наши бабушки за границей

Александр Братан родом из автономной Гагаузии, что в Молдове. Окончил, как и будущая супруга Елена, Государственный университет медицины и фармакологии в Кишинёве.

«Поженились мы на пятом курсе, - рассказывает Александр. - Потом по программе переселения соотечественников решили переехать в Российскую Федерацию и получить гражданство. Здесь доучивались в Рязанском медицинском. Там, кстати, я и познакомился со артистом оркестра народных инструментов Тульской областной филармонии Кириллом Тутаевым, что и определило, в конечном итоге, переезд именно в Тулу, хотя ранее и Калуга рассматривалась. Он мне здорово помог, мы дружим и очень часто общаемся». 

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Сам Братан – хирург, жена – терапевт. Оба прошли через работу в ковидном госпитале областной клинической больницы №2 на ул. Тимирязева, 27 – с середины октября до конца января. Елена - как лечащий врач по пятидневке, а он в качестве дежурного врача сутками.

«Наверное, если было бы с кем оставить четырёхлетнюю дочь, супруга тоже пошла бы работать по сменам, как и я, - говорит Братан. - Но у нас все бабушки-дедушки за границей, посидеть некому. Поэтому подбирали режим работы так, чтобы был присмотр за девочкой». 

Сейчас супруги вернулись к своей обычной работе. Муж снова работает хирургом в поликлинике Ваныкинской больницы, а жена так и осталась во второй облбольнице терапевтом – тоже в поликлинике, перейдя туда из 10-й мясновской горбольницы.

О работе в ковидарии Александр вспоминает даже с какой-то теплотой: на удивление легко прошло «боевое слаживание» врачей из разных учреждений, которые волею судьбы все оказались «инфекционистами» в этот непростой период.

«Несмотря на разные специальности и специализации, пол, возраст, национальность, вероисповедание, сложился отличный коллектив! – говорит Братан. - Ни одного конфликта за время совместной работы, всегда встречали друг друга и расставались с улыбкой. 

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

При этом, конечно, очень много энергии отнимал этот адский труд – начиная от обмундирования (4 часа в этом облачении без возможности снять, попить, поесть, даже по нужде не отлучиться) и заканчивая большим количеством пациентов. А они все разные, инфекция новая. Рекомендации минздрава по лечению всё время обновлялись. Многое приходилось осваивать налету. Но руководство всегда держало руку на пульсе. Допустим, пациенту нужен вот этот препарат. Его в наличии нет в больнице. Через три часа он появлялся. Мы ни в чём не испытывали недостатка».

Братаны смогли уберечься от коронавируса, причём, Елена хорошо перенесла первую фазу прививки. Планирует привиться и Александр.

Потомок врачей

Шатру Аджат родился и вырос в пригороде индийской столицы Дели. В 2003 году приехал учиться в мединститут ТулГУ. Выбор на Тулу пал в связи с тем, что в этом вузе уже училась на программиста его старшая сестра. А вот сам Шатру решил пойти по стопам отца и деда, став потомственным врачом. Его отец до сих пор работает офтальмологом, правда, хирургические операции, как раньше, уже не проводит. Трудности, конечно, были – другой климат, менталитет, другая кухня. Но сестра помогала адаптироваться, даже объясняла, как зимой не упасть на улице.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

В 2010 году Аджат получил диплом, потом была интернатура по специальности «Терапия», работал и участковым врачом, и в стационаре. С будущей женой Александрой познакомился ещё на первом курсе. Сначала просто были друзьями, потом как выразился Шатру, «дружба росла», а после окончания института они с Александрой поженились. Она пульмонолог. У них растут две дочки, старшей сейчас уже девять, младшей – четыре. Конечно, у девочек родной язык – русский, но английским папа тоже занимается, знают они и какие-то отдельные слова на хинди. Сам Аджат уже стал полноправным россиянином, получив гражданство РФ. 

Шатру и Александра также прошли ординаторами через ковидный госпиталь. Муж работал сутки через двое, жена на пятидневке. Причём Александра успела поработать там ещё в первую волну, а Шатру 3,5 месяца в конце 2020-го и начале 2021-го.

«Решение вступить в борьбу с ковидом приняли сами, - говорит Аджат. – Вначале были определённые опасения, но они не помешали пойти «на передовую». Да и руководство помогало, обучали, как экипироваться, как правильно себя вести. В итоге супруги Аджат убереглись от коронавируса».

По признанию Шатру, самым тяжёлым было наблюдать, как умирает человек.

Сейчас он вернулся в медицинский клинический центр родного для него университета. Преподаёт, ведёт иностранные группы.

Пришёл туда, где нужен

Фархад Чоудхури 25 лет назад приехал учиться на медфак Тульского госуниверситета из Читтагонга – второго по величине города в Бангладеш. Правда, на шестом курсе перевёлся в Мордовский госуниверситет, но потом всё равно вернулся в Тулу. Женился ещё на третьем курсе на тулячке – познакомились в ТулГУ, правда, у неё была другая специальность – инженер-строитель. На четвёртом стал уже отцом, сейчас старшему сыну 19. Он студент университета культуры. Ещё двум мальчикам 15 и 11 лет. На родине Чоудхури бывают каждые 2-3 года, правда, оттуда к нему никто не приезжал. Да и гражданство у него давным-давно российское.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

После университета была интернатура в Ваныкинской больнице, а с 2005 года Фархад работает врачом скорой помощи на центральной подстанции Тулы в хирургической бригаде – по специальности. О своём выборе в пользу этой службы говорит просто: «Где нашёл место, туда и пошёл». Там и остался.

По его признанию, за 15 лет в работе скорой произошло много перемен – в лучшую сторону, включая зарплату. Уходить с этой работы не планирует – что называется, прикипел.

Лечит одним видом

Абдрахман Сейд родом из столицы африканской Республики Чад Нджамены. Сейчас он учится на шестом курсе медицинского института ТулГУ.

«Вначале было, конечно тяжело – язык, климат, культура, еда – всё другое», - признаётся он.

Но потом привык, да настолько, что сейчас рассматривает Тулу для дальнейшей жизни и работы – по специальности, конечно (хочет стать офтальмологом).

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Абдрахман работает в центре медицины катастроф два года. Начинал в обычной бригаде, затем перешёл в эпидемическую, теперь вновь трудится в линейной на Щёкинской подстанции скорой помощи.

Вопрос о том, как на появление такого необычного медработника реагируют пациенты на вызовах, Сейда, кажется, даже развеселил. Да, для них это, как правило, полная неожиданность, но реакция, в основном, позитивная. «Бывает, зайдёшь к какой-нибудь бабушке, а она улыбается, ей уже лучше, настроение у неё поднимается, и вроде медпомощь как таковая уже не нужна», - говорит он.

В составе ковидных бригад Абдрахману довелось поработать, но сейчас их сокращают из-за спада пандемии. Сам он переболел этой заразой ещё в мае в сравнительно лёгкой форме. Сначала был изолирован в общежитии, потом лежал в ковидном госпитале в манеже две недели.

Молдова и Бангладеш, Индия и Чад. Эти страны так далеко друга от друга. И люди, которые там живут, такие разные. Но Александра и Фархада, Шатру и Абдрахмана объединило то, что все они приехали в Россию, обосновались в Туле, лечат туляков и связывают своё будущее с нашим краем.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах