Примерное время чтения: 10 минут
116

Вежливые люди в Париже. Какую роль сыграли казаки в войне с Наполеоном

В филиале Государственного исторического музея открылась планшетная выставка «Казаки в Париже в 1814 году». В эти дни исполняется 210 лет окончания войны с Наполеоном, начавшейся в 1812 году. На планшетах представлены акварели Георга — Эммануэля Опица, на которых европейский художник запечатлел образы русских казаков на улицах Парижа. Подробнее о событиях, изображенных на картинах — в материале tula.aif.ru.

Воздать добром за зло

После того, как французов совершили историческое бегство через Березину, русская армия приняла участие в заграничном походе. Та эпоха стала вершиной военной и национальной гордости государства, ведь Россия одержала верх над величайшим полководцем мира!

Весной 1814 года около девяти утра колонны союзных армий с барабанным боем и распущенными знаменами начали входить в Париж через ворота Сен-Дени. В 11 часов во главе огромной блестящей свиты, в которую входили свыше тысячи генералов и офицеров разных наций, на белом коне, некогда подаренным Наполеоном, в Париж въехал российский император Александр I.

Фото: Пресс-служба правительства Тульской области

После торжественного вступления в Париж и парада союзнических войск Александр I обратился к делегации мэров Парижа: «Я люблю французов, признаю среди них одного лишь врага — Наполеона. Лишь отборная часть наших войск вступит в пределы вашего города. Я хочу воздать добром за зло».

Александр отдал приказ своим воинам «обходиться с жителями как можно дружелюбнее и побеждать их более великодушием, нежели мщением, отнюдь не подражая примеру французов в России». Так что история вежливых людей началась уже давно. Как минимум, 210 лет назад.

Триумфальная весна 1814 года отражена во многих произведениях изобразительного искусства. В честь юбилейной памятной даты в Туле сейчас представлена знаменитая серия акварелей художника Г. Э. Опица «Казаки в Париже в 1814 году».

Известно, что парижане доброжелательно приняли победителей Наполеона; тем более, что они оказались не дикими варварами, как считалось, а прекрасно говорящими на французском языке офицерами. Представленные на выставке акварели воссоздают образную картину победного окончания войны и совершенно необычную атмосферу столицы Франции, с мягкой иронией и невероятно добросовестным вниманием к мелочам.

Фото: Пресс-служба правительства Тульской области

«Важно отметить, что взгляд Опица удивительным образом совпадает с тем, как воспринимали свое пребывание в Париже русские офицеры, — говорит генеральный директор Исторического музея Алексей Левыкин. — Воспоминания, мемуары, литературные эссе эпохи 1812-1814 гг. наполнены радостью по поводу окончания войны, благодарностью за дружественное участие горожан, удивлением перед легкостью общения с ними».

Парижская серия акварелей Опица с изображением казаков известна более чем в 40 листах. Две работы из них находятся в музее Карнавале, одна — в Национальной библиотеке в Париже, 10 листов попали в Государственный Эрмитаж. В Государственном историческом музее хранится 25 листов акварелей пражского художника Г. Э. Опица, написанных с натуры в 1814 году. Это уникальный исторический источник и отражение взгляда европейца на казаков. Опиц рисует внешний облик казаков, уделяет внимание деталям одежды, вооружения, показывает незамысловатый быт казаков, который они запросто перенесли на улицы Парижа, их простодушное восхищение Аполлоном и изящными парижанками. Русская армия ушла из Парижа оставив о себе добрую память, будущую сеть ресторанов быстрого питания «бистро» — от русского «быстро» и очаровательных детишек. Многие в Париже, как говорят, гордятся тем, что они ведут свой род от русских казаков.

Тульское ополчение

С началом войны 1812 года Тульская губерния была включена в первый округ, в обязанность которого входила охрана Москвы. Решение о формировании Тульского ополчения было принято на собрании дворянства Тульской губернии 20 июля 1812 г. На нем был избран и начальник ополчения, которым стал тульский гражданский губернатор Николай Иванович Богданов. Он же возглавил 1-й Тульский губернский комитет, в обязанность которого входили прием, вооружение и снабжение ополченцев. 2-й комитет осуществлял прием, запись и распределение пожертвований, а возглавлял его вице-губернатор.

Тульским дворянством были сформированы два конно-казачьих, один егерский, четыре пеших казачьих полка и конно-артиллерийская рота — это было единственное формирование подобного рода среди остальных губернских ополчений. Всего через пять недель Тульское ополчение насчитывало 12 809 ратников, готовых защищать Отечество. Все ополченцы обеспечивались обмундированием и провиантом на три месяца.

Николай Богданов, выполняя распоряжение Кутузова, командировал части Тульского ополчения к Оке — «держать кордон» от Алексина до Каширы. 21 октября 1812 года генерал-фельдмаршал Кутузов отдал приказ Богданову «со всем командуемым ополчением перейти к Рославлю. Главная наша армия следует к г. Вязьме».

Распоряжение главнокомандующего было исполнено только месяц спустя, и уже другим командиром Тульского ополчения, так как пришло известие из Тулы о том, что губернатор сложил полномочия командира Тульского ополчения и назначил вместо себя генерал-майора Миллера.

Все соединения Тульского ополчения, кроме 1-го конно-казачьего полка, не принимали участия в боевых действиях в 1812 г. и использовались для охранения тылов российской армии и конвоирования военнопленных. Они участвовали лишь в одной крупной военной операции 1813-1814 гг., ставшей завершением их боевой деятельности — осаде и взятии одной из крупнейших крепостей и важной базы французской армии Данцига.

Казаки доблестного князя Щербатова

А вот 1-й конно-казачий полк туляков, который после участия в сражениях при Тарутино и Малоярославце, где его ратники проявили беспримерный героизм, стал считаться отборным, и в виде регулярного войска был определен при конвое главной армии. Именно 1-й конно-казачий полк Тульского ополчения первым вступил на французскую землю во время заграничного похода Российской армии, и прошел до Парижа. По окончании войны офицерам этого полка было предоставлено право ношения мундира и в отставке, что было исключением для ополченческих формирований.

Одним из первых через городские ворота в Париж вошел лейб-гвардии Казачий полк. Именно за ним во главе огромной свиты в столицу въехал император Александр I.

В войнах с Наполеоном казаки сыграли особенную роль. Не случайно и сегодня для многих европейцев казаки остаются ярким собирательным образом русской армии вообще. Формирования казаков значительно повлияли на ситуацию на театре военных действий и соотношение сил в кавалерии между противоборствующими сторонами на территории России, а потом и на завершающем этапе в заграничных походах русской армии 1813-1814 годов.

Одним из легендарных командиров того войска был генерал-майор, князь Александр Федорович Щербатов, уроженец села Симонова Алексинского уезда. Его портрет помещен в военной галерее Зимнего дворца в Санкт-Петербурге. Впрочем, еще до Отечественной войны он приобрел репутацию лихого военного. В четырехлетнем возрасте Щербатов был записан сержантом в гвардию, в 1788 определен на службу, и зачислен в штат генерал-поручика старшим адъютантом. Он участвовал в Персидском походе, в осаде Дербента, потом переведен в Кирасирский графа Салтыкова полк и в 1797 г. произведен в полковники.

В годы войны с Наполеоном Щербатов составил два конных полка по 1 200 человек каждый, которые вошли в состав Тульского ополчения. Михаил Кутузов считал их «хорошо подготовленными». Туляки действовали в авангарде русского войска, вместе с казаками М. Платова. Командир 1-го конно-казачьего полка Щербатов прошел путь от Тарутина (1812), где стояли полки тульского ополчения, и далее в заграничном походе русской армии. В 1813 г. князь участвовал в сражениях под Калишем, Люценом и Бауценом, отличился под Теплицем, за что получил орден св. Анны 1-й степени, а затем, до самого Парижа, командовал авангардом в отряде Платова.

Последние годы своей жизни, в звании шталмейстера, Щербатов был директором дворцовых конных заводов и председателем конной экспедиции. В 1817 г. он скоропостижно скончался в Москве на 45-м году жизни, похоронен в Донском монастыре.

Возвращение ратников Тульской губернии из похода отмечалось торжественно. 21 июня 1814 г. в поле за Киевской заставой воинов встретил архиепископ Амвросий со всем духовенством «с хоругвями и крестным ходом вкупе со всеми жителями города». Состоялся молебен, затем панихида по убиенным, «угощение от города» — воинам, для офицеров — бал.

Боевые знамена долгое время были святынями Успенского собора Тульского кремля. Три из них относились к периоду Отечественной войны. В 1812 году от стен собора тульские полки уходили к Москве под командование фельдмаршала Кутузова. После окончания войны три четырехугольных боевых знамени Тульского ополчения вернулись в Успенский собор. Они висели на шнурах у западных столбов «как памятник достоподражаемого патриотизма» для потомков.

У восточных столбов в специальных деревянных тумбах с надписями на медных дощечках стояли 11 знамен, с которыми тульские ополченцы ушли на защиту южных границ России в Крымской войне. Они были освящены в 1855 году в Успенском кафедральном соборе. Под этими стягами наши предки в 1855-56 годах героически сражались в Крыму. Одиннадцать боевых знамен после окончания войны вернулись на постоянное хранение в кафедральный собор. Три из них чудом сохранились, и находятся в фондах областного краеведческого музея.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах