aif.ru counter
1175

Страницы истории. Почему пациенты психбольницы носили немецкие кители

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. "АиФ в Туле" 14/12/2016
Личные вещи и одежда бойцов Советской Армии
Личные вещи и одежда бойцов Советской Армии © / Дмитрий Борисов / АиФ-Тула

Зимние полковые квартиры

Начиная с XIX века и на протяжении почти без малого двух столетий в Епифанский и Венёвский уезды прибывали полки для переформирования и перевооружения.

«Тульский оружейный завод был главным производителем стрелкового оружия в XIX веке, - рассказывает председатель клуба венёвских краеведов Денис Махель. – Однако новое оружие в то время тяжело было перевозить на большие расстояния. Проще передислоцировать полк ближе к оружейному заводу. Так в массовом порядке и поступали. А поскольку с 1872 года тульские оружейники освобождены от квартирной повинности (обязанности оставлять в своём жилище помещения для военных для временной остановки или длительного проживания), Тула была не в состоянии принять значительное количество войск – и эта повинность легла на соседние уезды».

Денис Махель, председатель клуба венёвских краеведов
Денис Махель, председатель клуба венёвских краеведов Фото: АиФ-Тула/ Дмитрий Борисов

В Венёве, к примеру, в то время на длительный постой размещались более двадцати полков. Аналогичная ситуация складывалась и в соседних уездах, например, в Епифани. В частности, после Крымской войны, между 1857-м и 1887-м годами, на зимние квартиры в Тульскую губернию прибыл Екатеринбургский пехотный полк. Полковой штаб располагался в Венёве, штабы 1-го, 2-го и 3-го батальона в сёлах Урусово, Серебряные Пруды и городе Кашире. Полком командовал Владимир Николаевич Верёвкин. Кстати, именно он добился обустройства небольшого сада рядом с полковым лазаретом – в то время Городского сада ещё не существовало.

В Венёве родилась дочь полковника Верёвкина Марианна, которая в 14 лет проявила значительный художественный талант, брала уроки у Ильи Репина. В конце XIX века вместе с мужем она переехала в Германию, где стала известным художником-экспрессионистом.

«В 2010 году в Третьяковской галерее открылась её первая выставка в России, - рассказывает краевед. - На родине о художнице до этого времени почему-то не вспоминали, хотя в Европе вышло несколько книг, посвящённых Марианне Верёвкиной».

Показательные казни

В деревне Дудкино Кимовского района 28 ноября 1941 года случились страшные события.

«Для командования немецкой 2-й танковой армией свежая сибирская дивизия, полностью укомплектованная, с 40 танками, переброшенная с Дальнего Востока буквально накануне второго генерального наступления на Москву, была словно заноза, крепко вбитая в немецкий танковый клин, - рассказывает кандидат технических наук, руководитель поискового проекта «Сталиногорск 1941» Александр Яковлев. - Однако в результате сражений немцы взяли в плен более 1500 человек, было много раненых». Местный житель деревни Ново-Яковлевка Василий Тимофеевич Кортуков, которому в то время было 15 лет, отчётливо помнит те события. Рассказывает, что после боя немцы буквально озверели. Ходили по домам, добивали раненых красноармейцев. В доме Кортукова убили одного солдата. Потом собрали спрятавшихся солдат – тех, у кого были не такие серьёзные ранения – вывели на пруд и всех расстреляли.

Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

В одном продуваемом всеми ветрами сарае содержались бойцы - предположительно, раненые 239-й стрелковой дивизии. Их пытались вывести при прорыве из окружения, но они были перехвачены и взяты в плен. Местная жительница Зоя Фёдоровная Молодкина, который в то время было 10 лет, вспоминает, что рядом по соседству жила учительница, брат-партизан которой был убит. Педагог пожертвовала своё ватное одеяло для раненых, разрезала его на куски и пыталась передать бойцам, чтобы те не так мёрзли. За это её хотели расстрелять, но каким-то чудом этого не случилось. Ещё несколько раненых пытались сбежать, но смогли спастись — обледенелых их потом нашли местные жители в скирдах за деревней. Они умерли от ран и холода.

«Вечером в тот же сарайчик затолкали девушку, тоже военную (медсестра или военврач), уж и не знаю, где её поймали, - рассказывает Зоя Молодкина. – Вместе с ней пленных стало восемь человек».

Утром 28 ноября немцы согнали местных жителей к речке Марковке, приделали к двум ветлам спиленный телефонный столб, вывели этих восьмерых из сарайчика и устроили показательную казнь – всех поочерёдно повесили. Говорят, пленные принимали смерть безропотно и никто не просил их отпустить, только девушка-медик кричала: «Гады, всех всё равно не перевешаете!»

Засецкий и Лурия

По-настоящему удивительной и страшной оказалась судьба известного во всё мире уроженца Тульской области, участника Великой Отечественной войны Льва Александровича Засецкого. Засецкий – автор знаменитого дневника «Я буду бороться», герой книги «Потерянный и возвращённый мир» советского учёного-нейропсихолога Александра Лурии.

Автограф Льва Засецкого
Автограф Льва Засецкого Фото: АиФ-Тула/ Дмитрий Борисов

«Лев Засецкий получил пулю в голову и потерял четверть мозгового вещества. Площадь отверстия в его черепе – 16 кв. см! – рассказывает экскурсовод Кимовского историко-краеведческого музея Наталья Кипарина. – Каким-то чудом он остался жив, но ещё более чудесным казалось то, что он вышел из комы и к нему вернулось сознание».

Однако оказалось, что он более не понимал логических, причинно-следственных и пространственных связей. Не мог читать, не мог отличить левое от правого. С этого момента начался долгий путь восстановления памяти и способности логически мыслить. С Засецким активно работал профессор Лурия, и именно благодаря обширной информации, собранной за долгое время наблюдений за Львом Засецким, учёный впоследствии разработал программу реабилитации для других раненых.

Экспозиция музея, посвященная Льву Засецкому
Экспозиция музея, посвященная Льву Засецкому Фото: АиФ-Тула/ Дмитрий Борисов

Восстанавливать утраченные способности Засецкому приходилось буквально по крупицам. Он видел слово, видел буквы, но не мог не только прочесть написанное, но даже вспомнить сразу, какие именно это буквы. Однако, сосредоточившись, он вспоминал букву. Сохраняя в памяти её значение, он переключался на следующую. Третьим этапом была попытка сопоставить две эти буквы и прочесть слог. Потом Засецкий переходил к третьей букве… Но на этапе чтения второго слога он напрочь забывал первый.

Засецкий трудился над восстановлением памяти десятилетиями. И ему удалось вернуть часть утраченных способностей. Он умер в 1993 году в Кимовске, прожив 73 года. Это обстоятельство иначе как чудом не назовёшь – прожить долгую жизнь с ранением такой степени тяжести.

За рубежом личность Засецкого довольно популярна. Английский психолог и писатель Роберт Вуд в 2002 году опубликовал радиопьесу I'll fight on («Я не сдамся») на основе дневников Засецкого, римский театр Мута Имаго поставил по дневникам Засецкого моноспектакль «Лев», который в 2012 году представляли в Москве в Театральном центре «На Страстном».

Кители для психбольницы

Жительница села Гранки Людмила Поссен и найденный ею немецкий китель, который использовался как
Жительница села Гранки Людмила Поссен и найденный ею немецкий китель, который использовался как "больничная роба" Фото: АиФ-Тула/ Дмитрий Борисов

Впрочем, интересными сведениями об истории Кимовского района могут поделиться не только специалисты-краеведы. Жительница села Гранки Кимовского района Людмила Поссен, можно сказать, на постоянной основе снабжает экспонатами краеведческий музей. Она передала сюда фронтовой платок своей свекрови, гильзы от снарядов и военную лопатку времён Великой Отечественной. Эти предметы она обнаружила в старом бесхозном доме в Гранках, который её семья купила десять лет назад. Также у Людмилы Поссен сохранился немецкий китель, который сегодня стал частью экспозиции, посвящённой Великой Отечественной войне. Он хранился у Поссен с 1960-х годов, когда она работала в Кимовской психиатрической больнице (сейчас закрыта). В немецкие кители тогда одевали больных, поскольку одежды, да и всего прочего, катастрофически не хватало. Кители в большом количестве доставили в больницу из Северо-Задонска, где были обнаружены заброшенные склады с немецкой экипировкой. Примечательно, что на кителе, который предоставила музею Поссен, сорваны погоны. Это значит, что враг точно был повержен.

«Землеписец»

В Кимовском краеведческом музее имени В. А. Юдина в минувшие выходные прошла межрегиональная конференция «Кимовский район: взгляд сквозь годы». Она была посвящена 75-летию освобождения Кимовского района от немецко-фашистских захватчиков. Историки, краеведы и поисковики из Москвы, Кимовска, Венёва, Новомосковска и других городов рассказали эти и множество других историй, связанных с военным прошлым тульской провинции.

В конференции принял участие и московский художник Михаил Рошняк, у которого есть дом-мастерская в деревне Гранки Кимовского района. Рошняк представил свои работы и рассказал об оригинальной технике, которую использует для создания своих картин. Он пишет землёй, смешивая почву с красками и клеем, иногда использует мел, уголь, сухую траву, другие естественные материалы. Работает «землеписец» голыми руками, реже – мастерком и схожими инструментами.

Работа Михаила Рошняка
Работа Михаила Рошняка Фото: АиФ-Тула/ Дмитрий Борисов

В творчестве Михаила Рошняка сочетается архаика (земляные пигменты для приготовления красок использовались ещё в глубокой древности) и новаторство современного искусства.

Работа Михаила Рошняка
Работа Михаила Рошняка Фото: АиФ-Тула/ Дмитрий Борисов
Фото: АиФ-Тула/ Дмитрий Борисов

«Земля сохраняет следы Времени, отношений, цивилизаций, - говорит Михаил. – Почва, грунт – это гигантский музей времени. А археологи, краеведы, историки – хранители и стражи этого музея. Они небольшими порциями потчуют нас – современных «психов» – вечными продуктами времени.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество