Примерное время чтения: 12 минут
87

Поместьице эгоиста. Как художник Василий Поленов создавал свою усадьбу

180 лет, которые исполняются 1 июня с момента рождения художника Василия Поленова и созданного им имения Борок, вместили самые разные события. Один из самых любимых уголков Тульской земли за это время стал одним из первых музеев советского государства, пережил военные действия и даже период безразличия к истории страны.

В.Д. Поленов. 1910-е.
В.Д. Поленов. 1910-е. Фото: Государственный мемориальный историко-художественный и природный музей-заповедник В.Д. Поленова

Земля счастливых людей

Знакомые всем нам пейзажи вокруг нынешнего музея-заповедника Поленов впервые увидел весной 1889 года, плывя вверх по Оке на колесном пароходике со своим другом и учеником Константином Коровиным. Заметив с палубы идущего по тропинке на берегу человека, сказал: «Взгляни, Костенька, вот счастливый человек. В каких благодатных местах он живет».

Впечатления от увиденного Поленова не отпускали, и вскоре, в тихом месте, в сосновом бору, на деньги от продажи картины «Христос и грешница» он построил дом по собственному оригинальному проекту, а рядом – художественную мастерскую Аббатство.

«Я несказанно доволен: окно огромное, свет чудный. Я всю жизнь об этом мечтал, а теперь как-то не верится», – писал он историку и искусствоведу Ивану Цветаеву, отцу знаменитой поэтессы Серебряного века Марины Цветаевой.

В усадьбе воплотилась заветная мечта Поленова: «Желание мое устроить музей осуществилось, когда нам удалось соорудить на берегу Оки дом, приспособленный к размещению коллекций, и я несказанно радуюсь, когда вижу, как приходят посетители и разглядывают наши собрания. Приходят целые экскурсии из ближайших городов, школ, из деревень, крестьяне и крестьянки с детьми». После 1918 года Поленов сам водил экскурсии по своему дому, изначально задуманному и построенному им как народный музей — хранилище коллекций, собранных несколькими поколениями.

Ещё в 1892 году дом Поленова стал первым в России художественным музеем в деревне, доступным самому широкому кругу посетителей.

Фото: Из личного архивa/ Алла Ланг

«Я эгоист. Я создал в доме музей, потому что мне самому это очень нравилось», — говорил Поленов.

Все постройки в имении Поленов придумывал сам. При жизни художника оно называлось Борок. Сам же художник именовал его «поместьице». Только в советские годы усадьбу переименовали в Поленово.

Василий Дмитриевич не был особым ревнителем церкви, но однажды, наблюдая, как бёховские крестьяне в воскресенье отправляются в Тарусу в кабак, сказал: «Лучше церковь, чем монополька». Так родилась идея построить церковь Святой Троицы в Бёхове. Построили в 1907 году.  Открыта она была до самых тридцатых, а потом заброшена и разграблена. Уже в послевоенное время от неё оставались лишь груды битого кирпича. Восстанавливал храм внук художника Федор Поленов. В 1972 году на праздник Крестовоздвижения Федор Дмитриевич водрузил на церковь привезенный им из Тулы крест, после чего попросил кровельщиков быстрее разобрать леса, чтобы затруднить властям снятие креста, если такое желание возникнет.

Федор Поленов
Федор Поленов Фото: Из личного архива/ Сергей Шмунь

Сразу после восстановления церкви в ней был открыт выставочный зал. Затем бёховский приход попросил вернуть храм верующим, поскольку никаких других действующих церквей в округе не было.

Первый секретарь обкома партии Иван Юнак идею восстановления церкви в Бёхове поддержал, что для тех времен было невероятно важно. У Федора Поленова с Юнаком вообще сохранялись теплые отношения. Федор Дмитриевич даже навещал в больнице тяжело больного Юнака после его отставки. Это тоже был поступок. В Туле от бывшего главы области многие, даже близкие ему люди, в то время демонстративно дистанцировались.

Трубач дядя Паша

Перед самым выходом из усадьбы на Оку, стоит здание лодочного сарая, построенное по типу фахверка в 1895 году – Адмиралтейство. Тут зимовали шлюпки речной флотилии – «Сирена», «Оять», «Яилатан», «Борушка», «Пробка», «Выпь», «Ветлуга». Летом они стояли на якорях под берегом. Дети с малых лет приучались к морской романтике, которая так ценилась в роду Поленовых. Они самостоятельно плавали на лодках, умели грести, управляться с парусами. У каждого даже были собственные лодки. А ещё имелась четырехпарная большая лодка, капитаном которой был сам Поленов, а дети матросской командой. Называлась она «Яилатан», то есть имя жены художника Наталии, прочтённое наоборот.

Дети Поленовых: Дмитрий, Екатерина, Мария, Ольга, Наталья. 1910-е гг.
Дети Поленовых: Дмитрий, Екатерина, Мария, Ольга, Наталья. 1910-е гг. Фото: Государственный мемориальный историко-художественный и природный музей-заповедник В.Д. Поленова

В летние месяцы Поленов мало занимался живописью, и много времени проводил в лесу, а ещё работал над созданием дамбы, чтобы задержать песок и восстановить пляж. Дамбу он шуточно именовал восьмым чудом света.

Её уже семидесятилетний Поленов собственноручно сложил из бутового камня, добытого на соседней каменоломне. Работа заняла несколько лет, зато каменная дамба стала неотъемлемой частью окского плёса. После каждого половодья её затягивало песком и илом, она зарастала лозняком, появились заросли камыша. Зато с восточной стороны песчаная коса, переходящая в отмель, стала родоначальницей современного песчаного пляжа.

Фото: Из личного архивa/ Алла Ланг

«В те времена, когда на Оке не было никакого судоходства – а я помню два таких года – не пуганая никем и ничем рыба ловилась особенно удачливо, – вспоминал Федор Поленов. –  Очень рыбной рекой была Ока в годы моих детства и юности. По вечерам, когда начинала рыба играть, сплошными кругами от её всплесков покрывалась вся река – от берега до берега».

Также, по его словам, уходя на фронт, Дмитрий Поленов закопал в Адмиралтействе весь семейный архив за много десятилетий. О том, где именно всё зарыто, знали только он и отец. Вернувшись с фронта, Дмитрий Васильевич выкопал архивные документы и занялся их разбором и просушкой. Несмотря на то, что всё припрятанное упаковывалось в запаянные пеналы из оцинкованного железа и оборачивались в пергаментную бумагу, покрытую смолой, некоторые письма все же пострадали от сырости.

Адмиралтейство пережило военные действия, поскольку рядом проходила линия фронта, но пало жертвой мирного времени. Оно было разобрано по указанию администрации располагавшегося в Поленове дома отдыха.

Дом отдыха – это отдельная страница в истории музея-усадьбы. Ещё до войны Поленово стало Домом отдыха артистов Большого театра. Первое время они жили в бывшем доме художника. В 1932 году этот дом сдали на пять лет театру в аренду, чтобы получать хоть какие-то деньги. Поленовы оставили себе лишь несколько комнат.

Добираться в то время до усадьбы было непростой задачей. До Серпухова шла лишь убитая просёлочная дорога, на которой в непогоду застревали любые автомобили. Как правило, ехали до Серпухова, а оттуда по Оке на большом колёсном пароходе «Алексин». За время своего небольшого пути пароход часто садился на мель, и тогда пассажиры, включая знаменитых артистов, перебегали с одного борта на другой, чтобы его раскачать.

В Поленове отдыхающие ходили по грибы, ловили рыбу, занимались спортом, устраивали шуточные конкурсы – например, на поедание манной каши без ложки. Солист театра Асаф Мессерер обладал привезенным из Дании спиннингом, да ещё с набором блёсен – для каждой рыбы своя. Это богатство было предметом жгучей зависти окрестных рыбаков. Весь улов отдыхающие отдавали на кухню повару.

В послевоенное время, летом, ровно в восемь утра раздавался звук трубы завсегдатая Дома отдыха дяди Паши – трубача Большого театра Павла Садовского. Он жил в избушке рядом с Адмиралтейством. Слыл заядлым балагуром, рыбаком и любителем выпить. Каждое утро он услаждал округу мелодией «Неаполитанского танца» из «Лебединого озера» Чайковского. «Люди, благодарные дяде Паше и за его искусство, и за его точность, ориентировались по звуку трубы в своем укладе жизни», – вспоминал Борис Мессерер

Отношения коллектива музея с отдыхающими складывались непросто, иногда и враждебно. Больше всего здесь мечтали убрать с территории усадьбы Дом отдыха и домик для официанток. Тем более, что численность отдыхающих в то время сильно увеличилась после постройки главного корпуса. Теперь Дом отдыха занимал значительную часть усадьбы.

Фото: Из личного архивa/ Алла Ланг

Когда новый корпус строился, рабочие жили тут же, на стройке. До тех пор, пока не повстречали домового, да ещё и очень похожего на самого Василия Поленова. После этого их пришлось отселить в здание баньки, предназначавшееся для почётных гостей. Василий Дмитриевич Поленов, кстати, являлся позже, как рассказывают, и гостям дома отдыха. Стоит ли удивляться, что в 1975 году именно в баньке родился один из любимых мультипликационных персонажей домовёнок Кузька, которого придумали супруги Валентин Берестов и Татьяна Александрова. Но вообще-то в той же баньке композитором Сергеем Прокофьевым была также написана музыка к балету «Ромео и Джульетта».

Поленовские пейзажи

Дом отдыха несколько раз переходил из рук в руки. После Большого театра он принадлежал ЦК профсоюзов, затем профсоюзу химиков. Сейчас на его фундаменте построен «Город мастеров» с выставочным и концертным залами. Восстановили и Адмиралтейство. Теперь это выставочный зал для современных художников, здесь также показывают диораму Поленова – последнюю большую работу художника, которая представляет собой кругосветное путешествие в картинках.

Несомненно, огромная заслуга дирекции музея-усадьбы в том, что сделано не только возможное, но и практически невозможное для сохранения первоначального пейзажа Борка. Тем более, что в беззаконные девяностые это действительно было непросто.

На другом берегу Оки ещё при советской власти, несмотря на статус заповедности, открывали песчаный карьер, который раскапывали самосвалы и тракторы. Потом он прекратил свою работу, но с воцарением безвременья, шустрые люди опять стали добывать здесь щебень и песок. Дело осложнялось тем, что эта территория уже не Тульской, а соседней, Калужской области. Благодаря настойчивости директора музея-усадьбы Наталии Грамолиной, знаменитый поленовский пейзаж остался нетронутым. Тот самый, который когда-то так полюбился Поленову.

С девяностых годов её девизом было «Не хочу, чтобы наш район превращался в спальный район Москвы». На посту директора Наталья Грамолина занималась капитальным ремонтом, реконструкцией основных объектов, построек, зданий усадьбы, созданием посёлка для сотрудников, восстановлением утраченных насаждений мемориального поленовского парка, а также реставрацией Церкви Св. Троицы в селе Бёхове. Благодаря этой титанической работе мы сегодня можем видеть Поленово таким, каким его когда-то и замыслил один из главных русских художников.

Благодарим за помощь при подготовке материала заместителя директора музея-усадьбы «Поленово» по научной работе Елену Каштанову.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах