Примерное время чтения: 12 минут
412

Цена реформ. Как октябрь 1993 года сказался на жизни Тульской области

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. "АиФ-Тула" 11/10/2023
Андрей Лыженков / Из личного архивa

Тульские политики вспоминают события, едва не переросшие в гражданскую войну.

Конфликт ветвей

Кризис власти в России к 1993 году достиг апогея. Российская Федерация оставалась республикой Советов, которая только начинала трансформироваться в парламентскую. И учреждённый в 1991 году институт президентства вступил в конфликт, по сути, ещё с советской системой государственного устройства. Высшим органом власти в стране был Съезд народных депутатов, а президент – лишь высшим должностным лицом и главой исполнительной власти, но не государства. При этом основной закон страны – конституция – стала крайне нестабильным документом. Она была принята ещё в 1978 году, и новые социально-экономические, а также политические реалии потребовали её серьёзной корректировки. Всего их было внесено порядка 300 – такое право было у Съезда и Верховного Совета России. Иногда корректировки носили явно конъюнктурный характер.

Митинг левых на площади Ленина.
Митинг левых на площади Ленина. Фото: Из личного архивa/ В. Сусков

Всем было очевидно: России нужна новая конституция. Но проблема состояла в том, что в действовавшем тогда основном законе страны не был предусмотрен порядок разработки и принятия нового. Кроме того, депутатский корпус видел страну парламентско-президентской республикой, а Ельцин и его окружение – чисто президентской. Поэтому работа июньского 1993 года конституционного совещания зашла в тупик. Его участник, руководитель фракции коммунистов в Тульском областном Совете народных депутатов Анатолий Артемьев вспоминал потом: от нашего региона в работе совещания также принимали участие первые лица – глава администрации Николай Севрюгин, председатель облсовета Юрий Литвинцев, начальник отдела юстиции (впоследствии председатель облдумы II созыва) Игорь Иванов.

А всего над проектом работали свыше 800 человек, но на конституционном совещании диалога не получилось. Депутаты предлагали свой вариант нового основного закона страны, президент – свой. Как вспоминал Артемьев, председателю Верховного Совета РФ Руслану Хасбулатову там просто не дали выступить, а народного депутата Юрия Слободкина ельцинская охрана вынесла из зала на руках.

В Туле на совещании депутатов всех уровней (собралось 1100 человек) в присутствии высоких столичных делегатов – Сергея Станкевича (от президента) и Олега Румянцева (от Съезда и Верховного Совета) обсуждались проекты нового основного закона страны. Ельцинский вариант туляки на поддержали, после чего подобные обсуждения в регионах свернули во избежание подобных конфузов.

Триумф и трагедия

Спустя три с половиной месяца Ельцин подписал указ №1400 «О поэтапной конституционной реформе», Конституционный суд РФ под руководством Валерия Зорькина мгновенно признал его незаконным. Верховный Совет так же скоро принял решение об отрешении главы государства от должности. Временно исполняющим обязанности президента стал Александр Руцкой… Ответ не заставил себя ждать.

Среди защитников Дома Советов России в те сентябрьские и октябрьские дни были и туляки: Александр Шикалов, Лев Ариничев, Сергей Пантелеев, Галина Кезикова, Вячеслав Регузов, Юрий Шувалов, Станислав Шевырёв. Последний умер в больнице от пулевого ранения в голову, полученного на Краснопресненской набережной.

7 октября, по доносу, на даче в Тульской области задержали лидера радикального крыла российского коммунистического движения Виктора Анпилова. Брали его целой колонной бронетехники и после непродолжительного допроса в областном УВД увезли в Москву и заключили в следственный изолятор «Лефортово». Собственно, как и других лидеров октябрьского восстания – Александра Руцкого, Руслана Хасбулатова, Альберта Макашова, Владислава Ачалова, Андрея Дунаева, Виктора Баранникова и других.

Вслед за Верховным

При этом ельцинский указ №1400 не предусматривал демонтаж всей системы Советов и касался лишь Съезда и Верховного Совета России. Однако, после расстрела Дома Советов в Москве, победившая сторона пошла ва-банк. А 9 и 26 октября 1993 года Ельцин двумя своими указами прекратил полномочия Советов народных депутатов всех уровней.

Тульский горсовет на своей внеочередной сессии ещё 22 сентября осудил антиконституционный указ и высказался в поддержку «нулевого варианта», то есть одновременных перевыборов законодательной власти и президента. Но после кровавой развязки кризиса в Москве это предложение не было реализовано. А горсовет, как и областной и все остальные в нашем регионе и по всей стране, был разогнан. Многие из его тогдашних депутатов сделали весьма успешную карьеру в политике и на госслужбе. Те, кого нам удалось опросить, за три десятилетия своих оценок тех событий, в общем-то не изменили.

Сергей Казаков.
Сергей Казаков. Фото: Пресс-служба правительства Тульской области

Сергей Казаков, народный депутат России, в 1998-2005 гг. – глава Тулы, убеждён, что это был настоящий переворот. Как народный депутат России он находился тогда в Доме Советов. «Тогда даже в парламентах мира начался разговор: мол, как же так? В России происходит вот такое безобразие. С законодательной властью как обходятся? И в это время была устроена провокация с нападением на телецентр, пролилась кровь. События у «Останкина» 3 октября 1993 года развязали руки тем, кто выступал за силовое разрешение конфликта». Что же касается правовой оценки тех, кто его организовал, по мнению Казакова, все стороны были настолько замараны, что попытались замять дело. Это было выгодно всем, в том числе и Хасбулатову, и Ельцину.

«Но рано или поздно, я очень надеюсь на это, будет дана настоящая оценка всем этим событиям», - сказал Сергей Казаков.

«Советы себя изжили»

По другую сторону баррикад в то время оказался Александр Машков, депутат Тульского городского Совета, в 1999-2018 гг. – заместитель председателя облизбиркома: «Я прекратил своё депутатство в начале 1993 года, - рассказал он. -  Мне просто стало понятно, что система Советов в том виде себя изжила. Это было перетягивание каната между Ельциным и Хасбулатовым, эти референдумы с навязываемыми ответами – это всё, честно говоря, уже поднадоело.

Александр Машков
Александр Машков Фото: АиФ/ Дмитрий Мулыгин

Я разговаривал с людьми, которые видели, как в осаждённый Дом Советов пробирались пацаны с нарукавными повязками, на которых была изображена свастика. Не исключаю, что это была провокация.

Тогда ни одна, ни другая ветвь власти не были готовы чем-то поделиться, пойти друг другу навстречу, и стало понятно, что должен быть осуществлён демонтаж этой системы. Тульским городским Советом к тому времени руководил Иван Дмитриевич Худяков. Это был такой многолюдный, плохо управляемый орган – 165 депутатов.

В отличие от многих коллег по демократическому лагерю я не был «демократом» в чистом виде, не принимал оголтелого антикоммунизма, понимал, что в стране есть и обязательно будет левая идея. То есть, я был и остался убеждённым центристом – должно быть и то и другого всего по чуть-чуть.

Тогда, 30 лет назад, нужно было начинать нормальное государственное строительство, но расстреливать Белый дом… Мы все помнили военный переворот в Чили 1973 года, а тут такое… На мой взгляд, мы обошлись всё-таки небольшой кровью. Да, жизнь каждого человека бесценна, но те события открыли путь к реформе государственной власти.»

«Россию отбросило назад»

Сергей Гаврилов в 1993 году был одним из самых молодых депутатов Тульского горсовета. Политическая карьера у него сложилась вполне успешно: избирался депутатом Воронежской и Белгородской областных дум, ныне – депутат Государственной думы нескольких созывов, председатель комитета.

Сергей Гаврилов.
Сергей Гаврилов. Фото: сайт Госдумы РФ

«В Туле эти события коснулись многих. Доверие к власти оказалось серьёзно подорвано. Произошедшее тогда отбросило Россию назад, коснулось жизни многих людей, их судеб, для многих это стало не просто драмой, но и трагедией. Кого-то преследовали, применялся запрет на профессию. Нужно почтить память тех, кто погиб тогда, и извлечь уроки для страны, как нужно относиться к воле народа, трудящихся, а разногласия решать путём переговоров», - считает Сергей Гаврилов.

Олег Татаринов оказался самым молодым депутатом Тульского городского Совета. Его путь в политике стал ещё более успешным. Он избирался депутатом и первым зампредом Тулгордумы I созыва, был делегирован в Совет Федерации от думы областной, затем, в следующем созыве, стал её председателем, возглавлял региональное отделение крупнейшей партии, защитил докторскую диссертацию по истории.

Олег Татаринов.
Олег Татаринов. Фото: «Единая Россия»

«Как юрист ответственно заявляю: Ельцин не имел права распускать парламент и, тем более, расстреливать его из танков, - считает он. -  А потом был ввод войск в Чечню, дефолт, и только правительство Примакова-Маслюкова смогло оттащить страну от края пропасти.

Победи 30 лет назад сторонники Советов, наверное, страна гораздо раньше встала бы на ноги. А Тула вообще на 4 года осталась без представительной власти. И лишь в ноябре 1997 года состоялись выборы в городскую думу».

«Удалось найти консенсус»

Сергей Харитонов – образец номенклатурно-политического долгожительства. Он возглавлял Венёвский райком ВЛКСМ, Белёвский райком КПСС, в 1990-1993 гг. был председателем Белёвского районного Совета народных депутатов. Но когда произошла развязка противостояния, уже перешёл на работу в исполнительную власть, занимал ряд руководящих должностей в администрации губернатора-ельциниста Севрюгина – от председателя комитета до заместителя губернатора. Потом трудился главным федеральным инспектором в регионе, возглавлял облдуму, ныне является председателем её мандатной комиссии.

Сергей Харитонов.
Сергей Харитонов. Фото: Тульская областная Дума

«Ситуация была непростая и очень напряжённая, - вспоминает он. -  Внутриполитический конфликт в 1993 году выливался порою в радикальные представления, отвергая одно и привлекая другое. Потом нам удалось найти так называемый тогда модным словом «консенсус». У большей части нашего общества, в том числе и у тульского народа, победил здравый смысл. И я благодарен за это региональным отделениям различных партий. Благодарен за то, что мы смогли тогда встать на правильные рельсы.

Сегодня отношусь к произошедшему в 1993 году с чувством удовлетворения: нам удалось удержать Тульскую губернию от всевозможных позывов привлечь народ к гражданской войне. Это не пафос. Это правда. Была такая грань, которую мы преодолели».

К слову, ситуацию удалось удержать от кровавой развязки во всех регионах.

Так открывалась новая страница новейшей истории России – с огромными президентскими полномочиями, войной в Чечне, залоговыми аукционами, очередной ельцинской победой на выборах в июле 1996-го и августовским дефолтом 1998-го. А ещё менее, чем через полтора года в историю ушёл и сам Ельцин.

Кстати
Из оружия, бывшего у защитников Дома Советов, никого не убили, что официально зафиксировала генпрокуратура. 3-4 октября 1993 года никто из депутатов и сотрудников аппарата Верховного Совета РФ не погиб. Никто из туляков, защищавших Дом Советов, не был подвергнут преследованиям. В феврале 1994 года Государственная дума I созыва амнистировала всех участников событий августа 1991-го и октября 1993 годов ещё на стадии суда и следствия.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах