Примерное время чтения: 11 минут
562

Купюры в рукавичке. Как отмечали Новый год в советских ресторанах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. "АиФ-Тула" 27/12/2023
Корпоратив советского времени.
Корпоратив советского времени. / Владимир Щербаков / Из личного архивa

Погулять 31 декабря в ресторане для советского человека было шиком особым, но мест не хватало, и любой кабак задолго до праздника превращался в непреступную крепость. Например, «Упа» в Туле. Как это было, читайте в материале tula.aif.ru.

Икра горкой

В 80-х годах в Туле было всего с десяток ресторанов. Мало! Принять в свои часы пик всех желающих они не могли физически, оттого даже в обычные дни всегда были забиты под завязку, чего уж тут говорить о праздниках...

«К нам, например, записывались за два-три месяца до Нового года. Уже тогда мы определялись и с меню, — вспоминает работавший официантом в ресторане „Упа“ Александр Тепшинов. — Оплата была фиксированная — 25 рублей с человека. В порцию входил базовый минимум закусок и напитков, который во время отдыха можно было дополнять, но уже за отдельную плату.

Место в
Место в "Упе" бронировали за 2-3 месяца. Фото: Из личного архивa/ Владимир Щербаков

Всё меню составлялось из блюд, приготовленных по единому утвержденному „Сборнику рецептур блюд и кулинарных изделий для предприятий общественного питания“. Там всё было просчитано и учтено вплоть до, казалось бы, совсем уж мелочей. Так, к примеру, при оформлении бутерброда с икрой кусочек сливочного масла следовало располагать, оказывается, исключительно „сбоку от основного продукта“, а саму икру, если она зернистая, предписывалось класть на хлеб горкой, а если паюсная — нарезать кусочками „квадратной, прямоугольной и другой формы“. И в меню никаких даже намёков на иностранщину и экзотику — всё исконное и традиционное, правда, с вкраплением блюд из национальных кухонь, но народов именно СССР, что давало полное право считать эти кушанья так же отечественным достоянием».

Среди наиболее популярных на Новый год в «Упе» закусок были прежде всего всё те же бутерброды с икрой. Их заказывали, как правило, нарочито — из соображений: «А что мы хуже других?». Также, практически, ни один стол не обходился без нарезок — мясной и рыбной (считалось, что в праздник просто «так надо»). Из горячего в особой чести была котлета по-киевски или шницель по-министерски, а ещё — антрекот из свинины либо тушеная говяжья вырезка. Ну и, конечно же, цыплёнок табака. В «Упе» это яство старались готовить по всем правилам и так, чтобы не повторять распространённую в других общепитовских заведениях ошибку — чеснок дабы не пережаривать и чтобы от этого цыплёнок не казался горелым (тоже суметь надо). Вместо традиционного домашнего новогоднего салата «Оливье» предлагали салат «Столичный», перещеголявший благодаря советской кулинарной эволюции французский аналог по рецептуре и ставший более представительным (вместо варёной колбасы в нём было мясо птицы, свинина или даже телятина).

«Из гарниров особой популярностью пользовался картофель по-яснополянски, — продолжает Александр Тепшинов. — Из очищенного картофеля ложкой для мороженного вырезали шарики, обжаривали во фритюре, соединяли с пассированным луком и заправляли сливочным маслом. Блюдо шло на ура».

Работники фабрики-кухни при ресторане готовили отлично. Их вкуснейшую стряпню до сих пор вспоминают многие люди старшего поколения горожан
Работники фабрики-кухни при ресторане готовили отлично. Их вкуснейшую стряпню до сих пор вспоминают многие люди старшего поколения горожан Фото: Из личного архивa/ Владимир Щербаков

Отрывались по полной

Но нельзя сказать, что во времена всеобщего дефицита люди приходили в ресторан исключительно пожевать. Обязательным и чуть ли не главным номером программы были танцы. Народ решительно настраивался отрываться по полной под хиты того времени в живом исполнении ресторанного ВИА. Антуража добавляли Дед Мороз и Снегурочка, побыть которыми всегда охотно соглашались артисты местных театров, ведь подработка была солидной.

«Мы получали гораздо больше обещанной рестораном суммы, кстати, тоже немаленькой, — вспоминает Снегурочка 80-х, актриса Тульского театра кукол Лидия Балабаева. — Да, мы по сценарию проводили конкурсы, игры и викторины, но ещё и сами от себя просто подходили к столикам, чтобы поздравить кого-нибудь персонально. И нас за это весьма щедро благодарили — купюрами в рукавичку».

Приглашение на банкет, 1970-е.
Приглашение на банкет, 1970-е. Фото: Из личного архивa/ Владимир Щербаков

Основной контингент в «Упе» составляли компании друзей, семейные пары, чуть реже собирались коллеги по работе. Тогда понятия корпоративный праздник ещё не существовало, но предпосылки уже возникали. Несмотря на разношерстность компаний, конфликтов между группами гуляющих не случалось.

«Всё было как-то по-доброму. Люди приходили к нам с одной целью — радоваться. И радовались. Все знакомились, поздравляли друг друга, общались, пели, — говорит Александр Тепшинов. — У народа в то время представление о праздновании Нового года было неразрывно связано с фильмом „Карнавальная ночь“ и все пытались как бы подражать той атмосфере».

Из гарниров особой популярностью пользовался картофель по-яснополянски.

Без бенгальских огней с хлопушками не обходилось и, как правило, все блюда на столах были усыпаны разноцветными конфетти, а женщины к тому же ещё и серпантином себя обвивали и украшали причёски «дождиком».

Работники культового заведения старались не омрачать настроения гуляющим и относились ко многому с пониманием, даже к маленьким хитростям посетителей, пытавшихся сэкономить. Так, столы в «Упе» были рассчитаны на две, три и четыре персоны, но бывало, что на заказанный, к примеру, для троих столик приходило четыре человека и тогда официанты без разговоров тут же подставляли стулья и сервировали столовые приборы на необходимое количество человек.

Приглашение 1965 года.
Приглашение 1965 года. Фото: Из личного архивa/ Владимир Щербаков

Отмечать Новый год в ресторане «Упа» можно было начинать с семи вечера, но основная масса посетителей появлялась часам к одиннадцати, а вот гуляли все строго до пяти утра. Потом кухня категорически закрывалась, персонал всё со столов деловито убирал и всем настойчиво предлагал расходиться.

«О режиме работы заведения в новогоднюю ночь всех предупреждали заранее, поэтому никто, как правило, не возмущался и продолжения банкета не требовал. К тому же все понимали, что для отдыха у них всего один день — 1 января. Тогда же ведь никаких затяжных новогодних выходных ещё и в помине не было, — поясняет сотрудник ресторана».

Ешьте, а то пропадёт

Но, несмотря и на один выходной, «продолжение банкета» после новогодней ночи в советское время всё равно устраивали. И даже после ресторана. Пусть не на следующий день, но праздничный стол дома накрывали обязательно и гостей приглашали. А это значит, что о каком-то минимуме продуктов нужно было побеспокоиться заранее, ведь тогда было не то что сейчас, когда можно практически, в любое время сбегать в магазин возле дома и всё сразу купить. В то время всё нужно было «доставать»...

Тула в плане продуктовой витрины ничем не отличалась от среднестатистического провинциального города в СССР, но спасала близость к столице, куда ездили за дефицитными продуктами (и не только в канун праздников). Правда, и в тульских магазинах можно было неплохо разжиться, но это если были «знакомства».

«Многое из того, что люди везли из Москвы, в Тулу тоже поставляли, но очень маленькими партиями, — вспоминает знающий о чём говорит официант из „Упы“. — Так что в подсобках была не только килька в томате, но и сырокопченая колбаса, и балыки, и буженина, и растворимый кофе и так далее. Но до прилавков всё это не доходило, потому что „вовремя“ распределялось между „своими“. Так тогда делали во всех магазинах, поэтому очень важно было иметь там блат, чтобы и тебе время от времени хоть что-то перепадало. Завмаги были очень уважаемыми людьми и дружбой с ними дорожили многие».

Корпоратив советского времени.
Корпоратив советского времени. Фото: Из личного архивa/ Владимир Щербаков

Так или иначе, но скатерть-самобранка была, практически, в каждом доме, независимо ни от каких обстоятельств. А особо трепетное отношение хозяек к добытым с таким трудом праздничным угощениям со временем стало частью советского фольклора. Это когда 31 декабря домашним запрещалось раньше времени прикасаться к наготовленному и строгие хозяйки чуть ли не по рукам били: «Не трогай! Это же на Новый год!», а после боя курантов звучало уже совсем другое — крайне великодушное: «Давайте-ка ешьте всё, а то пропадёт».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах