Примерное время чтения: 8 минут
27

Мосье д’Афонин. Второй в «сенсационных полётах»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. "АиФ Тула" 18/05/2022
У самолета Ли-2. Владимир Афонин предположительно второй справа - низкого роста и с фотоаппаратом. Он был любитель фото и киносъемок.
У самолета Ли-2. Владимир Афонин предположительно второй справа - низкого роста и с фотоаппаратом. Он был любитель фото и киносъемок. Public Domain

Знаменитому полярному летчику из нашего региона Владимиру Афонину 21 мая исполняется 110 лет со дня рождения. Знаменитому – без всяких натяжек. Он участвовал в уникальных экспедициях к Южному полюсу и спасении бельгийского принца, работал на арктических станциях.

Летчик божьей милостью

Владимир Васильевич Афонин родился в селе Сасово нынешнего Ясногорского района. Правда, в числе местных знаменитостей его имя не значится. Будем надеяться, что этот материал восстановит явную несправедливость. Даже когда Владимир Васильевич уехал из родной деревни, здесь по-прежнему жила его мама Анна Алексеевна, а многие сельчане, конечно же, хорошо помнили её сына.

Владимир Афонин.
Владимир Афонин. Фото: Public Domain

Афонин окончил Оренбургское высшее лётное училище, и ещё до войны, в 1935 году, попал на Север.

В Великую отечественную воевал на Ленинградском фронте, в морской разведке Черноморского флота, участвовал в обороне Кавказа, освобождении Крыма, взятии Будапешта. Завершил службу в звании капитана на Дальнем Востоке в операциях против Японии. За боевые заслуги награждён орденами Красного Знамени и Отечественной войны, четырьмя медалями.

Несмотря на фронтовое ранение, с профессией не расстался. После войны вернулся в Арктику. В качестве командира вертолёта летал по трассе Северного морского пути, зимовал на дрейфующих станциях СП-4 и СП-6.

В антарктической экспедиции Афонин был вторым пилотом у знаменитого лётчика Виктора Михайловича Перова, с которым вместе они налетали несколько десятков тысяч километров в непростых полярных условиях.

Групповой портрет участников 3-й Советской антарктической экспедиции. 1958 г.
Групповой портрет участников 3-й Советской антарктической экспедиции. 1958 г. Фото: Public Domain

«Маленький, щуплый, с лицом настолько изрезанным морщинами, что не поймешь, как он ухитряется бриться, Афонин мало похож на людей своей профессии — обычно общительных, энергичных и шумных, –  описывал его писатель Владимир Санин. – Держится он скромно, даже чрезмерно скромно, никогда, как говорится, «не высовывается» и старается быть в тени, понезаметнее. А ведь лётчик он был божьей милостью».

Добавляя, что «в сенсационных полётах и экспедициях Афонин был вечно вторым, и поэтому шумная слава постоянно обходила его чуточку стороной». При этом он относился к категории людей, особенно чтимых полярниками, понимавшими, кто для них делает всю чёрную работу.

Здесь все по-другому

Работа лётчика в Антарктиде – особого рода квалификация. Здесь все по-другому. Бескрайнее монотонное снежное поле внизу, по которому практически невозможно ориентироваться, а компасы из-за близости магнитного полюса врут. Французские лётчики из «Нормандии – Неман» могли заблудиться даже при виде снежных полей Тульской области, а тут – целая Антарктида.

Да ещё непогода. Мороз, острая нехватка воздуха на высоте – что плохо и для людей и для моторов, постоянные ураганы и ветры, отсутствие подготовленных промежуточных посадочных площадок. А это означало, что при любой посадке машину сначала надо было крепко пришвартовать тросами, чтобы её не унесло ветром. Да и они не всегда спасали.

Именно отряд Перова, у которого в экипаже был Владимир Афонин, совершил тогда несколько рекордных достижений. В декабре 1957 года на самолёте Ил-12 он осуществил шестнадцатичасовой беспосадочный полёт к Полюсу Относительной недоступности материка. А через год пролетел четыре тысячи километров поперек всего континента по маршруту: обсерватория «Мирный» — Южный полюс — американская станция «Мак-Мёрдо». Впервые в истории советской авиации наши лётчики пролетели над географической точкой Южного полюса.

В той экспедиции Владимир Афонин работал и командиром вертолёта Ми-4. Памятный 1958 год оказался для него весьма насыщенным. Весной Ми-4 Афонина искал исчезнувший после шторма самолёт Ан-2, обнаружив его только в нескольких километрах в настолько безнадежном состоянии, что самолёт даже не стали транспортировать на прежнее место. Потом был рекордный перелёт через весь континент до американской станции.

А в ночь на 11 декабря в Мирном разыгрался страшный даже по здешним меркам ураган. Ветер оборвал тросы крепления лопастей вертолета, одна из них прогнулась почти до льда, а все лопасти вместе образовали парус, с помощью которого машина стронулась с места. Вертолет проехал около километра, почти до самого океана. Его обнаружили только с помощью бинокля.

Спасение принца

Так совпало, что именно в этот день, 11 декабря, было получено сообщение с просьбой о помощи. На бельгийской станции Бодуэн исчез вылетевший самолёт с четырьмя членами экипажа на борту. Попытки его обнаружить своими силами не удались. Помочь в поисках могли только советские полярники – американцы слишком далеко, у австралийцев самолёты близкого радиуса действия. При этом бельгийскую станцию, откуда надо вести поиски, отделяли от Мирного часов пятнадцать лета. Полной же заправки баков хватало лишь на восемь, максимум девять часов. Значит, необходима была посадка для дозаправки. И, тем не менее, решили помочь. Взяли про запас четыре бочки горючего и с огромной перегрузкой взлетели. Бельгийцев нашли с огромным трудом – у них вышел из строя передатчик. Встреча была исключительно сердечная. Ведь решалась судьба четырех человек, один из которых — пилот самолета принц де Линь, из одной из самых аристократических семей Бельгии!

Постер фильма
Постер фильма "Закон Антарктиды" о спасении бельгийского принца. Фото: Public Domain

Первая попытка закончилась неудачей. Сплошная облачность, видимость ноль. Во время второго полёта обнаружили лежащий на крыле маленький спортивный самолёт. Приземлились в двух километрах от этого места, ближе никак. Однако обнаружили только записку в самолете, в какую сторону отправился экипаж. 

Трехдневные поиски практически завершались ничем. У бельгийцев почти не было даже запасного бензина, и тот уже на исходе. Топлива оставалось на один поисковый полет и возвращение в Мирный. Со станции пришел приказ немедленно возвращаться. Перов запросил Москву. И оттуда разрешили искать до последнего. При этом даже если пропавшие бельгийцы, и живы, они пятый день были без еды и силы у них на исходе.

В последний день поисков мела сильная низовая метель, и земли практически не было видно. Как вдруг после нескольких часов безнадёжного всматривания в снежную поверхность, внизу, в зоне трещин, заметили палатку! Садиться в таких условиях категорически нельзя. Тем не менее командир экипажа Виктор Перов уверенно повёл самолёт к земле. Все четверо пропавших оказались живы и здоровы, только принц де Линь прихрамывал. Шли они к советскому самолёту со слезами на глазах. Не верили уже, что их найдут.

В приглашении на награждение в бельгийское посольство тульскому пилоту указали: «Мосье д’Афонин», что потом дало пищу для множества шуток от друзей.

Когда поднялись в воздух, дали радиограмму: «Взлетели, на борту все четверо живы». Тут же посыпались поздравления со всего мира! Телеграфировала даже бельгийская королева. Десятки телеграмм прислали в Мирный и из Сасово, с родины Владимира Афонина.

Все участники спасательной экспедиции награждены советскими и бельгийскими орденами. В приглашении на награждение в бельгийское посольство тульскому пилоту указали: «Мосье д’Афонин», что потом дало пищу для множества шуток от друзей.

О случившемся в СССР в 1962 году сняли фильм «Закон Антарктиды», но найти его в Сети, к сожалению, пока невозможно.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах