128

Минуя смерть. Ветеран Лариса Алёхина о том, какой была война для неё

Кирилл Романов / АиФ

Ограничительные меры, связные с пандемией COVID-19, внесли свои существенные коррективы в празднование 75-й годовщины Великой Победы.

Практически все мероприятия прошли онлайн или удалённо. Но никто из главных героев праздника – ветеранов – не остался без внимания.

Военные музыканты организовали концерты для тульских ветеранов во дворах их домов
Военные музыканты организовали концерты для тульских ветеранов во дворах их домов Фото: АиФ/ Кирилл Романов

В День Победы, 9 мая, личные поздравления и подарки получили все ветераны и участники Великой Отечественной войны Тульской области. Их посетили представители администраций муниципалитетов и регионального правительства, военные. Они благодарили, чествовали и отдавали воинские почести людям, которые подарили нам возможность жить.

Мы поговорили с участником Великой Отечественной войны, тулячкой Ларисой Алёхиной. В этом году ей исполняется 97 лет. Во время войны она служила делопроизводителем действующей воинской части. В том числе – работала с секретными документами. Содержание многих из них она не имеет права раскрыть и сегодня.

В тяжёлое лихолетье войны свой вклад в Победу вносил каждый. На фронте были важны все специальности и профессии.

Представители администрация Тулы так же поздравили и Ларису Алёхину, вручили ей подарки ко Дню Победы.

Лариса Алёхина рассказала «АиФ в Туле» о том, какой была для неё война.

Еду на фронт!

Сама я уроженка Пскова. Когда началась война, я подала заявление на фронт. Мне предложили служить в автобронетанковой части. А война охватила Псков сразу же, в первый день. Начались бои, самолёты немецкие бомбили город.

Мне предложили поехать служить в дивизии делопроизводителем и машинисткой. Сначала я несколько дней просто ходила на службу. Потом мне сказали – «Собирайтесь и поехали».

Так я оказалась во Ржеве. Там остановились ненадолго. Жили в землянках несколько суток. А потом меня направили в Москву, для организации военного делопроизводства. До столицы добиралась трое суток.

Затем был 2-й Украинский фронт. Вместе с ним я прошла всю Украину и всю Молдавию. Затем были Румыния, Венгрия и Словакия.

В последней мне предложили поехать на Дальневосточный фронт (сдерживал милитаристскую Японию – прим. ред.). Некоторые военные из нашей части туда уже отправлялись. Я отказалась, так как хотела дойти до Берлина.

Хотя непосредственно в боях я не участвовала, в мои задачи входила работа с документами, в том числе и с грифом «Совершенно секретно», но чувствовала себя, как на передовой. Какие сведения имеются, как ведутся боевые действия на других направлениях, какие выполняются задания. Я и сама подготавливала секретную документацию. Всё это поступало из вышестоящих командных инстанций Москвы и отправлялось туда же.

Война – это очень страшно. До сих пор в памяти ужасные картины. Мёртвые лошади, трупы наших и немецких военных, всё смешанно в одно… Это грустно и трагично. Трудно воспринимать и вспоминать об этом. Столько горя и страдания на земле было…

Местные у нас спрашивают: «А где ваши мужчины-военные? Правда, что они все с рогами?». Мы буквально оторопели от такого вопроса.
Но были и прямо-таки курьёзные моменты. Наша часть остановилась в Молдавии, на самой границе с Румынией. А там цветущие сады, такая красота кругом. И мгновенно как-то поневоле отвлекаешься от того, что идёт война.

Но вот пить очень хотелось, жажда покоя не давала. А тогда там люди ещё очень плохо знали русский язык (с 1918 г. по 1940 г. большая часть территории Молдавии находилась в составе Королевства Румыния – прим. ред.). Я зашла в первый дом в деревне и попросила воды. А местные жители меня не понимают. У нас было несколько брошюр-разговорников с элементарно важными словами и фразами. Только так и могли объясняться с местными жителями.

Потом в этой деревне нашлась женщина, знавшая украинский язык. Через неё и общались. Смесь русского, украинского, румынского и фраз из брошюр-разговорников. Местные у нас спрашивают: «А где ваши мужчины-военные? Правда, что они все с рогами?». Мы буквально оторопели от такого вопроса.

А оказалось, что немцы их так красноармейцами запугивали. Мол, все русские коммунисты. А такие бывают только с рогами, исчадье ада, вроде как. Потом пришли наши офицеры и солдаты.  Тут сельчане смогли лично убедиться, что никаких рогов у русских нет.

В общем, помимо своих злодеяний, фашисты ещё и чушь несусветную распространяли среди местных жителей. Хотя для этих нелюдей это вполне естественно. Завоевать себе каким-то образом доверие, оболгав других. В этом случае – рассказывать небылицы про наших военных.

Арест короля

А уже в самой Румынии мне врезалась в память сцена ареста последнего монарха этой страны – короля Михая I.

Приехал автобус советской военной комендатуры. Из дворца вышли Михай I и его ближайшее окружение. Далее к бывшему королю подошёл переводчик-красноармеец. Но Михай I сказал, что он хоть и бывший, но король. Поэтому он просит, чтобы приводчиком у него был не рядовой, а офицер. Наше начальство восприняло это нормально. Командир части так и сказал: «Он прав, хоть и бывший, но король. Надо проявлять уважение. Найдите офицера, знающего румынский или немецкий язык».

Затем Михая I и его окружение на самолёте отправили в СССР.

Вспоминая войну, могу сказать только одно, как бы банально это не прозвучало. Берегите Мир. Война – это только в кино красиво. В реальности – это очень страшно. Это горе и страдания. Цените Жизнь.

Подарок Ларисе Алёхиной от администрации Тулы
Подарок Ларисе Алёхиной от администрации Тулы Фото: АиФ/ Кирилл Романов
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах