Примерное время чтения: 8 минут
84

Из крестьян. Что известно о генерале Болдине, руководящем обороной Тулы

15 августа исполняется 130 лет со дня его рождения Ивана Васильевича Болдина, под руководством которого обороняли Тулу в 1941 году.

Первое знакомство с городом пряников и оружия

Будущий генерал Болдин родился далеко от Тулы – в Пензенской губернии, в обычной крестьянской семье. Начальное образование получил самое минимальное – два класса.

– Написать какое прошение можешь? – вспоминал он потом вопрос отца. 

– Могу.

– Ну а коль надобно что прочитать?

– Прочитаю.

– А если, к примеру, у тебя заведется много денег, посчитать их сумеешь?

Получив утвердительный ответ на все вопросы, отец подвел итог: хватит попусту время тратить. В семье нужны рабочие руки. Неучем, однако, не остался. Сразу после Гражданской учился в Высшей тактическо-стрелковой школе командного состава РККА (курсы «Выстрел»), дважды на курсах усовершенствования высшего командного состава. В 1936 году окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе. Сразу после курсов «Выстрел» получил первое назначение в Тулу – командиром 252-го полка 84 стрелковой дивизии. 

Фото: Public Domain

В Туле до этого не бывал, но писал потом в своих воспоминаниях, что всегда представлял этот город большим, богатым и каким-то необыкновенным.

«Помню, еще ребенком был, мать привезла как-то вкусных пряников, раздала нам, ребятишкам, и торжественно произнесла: «Тульские!» Когда к нам приходили гости, мать ставила большой медный самовар, на котором стояло клеймо «Тула». В праздник по улицам деревни гурьбой расхаживали парни во главе с удалым гармонистом, веселой музыкой да песнями вызывал на танцы девчат. «Гляди, как тульская разыгралась», – говорил отец, и мы, дети, стремглав выбегали на улицу, чтобы послушать звонкую гармошку …Попав в царскую армию, как и другие солдаты, получил тульскую винтовку и поехал с ней воевать на турецкий фронт».

В Туле сразу же был избран в горком партии в городской совет депутатов. Но пробыл недолго – уже следующей весной получил новое назначение. Вновь оказался здесь через семнадцать лет. 22 ноября 1941 года получил назначение командующим 50-й армии, оборонявшей город. Судьба в тот страшный год благоволила генералу. В самом начале войны, в июне 1941-го Болдин был заместителем командующего западным фронтом Д. Г. Павлова, которого потом посчитали как одного из виновников неудач первого месяца войны. Павлова расстреляли уже 22 июля 1941-го. Вместе с ним «за трусость, бездействие и паникерство, создавшие возможность прорыва фронта противником» были расстреляны и многие его заместители. А вот Болдин, второй человек после Павлова, этой участи избежал. По той простой причине, что группа Болдина перешла линию фронта и вышла из окружения к своим только 12 августа, когда генералами просто так уже не разбрасывались. В войсках даже был зачитан приказ, в котором отмечались преданность Родине, мужество и высокий боевой дух дивизии И. В. Болдина. 

Правда, сам Болдин проявил в это время и мужество и организаторские способности. Временами его группа разрасталась до пяти тысяч бойцов. Сам он ходил в форме генерал-лейтенанта Красной армии, и от вливавшихся в его войско бойцов и командиров требовал не только наличия оружия, но и обязательного ношения формы. 

Во время выхода из окружения был ранен, и в Тулу приехал вскоре после госпиталя, прихрамывая и опираясь на костыль. 

Комитет обороны Тулы располагалдся в старообрядческой церкви.
Комитет обороны Тулы располагалдся в старообрядческой церкви. Фото: Public Domain

Враг должен быть уничтожен

«Ноябрьский день короток, – вспоминал генерал-лейтенант Болдин дорогу в Тулу. – Только недавно стрелки показывали четыре часа, а уже наступили вечерние сумерки. Мела поземка. Ехать становилось все трудней. Машина то и дело буксовала, шофер часто останавливал ее, чтобы протереть стекла». 

В город прибыл поздно вечером, и сразу поспешил на встречу с первым секретарем обкома Жаворонковым в городском комитете обороны в Заречье. Вспоминал потом, что Жаворонков в ответ поднял на него «утомленные, покрасневшие от бессонницы глаза, улыбнулся». Рассказал, что держать оборону трудно. Гудериан все время атакует крупными силами. Оружием, боеприпасами пока удается обеспечивать. Рабочие по нескольку  дней не  выходят из цехов. 

На посту командующего Болдин сменил генерала Ермакова, у которого случился конфликт с Жаворонковым. Настолько крупный, что после войны фамилия опального предшественника практически не упоминалась в публикациях об обороне города. Вот и в книге воспоминаний Болдина «Страницы жизни», изданной в 1961 году, о Ермакове ни слова. Тем не менее, рассказывая, как сразу же после прибытия проверял оборонительные укрепления, Болдин констатировал, что Тула подготовлена к обороне хорошо.  

3 декабря, для того чтобы замкнуть кольцо вокруг Тулы, немцам оставалось пройти небольшой отрезок в пять километров. В тот же день  командующим 50-й армией генерал-лейтенантом Болдиным, членом Военного совета бригадным комиссаром Сорокиным, начальником штаба полковником Аргуновым, членом Военного совета Жаворонковым был подписан приказ по войскам 50-й армии о том, что «обнаглевший враг в идущей схватке должен быть уничтожен, для этого у нас достаточно сил и средств». 

«Немцам казалось, что они уже у цели, — отмечалось в газете «Правда» 13  декабря 1941 года в статье за подписью генерал-лейтенанта И. В. Болдина. — На самом деле над танковыми дивизиями врага нависла угроза разгрома. Дело в том, что отсюда мы постепенно сужали фронт, перегруппировывали свои войска и создали несколько ударных групп, которым придали моторизованную артиллерию и танки. С севера к месту боев подходили наши танковые и пехотные части, находившиеся в резерве. Уже 4 декабря мы начали осуществлять вторую половину своего плана, рассчитанного не на оборону, а на окружение и полный разгром зарвавшихся гудериановских дивизий. Обстановка сложилась так, что мы могли бить врага по частям и перерезать пути его отхода. Эту обстановку мы немедленно использовали. …Пути бегства врагу были отрезаны… 800 немецких солдат переоделись в гражданское платье и в нем пытались пройти через расположение наших  войск. В третьем месте несколько фашистских мотоциклистов утопили свои машины в реке, а сами ночью ползком, по тонкому льду перебрались на противоположный берег. Я не знаю, как об этих «подвигах» расскажет германскому народу Геббельс, но нам, русским, они напоминают эпизоды из Отечественной войны 1812 года».

Советские пехотницы в атаке на улице Венева. 1941 г.
Советские пехотницы в атаке на улице Венева. 1941 г. Фото: Public Domain

После Тулы Иван Васильевич Болдин участвовал в освобождении Калуги, Могилева, Кенигсберга. В апреле 1945 года был назначен заместителем командующего 3-го Украинского фронта, участвовал в завершающих сражениях на территории Австрии. После войны был командующим 8-й гвардейской армией в Группе советских оккупационных войск в Германии, одновременно — начальником управления советской военной администрации в Германии в Тюрингии. Помог в восстановлении разрушенного Немецкого национального театра в Веймаре. На открытие театра приезжал первый президент ГДР Вильгельм Пик. И, между прочим, с улыбкой вспомнил в личном разговоре, как Гудериан после разгрома под Тулой жаловался на Болдина лично Гитлеру. В 1953 году Иван Васильевич назначен заместителем командующего Киевским военным округом. Там же, в Киеве, и умер в 1965 году.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах