aif.ru counter
103

Не надо ждать пинка Путина! Ветеран труда о детях мирного времени и любви

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. "АиФ в Туле" 04/07/2018
Антонина Позднякова / АиФ-Тула

27 января, 9 Мая и 22 июня миллионы людей вышли на улицы, держа в руках гвоздики, чтобы подарить их ныне живущим свидетелям войны или возложить к могилам тех, кто сражался и победил. Памятные даты прошли, ветераны разошлись в ожидании приглашения на очередной урок мужества или военно-патриотический праздник. В ожидании нужности…

«Наш папка не придёт»

«Чем дальше в историю уходит победный май 45 года, тем всё меньше остаётся участников, ковавших эту победу. Но никто не забыт и ни что не забыто. Подтверждение этому ежегодный бессмертный полк и возложение цветов и низкий поклон у вечного огня в каждом уголке нашей страны. Миллионы жизней положены на алтарь победы.

Гибли молодые, не целованные ребята, не успевшие создать семью и родить детей, мужья, жёны которых стали вдовами, а дети –  безотцовщиной. Я – тоже ребёнок войны и вспоминаю май 45 года, первый день победы, самый долгожданный и долгий, со слезами на глазах.

Настоящий праздник был, когда воины-победители возвращались домой. Одним из первых в нашу деревню вернулся ставший хромым сосед Егор Кузьмич – отец моего друга Лёньки. Тётка Груша бросилась к нему на шею в слезах и всё причитала: «Славу Богу живой, слава Богу, пришёл». Лёнька, вцепившись в порыжевшие галифе, прижался к его хромой ноге, и тоже не скрывал слёз.

Мы с матерью наблюдали эту встречу и она, прижимая мою голову к своей юбке, причитала: «А наш папка не придёт, не придёт никогда» и горько рыдала, утираясь краем платка. Я с завистью смотрел на Лёньку и понимал, что колесо войны, прокатившееся по многим женским судьбам, наехало на нашу семью. И теперь этим женщинам, отдававшим всё для фронта и победы, у которых война отобрала их женское счастье, предстояло поднимать из руин страну, воспитывать детей, не по возрасту повзрослевших», - размышляет ветеран труда, Анатолий Гавриков.

Антонина Позднякова, «АиФ в Туле»: Анатолий Егорович, ваш отец так и не пришёл с войны?

Анатолий Гавриков: Он погиб ещё в Финской войне в 1939 году. Мне был год от роду.

Войну с немцами мы встретили в деревне Арсеньевского района с бабушкой и мамой. Здесь в одной из хат сделали госпиталь, разделили помещение на две части – для раненных и для проведения операций. Довелось и мне попасть в этот госпиталь.

Как-то к нам в деревню с передовой притащили два подбитых танка. Мальчишки постарше, пронырливые и любопытные, пролезли в один из них, вытащили запал, кинули его. Я стоял как раз в той стороне, куда он полетел. Взрыв. Смотрю, а из груди кровь течёт, да ещё и руки с ногами мелкими осколками задело. Бегу к бабушке и вместе с ней в госпиталь. Мне операцию сделали, да в отделение с ранеными бойцами положили. Насмотрелся я там. Помню, как одному бойцу руку отрезали ножовкой. Рука упала в таз. После наркоза парень пришёл в себя и начал плакать, мол, что мне теперь без руки делать. А я по-детски пытался его упокоить, говорил, что тоже ранен, что всё у нас с ним всё равно будет хорошо.

Когда война закончилась, в воздухе витало не только ликование и ощущение победы, но и тревога, которую испытывали все. Боялись, что родные не вернутся и одновременно очень надеялись, что горе обойдёт дом стороной. Думали, как жить дальше.

А дальше начались трудовые будни, надо было всё восстанавливать и строить заново. Было тяжело. Но, как выразился мой дед, природа за все наши беды отплатила нам урожаем. Мы в тот год поздно всё начали сажать, ту же картошку время было упущено, но урожай был хорош.

Живые нити

- Вы - ребёнок войны, но законодательно этот статус никак не закреплён в стране…

- Я не претендую ни на какие льготы или пособия, но всё же считаю, что давно пора решать этот вопрос. Ветеранов войны всё меньше, но есть пока дети войны, которые ещё хоть что-то помнят. Если о них не заботиться, то мы очень скоро потеряем все живые нити, связывающие нас с тем страшным временем. Да, останется история в учебниках, в семьях, в романах.  Однако,  самое главное – живое слово, общение.

- В этом году у вас калейдоскоп юбилейных дат. В мае вам исполнилось 80 лет, в сентябре отмечаете 60 лет супружеской жизни и столько же прожили в Советске, из них большую часть посвятили работе на Щёкинской ГРЭС. Расскажите, почему пошли именно в энергетику?

-  После школы готовился поступать в институт, а кругом беднота, так что поступать надо было туда, где есть гособеспечение. В Сталиногорске, который сейчас именуется Новомосковском, находилось техническое училище. В нём  готовили сварщиков и слесарей по монтажу и ремонту теплоэнергетического оборудования. После училища я уехал в Москву работать.

Работал слесарем, бригадиром, прорабом, а потом стал заместителем одного из цехов. В итоге – более 50 лет трудового стаж.

- Ваша жена – тоже ветеран труда. Работали вместе?

- Она из этой же сферы, познакомились мы в Москве, там же сыграли свадьбу. Тогда любовь и чувства были основой крепкого брака, мы поженились, потому что хотели всю жизнь быть вместе.

Были сложности, частые командировки, из которых я писал письма жене. Встречи были недолгими, но памятными.

Мы вместе полвека, и до сих пор уважение и понимание являются для нас главными вещами в семейной жизни. Так и детей воспитывали.

В поиске халявы

- Пожилые люди часто вспоминаю «своё время» и говорят, что «молодёжь нынче не та». А вы?

- Всегда есть те, кто хочет работать и  зарабатывать, а есть те, кто придумывает сотню причин, лишь бы отлынить от труда. Такие есть всегда и везде. И в Советское время были. Просто процент лентяев был меньше.

Сейчас большинство молодых ребят хотят всё и сразу. Скажем, выпускник вуза ничего ещё не умеет, дать ничего предприятию не может, но называет желаемый заработок не меньше, чем положен ветерану труда с производственным опытом в десятки лет. Нынешняя молодёжь хочет иметь машины и квартиры, не думая о том, как за это расплачиваться и кому, но такие не все, и это радует.

Когда я выпускался, у нас была работа на сдельной основе. Чтобы получать больше, надо было вкалывать и выполнять большей объём, а второй путь – повысить квалификацию, то есть пройти обучение. Выше квалификация – выше тарифная ставка и зарплата. Полагаю, нынешняя молодежь всё это тоже должна осознать. Хотеть получать много денег - мало, надо уметь их зарабатывать, повышая свой профессиональный уровень, свою нужность предприятию, на котором трудишься, обществу. И учиться постоянно, иначе поезд развития и перемен уйдёт без тебя, а ты останешься на зарастающем травой перроне вместе со своими нездоровыми требованиями и амбициями, обиженный на весь свет за то, что тебя не оценили, тебе недодали.

Кроме того, ещё одна сторона медали – не стабильность в стране. Сегодня ни в чём нет полной уверенности – будешь ты работать завтра на этом предприятии или начнутся сокращения. Сложно и молодым, и пожилым найти работу, так что времена всё же изменились и в чём-то они изменили людей.

- Вы прожили в небольшом городке больше полувека. Он строился у вас на глазах. Что изменилось?

- Строились дома, дороги, благоустраивались улочки, в Доме культуры появлялись кружки, открывались школы и больницы, заводы и предприятия.

Больница у нас хорошая, чистенькая, аккуратненькая, только вот специалистов опытных не хватает. Присылают совсем молодых девчонок и парней, а они где-то диагноз не тот поставят, где-то анализы не те назначат, хочется, чтобы более ответственно подходили к своим обязанностям.

Долгое время основным местом работы для жителей Советска была щёкинская электростанция, но сейчас она не работает, хотя мне и непонятно, почему. Забросили станцию, а ведь там в хорошем состоянии главный корпус, газопровод, водохранилище, все провода целы. Но, возможно, такие мощности, которые она выдаёт, нам не нужны. Жалко производство, надо промышленность развивать, чтобы в нём вновь появилась потребность.

- Вы об этом говорили с местными депутатами и чиновниками?

- Все говорят одно – нет денег, да и особенно не надо никому сейчас что-то менять. Вообще, на мой взгляд, чиновник должен быть и сам по себе активным, а не совершать какие-то движения только по жалобе. Он не должен жать, когда пройдёт очередная прямая линия с президентом, который лично даст ему пинка под одно место. Он сам должен знать, зачем он поставлен.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах