207

Дисциплина - панацея. Как многодетные семьи переживают вынужденные каникулы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. "АиФ в Туле" 01/04/2020 Сюжет Коронавирус. Тульская область
Романов Кирилл / АиФ

Ещё недавно мы собирали многодетных мам, чтобы вручить им льготную подписку и поговорить о проблемах воспитания. А накануне уже узнавали, как они переживают карантинные времена. По их мнению, в обоих случаях спасает дисциплина.

Жизнь до… 

Многодетные семьи – социальный улей со строгим устройством быта и взаимопомощью. Без этого не выжить. В марте мы вручили им льготную подписку газеты «АиФ» в Туле» в надежде приобщить молодое поколение к серьёзному изданию, а старшему – подарить радость чтения. Многим из них не по карману покупать прессу. Встреча вылилась в тёплое общение и обсуждение насущных проблем. Лучше них самих об их семьях никто не расскажет.

Татьяна Попова, 42 года, Тула

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Многодетная приёмная семья, в общей сложности 10 детей, из них 6 человек приёмных

Инициатором большого семейства у нас был папа. Я вышла замуж в 17 лет. Мужу было 23 года. Мы живём вместе 25 лет. Сначала росли дочь и сын. Потом ещё родились девочка и мальчик. Старшие оканчивали школу, начали разъезжаться. Дом стал пустеть. Сначала взяли одного мальчика из детского дома, всё получилось. Потом пришли другие детки. Сейчас самым младшим девочкам по 7 лет. Они – из разных семей.

Мы никогда детей не оценивали. Посмотрели, понравился, ребёнок сразу попадал в семью и оставался. У нас – приёмная семья. Папа у нас предприниматель и тоже занимается детьми. Всё получается как-то само собой. Встаём в 06.30. Кушаем и развозим всех по школам. У детей есть игровая, они занимаются играми. Иногда, конечно, устаю от уроков, но некогда расслабляться. Нужно всё время бежать

Ирина Переломова, 43 года, Тула

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Три сына и две дочери

Мы с мужем – преподаватели университетов. Я – в ТулГу на кафедре «Анатомия и физиология человека», муж – в ТГПУ им. Л.Н. Толстого на кафедре «Химия». Оба кандидаты наук, но это не помешало нам создать многодетную семью. Старший мальчик учится на третьем курсе лечебного факультета ТулГУ. Во время сдачи ЕГЭ он набрал 246 баллов, что помогло пройти на бюджетное обучение. Учится очень хорошо, мы им довольны. А младшей девочке – 4,5 года. У нас разница в 16 лет между старшим сыном и младшей дочерью.

Ольга Савина, 37 лет, Кимовск

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Трое детей, недавно родился четвёртый ребёнок

Я – девятый год многодетная мама. Господь дал нам в руки счастье, а как можно от этого отказаться? Вот мы и несём эту радость, и воспитываем, чтобы они стали хорошими людьми. Считаю, что дети нам по силам даются. У меня сын и две дочери. В маленьком городе проще смотреть за детьми. На мой взгляд, там безопаснее.

Екатерина Гуц, 36 лет, Тула

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Трое детей

У меня специфическая профессия – майор милиции. Мы с мужем никогда не думали о многодетности, но очень хотели второго ребёнка, долго не получалось. Первая у нас – девочка. И тут боженька послал нам сразу двоих. Сначала одного сына, через два года другого. Теперь старшей девочке уже 14 лет, а младшему мальчику – годик исполнился.

Кстати, об «АиФ». У меня 87-летний свёкор, наверное, лет 10 читает вашу газету. Он знает день выхода издания, идёт в газетный киоск, постоянно покупает. Всё изучает «от корки до корки» и делает различные вырезки, знакомит нас с ними.

Наталия Валуева, 40 лет, Тула

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Трое детей

У нас в семье растут две дочери и сын. Старшей исполнилось 20 лет, учится в колледже им. Даргомыжского на дирижёрско-хоровом отделении. Я по образованию – художник, моя специальность – живопись, народные ремёсла. Работаю в тульском Центре на Староникитской, в изостудии. Младшие дети – школьники, учатся в православной гимназии.

Антонина Иванова, 60 лет, Тула

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

10 усыновлённых детей, трое под опекой

Я всю жизнь вахтово проработала на рыболовецком судне на Дальнем Востоке. Приёмной мамой стала позже. Две старшие девочки уже взрослые. Им около 30-ти лет. От старших детей есть внуки. Самому маленькому исполнилось 5 лет. Трое детей учатся в колледжах, трое – в девятом классе школы, младший в детском саду. В мае я взяла мальчика-инвалида из Орла.

Людмила Черкашина, 68 лет, посёлок Сергиевский

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

14 детей, из них 13 усыновлено

Четверть века я прослужила инженером-инструментальщиком на тульском заводе «Штамп». Параллельно воспитывала детей. Старшему сыну уже 36 лет. Он бизнесмен, занимается оборудованием молокозаводов, а младшей девочке 11 лет. Из них у меня четверо – инвалиды с детским церебральным параличом. Дети-инвалиды обычно из детского дома попадают в дома престарелых, где ухаживают за стариками. На это страшно смотреть. Хотелось бы, чтобы и они жили по-человечески.

Елена Архипова, 53 года, Тула

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

6 детей

У нас 4 дочки и два сына. Старшей – 31 год, живёт и работает в Петербурге. Вторая учится в колледже на преподавателя начальных классов и подрабатывает в сети «Макдональдс» официанткой. На себя зарабатывает. Сыну – 18 лет, заканчивает 11-й класс. Хотим взять целевое направление в вуз от КБП. Мальчик с красным дипломом окончил музыкальную школу. Самому младшему сыну 11 лет. Мы жили в частном доме в центре Тулы, где из удобств в 20-ти метровой комнате было только электричество. Все дети родились там. Муж сколько воды принесёт, столько и вынесет. При этом все пелёнки стирала руками.

Юлия Попова, 55 лет, Тула

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

7 детей

Обычная практика для детей из многодетных семей – это художественная и музыкальная школа, а также занятия спортом. Это средний набор занятий. Если их не организовать, то дома будет непонятно что. А главная мотивация для детей – поведение родителей и их настрой. Когда родители сами горят чем-то, будут увлечены и дети.

Могу рассказать на примере нашей семьи. Мы с мужем – биологи по образованию. Позже я работала врачом клинико-диагностической лаборатории тульского Диагностического центра. И изначально настраивалась на многодетность. Если не я, то кто пополнит население страны? И настраивалась на то, чтобы мои дети были специалистами, приносили пользу людям. Чтобы были полезны обществу.

Мне повезло с образованием самой. Я училась в физико-математической школе, попала к известному педагогу Борису Слободскому, он был у нас классным руководителем. Закончила с золотой медалью эту школу. Параллельно училась по классу скрипки в музыкальной школе, которая теперь носит имя Григория Захаровича Райхеля. Наш ансамбль скрипачей выступал перед генеральным секретарём КПСС Леонидом Брежневым, когда он награждал Тулу званием «Город-герой».

А меня мотивировала учиться мама. Она говорила, что попала в голод, но у неё была настолько сильная мотивация, чтобы принести пользу Родине, выучиться. Она получила образование, стала ведущим инженером в КБП, а потом в ЦКИБе. Всю жизнь оборонке посвятила. К нам домой приходили известные инженеры, поэты, писатели. Среди такой атмосферы я жила.

А вторая профессия у неё – экскурсовод, и мама часто водила меня на экскурсии. Мы объездили всё Золотое кольцо России. Я слушала интересные лекции. Но и педагоги в школе были замечательные. Например, на классных часах Борис Анатольевич Слободсков давал уроки философии, рассказывал о музыке. Вспоминал, как будучи студентом, ходил на концерты Фёдора Ивановича Шаляпина. Это была совсем другая эпоха. Если я сама это имела, то хотела передать и детям.

Меня мотивировала учиться мама.

Некоторые из них, например, старший сын, сопротивлялись многостороннему развитию. Зачем мальчику музыка и танцы? Но я всегда говорила, что не важно, кем ты станешь. Главное, получить широкий кругозор. И все члены семьи меня поддерживали. Это называется «Воспитание окружением». Дома у нас была интересная атмосфера. Мы устраивали творческие вечера, ездили в походы, поездки. Наше окружение перетягивало тот негатив, который был во дворе.

…и после

Прошло менее двух недель, когда вся страна, а вместе с ней и многодетные семьи оказались в совершенно новой реальности. В страну проник смертельный коронавирус COVID-19, потом – панические настроения, скупка продуктов и медицинских масок. Затем выступил Президент Владимир Путин и объявил недельные каникулы. Как в изменившихся реалиях чувствуют себя наши героини? Ведь это наиболее уязвимая часть общества. Им сложнее изолироваться друг от друга, да и не всегда хватает средств на запасы продуктов.

«Считаю, что в этой ситуации главное – дисциплина, - говорит Людмила Черкашина. - Мы в эти дни не планируем выходить из дому, помогает то, что есть небольшой приусадебный участок. Старшие дети живут отдельно, так их предупредила, чтобы не приезжали пока. Сделали минимальные запасы круп, сгущённого молока и мясных консервов, а остальное – варенье, соленья, картошка – у нас своё. Возмущает, когда на детских площадках вижу мамаш с малышами. Надо повышать социальную ответственность».

«Как переживём этот карантин, не знаю, - сетует Елена Архипова. - У нас четверо детей, которые учатся с пятого по одиннадцатый классы. Дома удержать тяжело. Да и дистанционное обучение какое-то формальное. Учителя только домашние задания задают, а ничего не объясняют. Что-то мы с мужем помним из школьной программы, но особенно сложно с иностранными языками. Объяснить, например, задания по английскому, уже не в силах. Особенно переживаем за старшего сына. У него в этом году – ЕГЭ. Как в условиях такой подготовки сдаст?

Скажу и по поводу круп. Свободных денег нет, поэтому запасов сделать невозможно. Вчера покупали гречку по 60 рублей за пачку. А у нас на раз уходит пачка».

«Две недели назад у меня родился четвёртый сыночек Василий, - делится Ольга Савина. - Как раз после нашей встречи в редакции. Конечно, немного переживаем, но хорошо, что закрыли школы. Старшие дети не так подвержены заражению, да и домой не принесут. С другой стороны – социальная изоляция давит. Обе дочки занимаются языками – английским и французским. Чтобы не пропускать занятия, перешли на видеоуроки. Жаль старшего сына. Он – в тульском Суворовском училище, а учебное заведение закрыли. Да и у взрослых вокруг какое-то потерянное состояние. Хотя, людей в торговых центрах, таких как «Глобус» или «Леруа Мерлен», меньше не становится. Видимо, действуют на силе инерции».

«С 16 марта преподаватели ТулГУ работают из дома удалённо, - рассказывает Ирина Переломова. - Это не значит, что я могу ничего не делать. У меня и студентов в интернете есть «личный кабинет». Время захода в него строго контролируется. В режиме «онлайн» лекции я не читаю, но могу прикрепить видеоурок. За час до занятий студенты получают оповещение по «смс».

Я не вижу оснований волноваться и в плане оплаты. Как и раньше, продолжаю вести трудовую деятельность. А мне её как и обычно оплачивают.

Дети учатся дистанционно, никуда не выходят. Но какого-то психологического или физического дискомфорта мы не испытываем, видимо, потому что живём в частном доме с участком. У нас есть возможность погулять.

Что касается продуктов, то базовый набор хранится в доме всегда. А дважды в неделю мы с мужем выезжаем в магазины, чтобы что-то докупить».

«В каком-то смысле этот вирус нас сплотил, - отмечает Юлия Попова. - У нас многие дети учатся в других городах, а на время каникул все вернулись домой. В семье – уютная атмосфера. Правда, выступление Президента Владимира Путина немного встревожило. Поняла, насколько всё серьёзно.

У меня двое детей – в духовных учебных заведениях, и по возвращении домой продолжают петь в церковном хоре ближайшего храма. Они не могут без этого. Но, вероятно, придётся повременить. Сейчас у православных идёт пост, поэтому продуктов много не надо, мы не думаем об этом.

Больше других беспокоится наша 82-летняя бабушка, живущая отдельно. Но мы её полностью изолировали от улицы, и время от времени приносим продукты».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах