aif.ru counter
227

Почему жители интерната не хотят возвращаться домой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. "АиФ-Тула" 09/10/2013

Я своё пожила

В Первомайском интернате для инвалидов и престарелых живут люди  от 74 лет и старше, но есть и «молодёжь» - пациенты, которым едва перевалило за 40, инвалиды-сироты.

Сейчас здесь 300 человек  - молодых и старых, больных и здоровых. Они ушли из «большой» жизни  -  кто по собственному желанию, кто по воле судьбы - и не хотят возвращаться назад.

«Мне 83 года, я многое повидала в этой жизни», - рассказывает Вера Афанасьевна Карташова,  теребя в морщинистой руке поясок от застиранного байкового халата.

Одежда пациентов интерната вообще не отличается разнообразием – выцветший халат, тапки-«вьетнамки» и вытертый шерстяной платок –бабушки стараются беречь себя от сквозняков. Несмотря ни на что, в глазах Веры Афанасьевны, горят задорные огоньки. Комната женщины чиста и опрятна, на столе - расписной чайник  -  подарок соседа по палате, шоколадные конфеты и пряники. На стенах настоящая выставка рукоделия: расшитые полотенца, шарфики, вышитые картины, на кровати  -  недовязанный свитер. Видно, что наша героиня старается изо всех сил найти в своём незавидном положении что-то хорошее и относится ко всем превратностям судьбы с юмором и неиссякаемым жизнелюбием.

Когда разговор касается голодного детства, взгляд Веры Афанасьевны туманится: «Во время войны, помню, когда пришли немцы, меня и моих сестёр мама прятала в подвале. Но, долго мы там не просидели  -  нас сразу нашли. И пока немцы в деревне квартировали, у меня была обязанность  -  поить лошадей, на которых ездили немецкие патрули. И вот я, 12-летняя девчушка, тащу два огромных 15-литровых ведра, а сзади идёт фашист с автоматом и, стоит мне замешкаться или споткнуться, наотмашь бьёт прикладом по спине».

После войны Вера Афанасьевна работала с сестрой в колхозе, потом перебралась в Тулу. Восемь  лет назад сестры не стало.

Фото: АиФ / Александра БОКОВА

- Я и подумала: хватит, пожила, теперь надо дорогу молодым дать, - рассказывает Вера Афанасьевна. - Переписала квартиру на внучатого племянника, а сама перебралась сюда. Ни о чём не жалею и возвращаться не собираюсь  -  пенсия у меня хорошая, комната просторная, тёплая, уютная. У меня здесь много друзей, все меня знают и уважают. Вернусь в город  -  всё придётся начинать сначала. А зачем? Мне много не надо -  крыша над головой есть. Да и внук сестры не забывает -  навещает.

В интернате живут в комнатах вдвоем или по одному. В распоряжении пожилых людей - кинотеатр, библиотека, тренажёрный зал.

Многие участвуют в спортивных соревнованиях и занимают призовые места.

А здесь ждала любовь

Наталья Кислякова,  женщина лет 40, совсем не похожа на «человека с ограниченными возможностями»: аккуратная причёска, маникюр  -  сразу видно, опрятная одежда. В интернат она попала ещё девочкой.

- Я сирота, за годы отрочества сменила четыре интерната, - рассказывает Наталья. - Когда родители умерли, какие-то «чёрные риелторы» прибрали к рукам их квартиру, и я оказалась на улице. Добрые люди помогли устроиться в интернат. При этом мне каким-то образом оформили инвалидность, хотя я абсолютно здорова. И вот примерно год назад пришло письмо, что мне, как сироте, выделили комнату в общежитии. Я, естественно, обрадовалась, уехала из интерната. Но новая жизнь меня не приняла. «На свободе» я продержалась всего два месяца. Там нужно ходить по инстанциям, собирать кучу бумаг, оплачивать какие-то счета, хлопотать о чём-то. Здесь всё гораздо проще. Поэтому  вернулась сюда. Здесь мои друзья, здесь меня любят и ждут. Я тут нужна:  работаю, шью, помогаю по хозяйству, пытаюсь заниматься спортом  -  вот недавно заняла первое место на соревнованиях по силовому экстриму среди инвалидов. Поднимала штангу, смогла «выжать» 46 килограммов  -  почти свой собственный вес. Теперь готовлюсь к гонкам на колясках  -  в свободное время «нарезаю круги» вокруг интерната. И главное  -  здесь я нашла свою любовь.

Наталья смущенно улыбается: избранник работает слесарем, всё свободное время они стараются проводить вместе, и вот уже второй год Наталья безуспешно пытается заставить своего любимого заниматься спортом: «Он всё отшучивается, говорит, что моих рекордов хватит на нас двоих. Да и некогда ему –  там надо подправить, тут подкрутить. Без взаимовыручки здесь никак.

Валентина Годына Фото: АиФ / Александра БОКОВА

«Такие случаи у нас не редкость, - улыбается директор интерната Валентина Годына. – Бывает, приходит ко мне пара и говорят: «Мы хотим жить вместе». Идём навстречу  -  выделяем отдельную комнату. Год назад одна пожилая пара решила расписаться – съездили в загс. Мы встретили, как положено, накрыли стол, кричали: «Горько!». Живут наши «молодожёны» душа в душу, счастливы – ведь место любви найдётся везде  - даже в интернате!»

Скучать некогда

«Нашим пациентам скучать некогда, - заверяет социальный работник Светлана Худова.  -  С утра - медицинский обход, затем завтрак, потом процедуры. После обеда «молодёжь» идёт на улицу  - гулять или обустраивать что-то по хозяйству, а люди постарше занимаются самодеятельностью или спортом. Наша «молодёжь» вообще нам очень помогает  - благодаря им мы сделали косметический ремонт в комнатах, облагородили территорию, посадили деревья, засеяли газон».

Так нужны санитарки!

Директор вздыхает: «Не хватает нам санитарок и сиделок. Молодёжь гонится за деньгами, а деньги можно заработать где угодно, но только не здесь. Зарплата санитарок еле-еле переваливает за 6 тысяч. Молодёжь часто возмущается: я за такую нищенскую зарплату буду ещё парализованных стариков мыть? Все наши нянечки и санитарки берут на себя дополнительный груз  -  по норме одна санитарка должна обслуживать 5 пациентов. У нас они обслуживают по 15. Но не жалуются  -  понимают, что кроме них делать эту работу некому и пациентам больше не на кого надеяться.

У нас все работают «за идею», даже административный персонал. И бухгалтер, и юрист получают немногим больше шести тысяч. Юриста недавно звали в какую-то коммерческую структуру на приличную должность с солидным окладом, но она отказалась и продолжает трудиться у нас. То же самое и с врачами  - никуда не хотят уходить, потому что понимают:  они нужны здесь. На таких самоотверженных людях и держится вся наша медицина».

Перестать бояться

«На первый взгляд может показаться, что «упечь» своего отца в дом престарелых -  самое настоящее предательство, но за 10 лет работы в интернате я поняла, что это не так, - говорит директор. - Если человек серьёзно болен, не может самостоятельно передвигаться и обслуживать себя, лучше для него находиться под постоянным присмотром квалифицированных медиков. Ведь дома может случиться что угодно - старик упадёт с кровати и покалечится, забудет про включенный утюг. Да что утюг  -  у него может банально закружиться голова, он упадёт и потеряет сознание! А родственники на работе...  Многие привозят к нам своих стариков, чтобы перестать бояться за них».

Никакой нравственной дилеммы тут нет: определить немощного старика в дом-интернат -  значит, обеспечить ему достойные условия проживания, хороший уход и общение с людьми, которого зачастую так не хватает пожилым людям. А родственники навещают их, привозят продукты и вещи, делятся новостями».

Что же касается оплаты пребывания в интернате  -  мы принимаем только тех, кто получает пенсию. Большинство услуг бесплатны, но некоторые расходы у больных всё-таки есть  - предусмотрен небольшой сбор на предметы первой необходимости и медицинские препараты. Остальные деньги пациенты получают на руки и тратят по своему усмотрению  - балуют себя чем-нибудь вкусненьким, переводят деньги родственникам, а кто-то покупает маленькие презенты своим друзьям и соседям, угощает конфетами санитарок…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество