Примерное время чтения: 8 минут
137

На мажоритарной ноте. Туляки будут голосовать по-новому?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. "АиФ-Тула" 15/12/2021

Похоже, следующие выборы в Тульскую областную думу пройдут только по одномандатным округам. Но избиратели вряд ли это даже заметят.

Останется губернатором

К исходу второго чтения проект федерального закона «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах РФ» претерпел некоторые изменения. Нет-нет, как в первоначальной редакции документа, уволить губернаторов и глав местных администраций теперь будет гораздо проще. Если пока для «утраты доверия» есть перечень оснований, то с окончательным принятием закона указывать причину этой самой утраты больше не понадобится. Как в известном анекдоте: «Ну, не нравишься ты мне, мужик!»

Впрочем, применительно к Тульской области представить подобное невозможно – во всяком случае, сейчас. Алексей Дюмин пользуется безграничным доверием Владимира Путина. А работа любого главы муниципалитета нашего региона в условиях конфликта с губернатором – это из разряда скверного анекдота или ненаучной фантастики. Да и ко второму чтению из законопроекта убрали требование унификации наименования высшего должностного лица субъекта Федерации.

Условие лишь одно – только не «президент». Поэтому Дюмин, скорее всего, так и останется губернатором, а никаким не «главой» Тульской области. Снятие ограничений на количество губернаторских сроков тоже осталось, поэтому в 2026 году ничто не помешает Алексею Дюмину вновь баллотироваться в губернаторы.

В условиях перманентных перемен

А вот законодательную власть региона вновь могут ожидать перемены. Собственно, в таких условиях она трудится на благо жителей области практически все 28 лет своего существования. Впервые её избрали взамен разогнанного по указу Ельцина Тульского областного Совета народных депутатов в декабре 1993 года. Облдума тогда состояла из 29 депутатов – по количеству районов области, включая пять районов Тулы. Избирательные округа образовывали в границах района. Тем самым, в думе оказались одни депутаты представляли по 150 тысяч избирателей, а другие – по 15-20. 

Ко второму созыву нарезали уже 48 одномандатных округов с примерно одинаковым количеством голосующих. Правда, те выборы в конце сентября 1996 года опять прошли на зыбкой правовой основе: как и в 1993 году закона об их проведении так и не появилось. Наш региональный парламент в то время законфликтовал с губернатором Николаем Севрюгиным и необходимый документ не принял. Проводили голосование по временному положению, утверждённому губернаторским постановлением. Третью облдуму осенью 2000 года избирали по той же схеме, но на основании закона.

А дальше, с 2004 года, каждый новый созыв депутатского корпуса формировался по разным правилам. Во-первых, срок полномочий народных избранников увеличили до пяти лет. Во-вторых, половину депутатов стали избирать по спискам партий и избирательных блоков, другую половину – по 24-м мажоритарным округам. В 2009 году в первый и последний раз голосование прошло исключительно по пропорциональной системе. В 2014 году думу «кастрировали», сократив количество депутатов до 38-ми. Систему вновь, как и десятью годами ранее, сделали смешанной, но уже 19/19 думцев. Наконец, в 2019 году был сделан крен в сторону мажоритарной системы: по партспискам оставили лишь треть мандатов, а количество самих депутатов вновь подрезали до 36-ти – меньше просто не позволяло федеральное законодательство. 

Зато с 2023 года оно позволит вообще уйти от партсписков и отправить кандидатов в одномандатные округа. Возможно, что из всех партий, кроме правящей, получат свои 1-2 мандата лишь те, кто сможет договорится с ней. И то не наверняка. А нерукопожатная оппозиция будет тихо отдыхать в сторонке. 

Огласите весь список

И пропорциональная, и мажоритарная системы имеют свои преимущества и недостатки. При первой мандаты распределяются между партиями, преодолевшими заградительный барьер. И здесь первую скрипку играют идеологемы, программы и узнаваемые политические бренды. Выборы по партспискам менее затратны, они дают возможность получить большее представительство оппозиции, особенно небольшим «полупарламентским» партиям.

В случае, если какой-то депутат слагает полномочия, новые выборы проводить не нужно – мандат передаётся следующему по списку. Однако при пропорциональной системе существует риск, что депутатами станут совсем не те, за кого голосовали люди. Особенно это часто случается при использовании технологий «паровозов». Скажем, во главе списка был популярный кандидат Иванов, известный по работе в исполнительной власти, театре, больнице, большом спорте и т.д. Люди отдали свои голоса за партию, видя его фамилию и думая, что за Иванова и голосуют. А он возьми, да и откажись от мандата в пользу малоизвестного или, наоборот, скандально известного кандидата Сидорова.

К тому же, депутаты-списочники, как правило, менее тесно связаны с избирателями, для них важнее хорошие связи с партийным руководством соответствующего уровня, чтобы на очередных выборах вновь оказаться на проходном месте. Отчасти от этого страхует система дробления партсписков на территориальные группы вплоть до полного отказа от головной части – чтобы «паровозов» не было.

Окружным путём

Мажоритарная система завязана уже не столько на партии, сколько на личности. Соответственно, депутаты-одномандатники теснее связаны с избирателями, а последние, в свою очередь, голосуют за конкретного человека, за личность, и цвет его партийного билета в этом случае играет второстепенное значение. Минусы этой системы в том, что теоретически все мандаты могут получить кандидаты от одной партии. Ведь для этого достаточно опередить любого из соперников просто на один голос. А при нынешних технологиях сделать это совсем не сложно. 

И примеры тому, правда, пока в областных центрах, уже есть. Так, в 2020 году на выборах в Ульяновскую городскую думу по мажоритарной системе из 40 мандатов «партия власти» взяла 36. В Совете народных депутатов города Владимира в том же году они получили 25 мест из 25-ти возможных. И это при наличии в обоих городах традиционно сильной оппозиции, узнаваемых кандидатов и широких возможностях контроля.

Кроме того, кандидат может выдвинуться на выборы как «независимый», а потом, уже избравшись, вступить в то или иное депутатское объединение. Так на выборах исключительно по мажоритарной системе в столичный законодательный орган в 2019 году одна из партий, вообще не выдвигавшая кандидатов, сформировала крупнейшую фракцию из победивших самовыдвиженцев. Где гарантия, что узнав заранее о подобных намерениях любимого кандидата, избиратель отдал бы за него голос?

При пропорциональной системе договариваться, решать вопросы нужно с партийными и фракционными лидерами соответствующего уровня. При мажоритарной – чуть ли ни с каждым депутатом в отдельности. Да, в условиях жёсткой властной вертикали это не выглядит проблемой. Но если кризис?

Мнения экспертов

Максим Артемьев, журналист, писатель, политолог:

«Последние 20 лет в России постоянно переписываются «правила игры» на выборах. То происходил полный отказ от одномандатных округов, то потом вернулись к смешанной – как на выборах в Государственную думу, так и региональные законодательные собрания. Потом на местах начали увеличивать мажоритарную часть в ущерб пропорциональной. Никаких объективных предпосылок к этим изменениям я не вижу. Скорее всего, речь идёт о том, что каждый раз побеждает та или иная группировка в администрации президента, которая сумела доказать, что на данном этапе именно эта система способна обеспечить нужный результат. Но его достичь можно при любой системе голосования, это дело вкуса. И вряд ли эти усилия на постоянное переписывание законодательства того стоят».

Владимир Тимаков, журналист, политик:

«Полный отказ от пропорциональной системы будет означать ещё больший перекос реальной воли избирателей в пользу «партии власти». Могу привести пример, как это выглядело на выборах в Тульскую городскую думу в 2019 году. Но эту схему можно проецировать и на выборы областные. Имея 37-процентный уровень поддержки избирателей, которые воспользовались правом голоса, единороссы получили 26 мест из 35-ти. Просто между партсписками распределялись всего 15 мандатов, а в мажоритарных округах – 20. Оппозиционные голоса в одномандатных округах были распылены между кандидатами от разных партий, за счёт чего в 19-ти округах победили единороссы. Даже имея не слишком высокую поддержку, они получали относительное большинство и выигрывали. А если выборы будут проходить только по мажоритарной системе, можно ожидать, что их будет уже не 19, а, скажем, 33 из 35-ти. Или даже все 35 – при реальном уровне поддержки менее 40%.

У партий, которые так или иначе оппонируют «партии власти», шансы могут появиться только в случае, если они смогут договориться между собой и распределить одномандатные округа под единых кандидатов от оппозиции. Но, на мой взгляд, сделать это невозможно, поскольку партии преследуют совершенно разные цели, и они по-разному управляются. Скажем, одни достаточно независимы от администрации бывают чаще всего. А другие, наоборот, выступают в качестве структур, разжижающих оппозиционный электорат – не всегда и не везде, но часто, особенно на региональном уровне».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах