Примерное время чтения: 5 минут
428

И тут влетела ёлка. Как отмечали Рождество в семье Василия Поленова

7 января отмечается Рождество. В семьях есть свои традиции празднования этого дня. Исключением не стала и семья художника Василия Поленова. В фондах музея-заповедника, где когда-то жил художник, хранятся воспоминания его старшей дочери Екатерины Сахаровой о празднике. 

Ёлка прилетела

«В раннем детстве всплывает в отрывочных воспоминаниях о доме Фроловой. Канун Рождества, Сочельник. Нам говорят, что к детям, если они хорошо себя ведут, в этот вечер прилетает ёлка. Мы за столом ведём себя плохо, не хотим есть того, что положено, я даже со своего высокого стульчика сползаю под стол. Я не надеюсь на ёлку и поэтому веду себя особенно плохо, - пишет Екатерина Васильевна. - Во время обеда, отец встал из-за стола, ушел в свою мастерскую. Вдруг оттуда раздался сильный грохот.

Николай Кузнецов. Портрет Василия Поленова, 1887.
Николай Кузнецов. Портрет Василия Поленова, 1887. Фото: Public Domain

Мать переглядывается с бабушкой и, сдерживая улыбку, говорит: «Это, должно быть, к папе в мастерскую влетает ёлка». Мы с братом тоже переглядываемся: и верим и не верим. Но вот возвращается отец и таинственно сообщает: «Ёлка влетела!»

Действительно, вечером дерево уже было наряжено. На ёлке, как вспоминает Екатерина Сахарова, висели золочёные орехи, которые золотили собравшиеся художники, мандарины, пряники, яблоки, пастила мармелад, украшения и игрушки.

В Сочельник в каждой семье нашего круга бывала семейная ёлка, но в некоторых семьях бывали и званые ёлки в другие дни.

Ученик отца Головин достал из-под ели маленького водовоза с лошадью и бочкой и отдал брату Екатерины. А позде тётя подарила брату рыжего коня размером с маленького телёнка. Он был в шерсти, с гривой и хвостом, запряжён в маленькую телегу. Коня брат назвал Алир. Пришедшийся по душе подарок регулярно становился участником детских игр, а тележка долго стала садово–огородным транспортом.

Помнит она и друга родителей, Александра Всеволожского. Он «очень мило импровизировал» за пианино. В гости к Поленовым приходили много людей. Всем были положены подарки. Кому-то – книга мечты, которую после все вместе читали вслух. Крёстная дочь художника, Елена Дмитриевна, начала писать масляными красками, поэтому ей подарили мольберт и палитру с муштабелем.

Ценные подарки

«В Сочельник в каждой семье нашего круга бывала семейная ёлка, но в некоторых семьях бывали и званые ёлки в другие дни. Наша тётя Елизавета Васильевна Сапожникова в своём особняке у Красных ворот устраивала богатую, радостную званую ёлку», - пишет Екатерина Сахарова.

По рассказам ее двоюродного брата Гриши, мать брала его за покупками за несколько дней до ёлки. Он говорил о том, как хозяин магазина почтительно здоровался с матерью, а рабочие приносили «дранки», такие крепко увязанные корзины. В них лежали угощения и игрушки. Потом корзины уносили в карету.

«Эту карету она присылала и за нами, и мы ехали по городу, стараясь сквозь стёкла, тронутые морозом, разглядеть ёлки, которые горели в окнах домов. Дом Сапожниковых был собственный, богатый и обставленный безвкусно, как мы позднее слышали из разговоров старших, но мы этого не видели и не понимали. Нас встречало тепло и ласковость тёти, дяди Сапожникова и наших милых кузин, которые были старше нас. Пожилые слуги и старые няни смотрели на нас приветливо, как на родных. Нам было хорошо», - помнит свое детство Екатерина.

Помнит она и как в зале зажигали ёлку до самого потолка, «увешанную разными чудесами». К игрушкам прикалывали записки с именами детей, которым они положены. Грамотные находили их самостоятельно, а маленьким помогали кузины. Также основные подарки лежали на столе.

Упоминает Екатерина Васильевна и свои подарки. Как-то ей подарили ящик с письменным набором, в другой раз она получила шкатулку с туалетными принадлежностями.

«Она цела до сих пор и хранит ценные документы и реликвии, маленькую золочёную икону Николая Чудотворца, которой тётя благословила моего сына…»

Не обделяли в праздник и нянь с гувернантками. Жюстине из Швейцарии, не привыкшей к новому климату, подарили пуховый оренбургский платок. Ещё дарились шали, материи на платья.

Нас встречало тепло и ласковость тёти, дяди Сапожникова и наших милых кузин, которые были старше нас.

«Надо было всё обдумать, чтобы все были довольны, и это делалось как - будто просто и легко, и никому не приходило в голову, что кроме денег, которые были у нашей тёти, это был большой сложный труд. Да будет светла память этой доброй женщины, внесшей столько тепла и радости в наше детство и так жестоко пострадавшей потом» (после смерти мужа и национализации сапожниковских фабрик она осталась с большой семьей без средств к существованию - прим. ред.), - пишет Екатерина.

Материал подготовлен по книге Е.В. Сахаровой «Повесть моей жизни», часть 1. Глава 1. Детство.

©Государственный мемориальный историко-художественный и природный музей-заповедник В.Д. Поленова

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах