169

Работодатели «вне закона»? Флирт с Трудовым кодексом дорого стоит

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. "АиФ-Тула" 19/02/2014

С одной стороны, можно бы порадоваться сокращению количества смертей на производстве почти в два раза - с 24 эпизодов в позапрошлом году до 13 в прошлом. А с другой - стала прорисовываться довольно любопытная тенденция, заключающаяся в заметном снижении числа несчастных случаев, приключившихся по вине работников. Из 67 прошлогодних трагедий только 17 произошли по причине невнимательности, расхлябанности или наплевательского отношения к служебным обязанностям самих пострадавших. В остальных несчастных случаях явственно торчат уши работодателя.

Трудно, разумеется, обвинить руководство одной из тульских проектных организаций в том, что в служебном туалете фирмы от передозировки наркотиков скончался молодой инженер. В конце концов, не генеральный директор покойного на иглу подсаживал и не главный бухгалтер ему зарплату «дурью» выдавал, а справку из наркологического диспансера при поступлении на работу предъявлять в нашей стране пока ещё не обязательно. Вряд ли виноват и топ-менеджмент Косогорского металлургического завода в смерти своей работницы, попавшей под колёса двигавшегося по территории предприятия со скоростью 8 километров в час локомотива. Здесь претензии логичнее было бы предъявить машинисту, не удосужившемуся подать пешеходу звуковой сигнал.

Но в целом значительно увеличилось количество несчастных случаев по прямой или косвенной вине работодателя.

Семь чудес смекалки

Самый наглядный из примеров руководящего пренебрежения безопасностью подчинённых был в прошлом году продемонстрирован на Тульском заводе крупных деталей.

В одном из тамошних цехов возникла необходимость в ремонте оборудования. Нуждавшуюся в «хирургическом вмешательстве» производственную линию, естественно, обесточили, и специалист приступил к «операции». Всё было нормально до тех пор, пока на соседнем участке кому-то не понадобилось включить электрический рубильник. Ток свободно пошёл гулять по заводским сетям и через несколько секунд нанёс ремонтнику смертельный удар. Когда стали разбираться в причинах, по которым никто не удосужился предупредить соседей о проводимых работах, выяснили, что ни начальник вышеупомянутого цеха, ни мастер участка не проходили обязательного обучения правилам безопасности труда. А человек, отвечающий за эту сферу деятельности и, по идее, обязанный скоординировать действия двух подразделений, в этот момент вообще находился у себя дома.

Кто во что горазд

Сколько стоит предприятию содержание специалиста по охране труда? Или хотя бы обучение сотрудников этому не столь уж мудрёному искусству на стороне? Вряд ли каких-то запредельных сумм. Но, увы, современные работодатели всё чаще предпочитают экономить на безопасности производства, пускаясь ради этого на всевозможные хитрости.

Взять, к примеру, такую обязательную процедуру, как аттестация рабочих мест. На данный момент необходимый сертификат имеют примерно их десятая часть. А остальные олицетворяют собой семь чудес русской смекалки. Представителям Государственной инспекции труда недавно пришлось столкнуться на одном из предприятий с такой должностью, как слодчик. Описания его служебных обязанностей нет ни в одном государственном реестре, а потому никто не знает, давать ли ему молоко за вредность и обеспечивать ли спецодеждой. А если обеспечивать, то какой именно.

Конечно, такой вычурный креатив встречается не на каждом шагу, но и привычных способов флирта с трудовым кодексом в арсенале наших работодателей хватает. Весьма распространённой практикой стало заключение с работником гражданско-правового договора вместо трудового. При этой противоестественной форме производственных отношений работодатель не несёт никакой ответственности за жизнь и здоровье ни контрагента, ни третьих лиц, пострадавших в результате непрофессиональных действий работника. А между тем отечественное законодательство с каждым годом всё активнее пытается принудить труд и капитал к цивилизованному партнёрству. С 1 января 2014 года работодатель, на предприятии которого произошёл несчастный случай с тяжёлыми последствиями, вынужден будет раскошелиться на 400 тысяч целковых. А если случай этот, не дай бог, станет для кого-то из работников последним в этой жизни, виновному грозит лишение свободы на срок до четырёх лет. Более того, пострадавшему (или, в случае его смерти, лицам, находившимся на его иждивении) положена единовременная выплата в размере одного миллиона в той же валюте. Понятно, что интересы наёмника и нанимателя в данном случае расходятся, причём свои последний блюдёт неукоснительно. Чему и работникам не грех было бы поучиться.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах