Примерное время чтения: 7 минут
181

Предлагать, но не пичкать. В. Баджи о свободе детей, инфантилизме, ТВ-мусоре

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. "АиФ-Тула" 27/03/2024
Олег Бондарь / АиФ в Туле

Странные впечатления произвела премьера спектакля «Летучий корабль» в театре кукол, а поставивший его Валерий Баджи удивил неожиданными рассуждениями и смелыми выводами. Подробнее - в интервью tula.aif.ru.

Слушает Баха и рок-н-ролл

Олег Бондарь, tula.aif.ru: Валерий Ильич, какой-то причудливый спектакль у вас получился. Куклы не куклы, а так - плоскостные изображения. А некоторые персонажи и вовсе в виде предметов - вёсел, например...  

Валерий Баджи: Всё упрощенно не случайно и совсем не потому, что мы решили не делать кукол для некоторых персонажей, а потому что те же друзья главного героя в виде вёсел - это аллегория, метафора. Это как бы сообщает: чем больше у тебя друзей, тем легче грести и управлять кораблём своей жизни.

- А юным зрителям это понятно будет?

- А неужели нужно, чтобы было понятно? Важнее ведь просто чувствовать. Есть театр буквальный, так сказать, человекоподобный, а есть театр более условный. И когда мы прибегаем к такому образному решению, оно нас подталкивает к поиску более глубоких смыслов и погружает в размышления уже несколько других масштабов, можно сказать, вселенских. К примеру, кто-то любит Айвазовского, рассматривает его картины и восхищается, а потом видит «Чёрный квадрат» Малевича и говорит: «Что это за ерунда?». А между тем обе эти картины имеют огромное значение в искусстве, но просто занимают разные ниши.   

«Чёрный квадрат» - это метафора и она заставляет же о чём-то задуматься. Поэтому и хочется, чтобы дети иногда тоже о чём-то ассоциативно задумывались и пытались мыслить образами, а не ограничивались восприятием только буквальной информации. Это как в музыке, где есть классика, рок, джаз и т.д. И здорово, когда человек может воспринимать каждое из этих направлений. Ребёнок должен учиться рассматривать разные формы, иначе мы рискуем получить на выходе человека эмоционально бедного и с узким кругозором. Так можно и на нижние ступени развития свалиться. В нашем спектакле корабль - он не в буквальном смысле летучий, а некий образ и это должно будить фантазию. Когда я был ребёнком, из-за недостатка игрушек мы играли и палками, и колёсиками, и коробками... Чем угодно играли и представляли, что это машинки, самолётики, домики и тому подобное. Сейчас при огромной индустрии детских товаров ограничивать ещё и искусство в эту сторону было бы неправильным. Не надо приучать ребёнка к комфорту в восприятии искусства и к тому, чтобы он меньше думал, потребляя только готовенькое.

Досье
Валерий Баджи. Родился 23 июля 1974 года в Гудермесе. Окончил Ярославский театральный институт. С 1997 года работал в Московском детском камерном театре кукол - сперва актёром, а затем и главным режиссёром. С 2022 года - режиссёр-постановщик Московского театра кукол. Поставил более 30 спектаклей в театрах Москвы, Костромы, Самары, Тольятти, Ижевска, Воркуты, Симферополя и др. Почётный деятель искусств г. Москвы, лауреат премии правительства Москвы в номинации «Лучший реализованный проект в сфере культуры-2014». Женат. Отец двоих детей.

Что родилось, то и родилось

- То есть мы сейчас говорим о некоем варианте наставления детей на путь истинный?

- Дети все разные. Кто-то тянется к более сложным вещам, а кому-то они не нужны и может быть никогда и не пригодятся. Зачем тогда заставлять? Предлагать - да, но не наставлять, не пичкать, а предлагать варианты. Перед ребёнком должен быть простор выбора. А если что-то запрещать, то он всё равно будет стремиться к этому, но только уже втайне от родителей.

Я не принадлежу к тем отцам, которые постоянно пропадают на работе и им некогда заниматься детьми. Я уделял своим детям достаточно внимания, но пришёл к выводу, что не могу на них повлиять в той мере, в какой хотелось бы. Пытался, конечно, что-то там навязывать, но потом понял, что очень часто, когда ребёнок выполняет мои требования, он лишь играет со мной в игру и под этим подразумевается что-то вроде «да, папа, для тебя я сделаю так, как ты хочешь» или «ты хочешь, чтобы я был таким и увлекался этим - пожалуйста». Но искренности-то в этом нет.

Фото: АиФ в Туле/ Олег Бондарь

- Надо полагать, что самим же детям вы позволяли выбирать и что смотреть, скажем, по телевизору?

- Ну что я могу сделать, если ребёнок хочет смотреть, с моей точки зрения, плохие мультики и они ему нравятся? Сегодня появляется много слабых фильмов и сериалов, потому что создано широкое поле для их выхода - нужно же чем-то заполнять огромное количество телеканалов. Но телевизионное пространство должно увеличиваться не из-за того, что кто-то хочет обогатиться, а из-за того, что есть что показывать. Но в этом случае, наряду с достойными работами кинематографистов, прорывается и очень некачественный продукт. Потому плохое искусство и процветает, что есть рынок сбыта. Здесь мы ничего поделать не можем, а вот научить ребёнка самому отделять для себя одно от другого - вполне.

- Но как научить ребёнка отделять хорошее искусство от плохого?

- Как-то поехали в отпуск и там не было интернета, а телевизор показывал только один канал, где круглые сутки крутили советское кино. Причём не только популярные наши комедии, но и сложные для восприятия фильмы, например, Тарковского. Мы всей семьёй по вечерам смотрели и наша дочь, тогда ещё ребёнок, была просто восхищёна увиденным и потом высказывала нам: «Что же это вы раньше мне не говорили, что есть такие фильмы?» Хотя до этого мы пытались её в этом плане сориентировать, но она игнорировала, а когда по своей воле посмотрела, то уже всерьёз заинтересовалась.

Мишки всё портят

- Не рискует ли режиссёр провалиться, выбирая для постановки в театре то, что уже успешно экранизировано? Ведь невольно же сравнивать будут...

- Это проблема зрителя, который воспринимает только кино, а театр воспринимать не готов. Это разные виды искусства, поэтому одно и то же произведение по-разному и перерабатывается, причём и у каждого вида сценического искусства тоже свои особенности. То, что открывает театр кукол в том же «Летучем корабле», это одна история, связанная с иносказаниями и метафорами. Театр драмы мог бы рассказать уже о психологизме происходящего и вытащить именно эту сторону конфликта, которую в театре кукол сложнее было бы показать. В опере можно передать голосом настроение и задать глобальность эмоции, а в балете, например, создать волшебность полёта корабля и выразить это через пластику. В минкультовских документах есть положение, согласно которому, спектакль является самостоятельным произведением искусства, то есть не вторичным после сказки, а отдельным.

Когда одного известного режиссёра кто-то из зрителей упрекнул, мол, «я читал книгу, а вы в своей постановке сделали всё не так», он ответил: «Если вы хотите увидеть Чехова, то откройте его книгу и прочтите, а если вы пришли на спектакль, в афише которого указана моя фамилия, то вы и увидите творение моё, а не Чехова». В театр идут за другим восприятием.

Показательна в этом плане картина Шишкина «Утро в сосновом бору», в которой медведи, как известно, были пририсованы другим художником. Знатоки изобразительного искусства этих медведей не воспринимают вообще, считают, что они только портят картину. Но мы-то все знаем её благодаря именно мишкам. Специалисты же рассматривают главную ценность - лесной воздух, так живописно переданный кистью Шишкина.

Так же и у нас. Если человек хочет увидеть в знакомом ему произведении нечто большее, чем ему известно, то он идёт в театр.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах