Примерное время чтения: 8 минут
157

Тренер чемпионов. 90 лет со дня рождения Владимира Усенко

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. "АиФ-Тула" 06/04/2022

Тульскому велогонщик и тренеру Владимиру Усенко 9 апреля исполняется 90 лет со дня рождения. Немного, даже в велосипедной Туле специалистов, которые бы подготовили двух чемпионок мира! А ему это удалось. О знаменитом брате мы вспоминаем вместе с профессором Тульского государственного университета, Николаем Усенко. 

Фото: Public Domain

Бомба, которая не разорвалась

– Николай Антонович, вы ведь не только ученый, но тоже велогонщик в прошлом. 

– И считаю, что занятия велосипедом очень мне помогли в жизни. Жили мы, как это называлось в Туле, на хуторе. Семь домов бывшего имения огородника стояли на берегу оврага в поле за парком. Примерно, где сейчас улица Тульского рабочего полка. А дальше овраг был до самого Платоновского леса. Мама рассказывала: поросенка выращивали, чтобы этот дом выкупить. Фактически мы его выкупили до войны за четыре поросенка. Деревянное строение в шестьдесят квадратных метров, внизу два подвала со сводами по тридцать квадратных метров. На потолке крюки – мясо подвешивать. В войну эти подвалы использовали как бомбоубежище.

– Войну помните?

– Я маленький совсем был. Но помню, что недалеко от нас упали две бомбы. От одной была огромная воронка, до сих пор она в памяти. А вторая бомба, октябрь же месяц, почва сырая, просто ушла в землю, не разорвалась. Я даже примерно место это назову, в нынешнем парке. Она, я так думаю, и сейчас там в земле лежит. Но нас всех вскоре отец сумел эвакуировать.

– Куда?

– В город Вязники Владимирской области. Он там работал на химическом производстве, а в 1943 году был призван на фронт. За форсирование Дуная, где отец помогал создавать дымовые завесы, маршал Конев подарил ему именные часы. Отец потом передал их мне, а я забыл на подоконнике в физкультурном зале. Так было жалко их потерять. 

– В велоспорт привел брат?

– В 1950 году случилось так, что в семье была скарлатина. Сестренка двухлетняя с мамой оказались в больнице. А у меня осложнение на коленки. Брат тогда сказал: ну-ка, давай на велосипед. Он-то уже года два как тренировался. Помню, первые тренировки мои были на шоссе. Слезаю с велосипеда, колени подкашиваются, не держат. В течение месяца, постепенно, начали восстанавливаться.

– То есть помогло?

– Помогло. И меня и сейчас дома велотренажер, занимаюсь.

Фото: Public Domain

Старики на гонках делали ставки

– Кто был вашим первым тренером?

– Не знаю, как сейчас, а раньше в спорте была семейственность. Самая старшая династия – четыре брата Соловьевых. Аркадий погиб во время войны. Георгий Соловьев потом был директором спортивного магазина «Динамо», долго на стадионе командовал сауной. Вячеславу не повезло – при падении на треке получил травму. А Дмитрий – это, конечно, тренер от бога. Вот брата тренировал в «Спартаке» Дмитрий Александрович Соловьев. Он такой был требовательный, ревнивый даже в плане отношений с другими тренерами. А у меня был тренер Евгений Николаевич Попов. 

– Тульский трек – это ведь в то время особая история.

– Трибуны маленькие. А за западной трибуной – сараи ликероводочного завода. Вот как-то идет гонка за лидером, очень популярная в Туле, и вдруг бабах! Стук стеклянной посуды пустой аж на треке слышен. Народа на крыше было столько, что она не выдержала, и все, кто был, провалились вниз. Многие сидели на суках берез, которые росли вокруг трека. Тоже, помню, как-то один сук подломился и все свалились.  

– Да уж, болельщики в то время были легендарные.

– Старики же сидели на трибуне и ставки делали на гонщиков. Под денежки играли. Они на тренировки ходили и все про всех знали. А вообще трек был прекрасный сам по себе. Например, в Харькове новый трек построили. Но он такой был тяжелый, как будто прилипает асфальт к покрышкам. 

– Вы какими успехами можете похвастаться?

– Мастера спорта я выполнил в Москве, на стадионе юных пионеров, уже закрывал карьеру. А вообще мне очень не везло. Например, отборочные соревнования на спартакиаду народов РСФСР. Я в спринте финиширую первым, но москвич Пирожников перед финишем задевает меня коленом. А на прямой хуже всего падать. Перелом ключицы. Сезон пропал. В следующем году с братом на тренировке боролись, он меня придавил, ключица опять – хоп! Перелом. 

Старики под денежки играли. Они на тренировки ходили и все про всех знали.

А потом 1956 год. Гонка на сто кругов. Мы, трое, ушли вперед – тридцать метров до группы. Очки уже делили между собой. И надо же влились опять в группу и передо мной падают двое, а я через них третий. Вовка подбежал, он уже тренером был – у меня кровь из носа, из ушей, я без сознания. Вызвали скорую помощь – «Волга» тогда была, такая длинная. Увезли. На Первомайской поворот к Семашко, я пробудился, и опять без сознания. Первый вопрос, когда в себя пришел: сколько времени? 

– Действительно не везло.

– Зато на день шахтера, соревнования эти тогда были очень популярные, Попов мне: давай на побитие рекорда юношеского. На 200 метров рекорд был 13,2, взрослый – 12,7. А хитрый брат мой с Поповым договорился, и мне заменили заднюю шестеренку всего на один зуб – не тринадцать, а двенадцать. Она нагрузку на ноги увеличивает, но я же не знал, и себя как следует без того мобилизовал. В итоге проехал 12,6. Даже побил рекорд для взрослых. Сенсация была. 

Фото: Public Domain

«Крайслер» из обкомовского гаража

– Брат, получается, был настоящим тренером, еще и хитрецом.

– Он закончил роговский техникум, и переключился на тренерскую работу. Одновременно преподавал труд в 33-й, обкомовской, школе на Первомайской. Там у них автодело, и брат выпросил из обкомовского гаража «Крайслер», который стоял без движения. Откуда он там взялся, неизвестно. 1936 года выпуска. Вовка с ребятами его починили. В это время в Туле появился новый секретарь обкома Юнак Иван Харитонович. И вот он как-то едет на «Волге» с водителем вверх к обкому партии, а Вовка на «Крайслере» его обгоняет. Юнак: что это за машина? На следующий день «Крайслер» отобрали. Но уже не в гараж поставили, а отдали скорой помощи. 

– Что сейчас о брате особенно вспоминается?

– 1974 год. Поехали они на микроавтобусе в Адлер на сборы. И под Курском разваливается передок. Март месяц, еще лед. И ему пришлось лежать на снегу, пока чинили. А седьмого мая этого же года его не стало. У него что-то с почками было, и так жесткий режим из-за болезни, он еще и добавил. В середине апреля я его еле снял с поезда, он был никакой. Сразу увезли в больницу на Мира.

– При этом он остался в истории Тулы как тренер, который подготовил двух чемпионок мира – Галину Ермолаеву и Валентину Савину.

– Завистников по этому поводу было много. Его же представляли на почетного гражданина Тулы. Но тогдашний председатель общества «Динамо», мужик явно закалки 1938 года, написал в газету «Коммунар» критическую заметку, что Усенко на двух местах работает – тренером и преподавателем школы. И заголовок что-то вроде «Деньги гребет мешками». На том все и закончилось.

– Готовить чемпионок помогла школа Соловьева?

– Он такой же требовательный был, как и Дмитрий Александрович. И в Савиной, и в Ермолаевой заметил рвение, желание побеждать. Это очень важный момент. Благодаря моему брату они состоялись как спортсменки, стали чемпионами мира.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах