420

Поглощение по-соседски. Нужно ли объединять Тульскую область с другими?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. "АиФ-Тула" 12/05/2021

Заместитель председателя правительства РФ Марат Хуснуллин вбросил идею об укрупнении субъектов Федерации. Его земляк, депутат Госдумы Олег Морозов предложил объединить Калужскую, Тульскую и Рязанскую области.

От наместничества до области

Укрупнение и разукрупнение административно-территориальных единиц в нашей стране идёт давно. Во время Петровской реформы 1708 года часть тульских земель оказалась в Московской губернии (Тула, Алексин, Богородицк, Венев, Епифань, Кашира и Крапивна), часть – в Смоленской (Одоев), а иные отошли в Киевскую (Белёв и Новосиль) и Азовскую (Чернь) губернии! Тогда это были весьма крупные образования, чем-то похожие на нынешние федеральные округа.

В 1719 году появились провинции, в том числе Тульская, куда попали Тула, Алексин, Богородицк, Венёв, Епифань и Крапивна. При Екатерине Великой в 1776 году учреждается Калужское наместничество, куда вошли одноимённая губерния и Тульская. Но уже год спустя появляется и тульское наместничество, преобразованное в губернию Павлом Первым в 1796 году. В таком статусе регион пережил даже Октябрьскую революцию, и только в 1929 году губернии были упразднены. Зато появилась Московская область в составе прежних Московской, Тверской, Тульской и Рязанской губерний. 

Во время Петровской реформы 1708 года часть тульских земель оказалась в Московской губернии, часть – в Смоленской, а иные отошли в Киевскую и Азовскую губернии

Новое разукрупнение состоялось спустя год после принятия сталинской конституции 1936 года появилась привычная нам Тульская область, в которую тогда, к слову, входила Калуга и часть районов нынешней Калужской области, которую выделили в самостоятельный регион в 1944 году. В 1957 году эту потерю тулякам компенсировали, отдав из Подмосковья ряд территорий Мосбасса, в том числе города Сталиногорск (ныне Новомосковск) и Узловую.

От центробежных тенденций к центростремительным

При распаде СССР центробежные тенденции захватили Российскую Федерацию. В советское время РСФСР фактически была унитарной республикой, более или менее реальной федерацией был Советский Союз. В новых же условиях республики в составе России вспомнили о своём государственно-территориальном статусе, в том время как края и области оставались административно-территориальными единицами. Формально все субъекты РФ по конституции 1993 года равны.

Однако, в республиках – верховные суды, правительства и конституции, в краях и областях – всё попроще, пониже и пожиже при формальном равенстве всех регионов. Да и по численности населения и площадям занимаемых территорий различия бывают не только в разы, но и на порядки, особенно если сравнивать города-субъекты Москву и Санкт-Петербург с автономными округами. 

Ни одна, даже самая крупная федерация в мире не имеет столько территориальных единиц.

А вот создание округов федеральных в 2000 году вкупе с поэтапной налоговой реформой позволило окоротить центробежные тенденции и предотвратить распад страны, который в девяностые был реальностью. Правда, ценой этому стало уничтожение местного самоуправления де факто и исчезновение конкурентных выборов глав регионов с заменой на их назначение президентом, в 2012 году дополненное «референдумами о доверии», которые по привычке почему-то продолжают называть «губернаторскими выборами».

На этом фоне время от времени возобновляется дискуссия о необходимости укрупнения регионов: мол, ни одна, даже самая крупная федерация в мире не имеет столько территориальных единиц. И действительно, в США 50 штатов, в Мексике – 31, в Бразилии – 26 штатов и 1 округ, в Индии – 29 штатов и 7 территорий, в Германии – 16 федеральных земель. В России – 85 (20 лет назад было 89).

Опыт есть, а результат?

И вот заместитель председателя правительства РФ Марат Хуснуллин вновь поднял эту тему, эмоционально заявляя о том, что субъекты Федерации имеют разные экономические возможности, а люди везде имеют право жить достойно. 

Но где гарантия, что присоединение слабых регионов к сильным даст ожидаемый эффект? Так, 15 лет назад к Пермской области присоединили Коми-Пермяцкий автономный округ. Когда готовился референдум по этому вопросу, жителям округа обещали дороги, газификацию, новые рабочие места и т.д. и т.п., вспоминает депутат краевого законодательного собрания прошлого созыва Ксения Айтакова. В итоге дороги сделали только самые основные, газа нет, даже льгот на дрова, хотя лес вокруг, нет – топливо дорогое. Люди бегут, так как нет работы и вообще условий для нормальной жизни. На момент объединения в Коми-Пермяцком округе «официально» проживало 132,8 тыс. человек, в 2019 году – лишь 106,8 тыс. То есть, люди прописаны, но реально живут и работают где-то вахтовым методом. Особенно это заметно, когда выборы: нет людей физически на месте, они надолго в отъезде.

В нашей Тульской области имеется большой опыт укрупнения сельских поселений: там, где прежде было десятка три сельсоветов, сегодня осталось по 2-3 муниципальных образования с нищими бюджетами и почти до основания разрушенной экономической базой.

Тем не менее, тему укрупнения, поднятую зампредом кабмина Маратом Хуснуллиным, подхватил его земляк, депутат Госдумы от Татарстана Олег Морозов. «…к примеру Тула, Рязань и Калуга точно могли бы вместе стать мощным экономическим субъектом», - написал он в своём аккаунте одной из социальных сетей.

Рассуждаем логистически

Что же, будет небезынтересно порассуждать на тему «мощности» гипотетической Калужско-Тульско-Рязанской области. Кстати, первый же вопрос – а как такой регион мог бы называться? Центрально-Нечернозёмная область? КалТуРяз? Или РязТуКал? Какой город делать административным центром такого макрорегиона? По логике – Тулу, ведь тогда будет расположена посреди новой области. Она и крупнее Калуги, где проживают 330 тыс. чел. Правда, с Рязанью (539 тыс. жителей) сравнивать сложнее, ведь в городе Туле сейчас осталось всего 475 тыс., но если иметь в виду одноимённый городской округ – уже 542 тыс. Поэтому Рязань могла бы потягаться по численности населения, а Калуга взять наличием аэропорта. Правда, из Рязани туда добираться 300 км.

К слову, от Москвы все три города находятся примерно на одинаковом расстоянии – 200 км от центра до центра. А вот с самого запада Калужской области до востока Рязанщины ехать порядка 600 км, и на это уйдёт весь день в один конец. Областные центры связаны федеральной автодорогой, которая раньше так и называлась «Калуга – Тула – Михайлов – Рязань», а сейчас это участок трассы «Золотое кольцо», которая также проходит по территории Владимирской, Ивановской, Костромской, Ярославской, Тверской и Смоленской областей. Правда, почти на всём протяжении это пока узкая двухполоска II-III технических категорий, так что не разгуляешься. Хотя состояние дороги – на 4 и 5. Кроме того, из Тулы до Рязани можно доехать несколькими дорогами, одну из которых, региональную, Тула – Новомосковск, в ближайшие годы грозятся реконструировать и расширить до четырёх полос – по две в каждом направлении. 

А вот удобного железнодорожного сообщения между этими Калугой, Тулой и Рязанью попросту нет. Железная дорога из Тулы до Калуги не электрифицирована, местами – однопутна, то есть, её пропускная способность весьма ограничена. Пассажирское сообщение есть, но оно небыстрое и не очень удобное по расписанию. В Рязань ни из Тулы, ни тем более, из Калуги, поездом не доехать. Был когда-то межобластной состав Калуга – Ряжск, но даже при условии его сохранения или восстановления в Ряжске пришлось бы делать пересадку до Рязани, то есть, неудобно. Быстрее через Москву будет, правда, со сменой вокзала.

В общем, инфраструктурная связанность регионов можно оценить на твёрдую тройку.

Экономический потенциал трёх областей можно охарактеризовать через такой ключевой показатель, как валовый региональный продукт. В 2019 году в Тульской области он составил 655 млрд рублей, в Калужской – 469 млрд, в Рязанской – 436 млрд. Комментарии, как говорится, излишни. Ещё отметим, что совокупное население трёх областей составляет более 3,5 млн человек. Это сопоставимо с численностью жителей Тюменской (с автономными округами) и Челябинской областей.

Опыт Косыгина и несостоявшаяся реформа Андропова

В нашем советском прошлом опыт хозяйственного укрупнения регионов имел место быть. Известный в Тульской области партийный, государственный и советский деятель Анатолий Артемьев, занимавший в разные годы посты первых секретарей Богородицкого горкома ВЛКСМ, Донского и Новомосковского горкомов КПСС, заместителя губернаторов Тульской области, депутата областных Совета и думы, Государственной думы, вспоминает, как в своё время по инициативе предсовмина СССР Алексея Косыгина были созданы совнархозы, объединявшие 4-5 областей.

Тульская область, например, входила в совнархоз совместно с Калужской и Брянской. Вокруг этого создавались предприятия, развивались отрасли, социальная сфера, а министерства в Москве решали технологические вопросы. По мнению Артемьева, это было время самых высоких темпов развития страны. Однако, потом партийные руководители, почувствовав, что контроль ослабевает, а сами они «выбывают из обоймы», добились роспуска совнархозов.

Анатолий Иванович также отметил, что без преувеличения революционную реформу административно-территориальную реформу готовил генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель президиума Верховного Совета СССР Юрий Андропов. В его кабинете представители новомосковской делегации КПСС видели карту с разделением СССР на 16 штатов. Но он не успел эту реформу реализовать. Если это удалось бы сделать, скорее всего, судьба СССР была бы иной.

«Что же касается идеи объединения регионов, нужно понять, какая цель этим преследуется, насколько реально её достигнуть, и каковы будут затраты, - прокомментировал Анатолий Артемьев предложение Олега Морозова. - Ускорит ли это социально-экономическое развитие, укрепится ли материальное благосостояние населения – вот это нужно просчитывать, и из этого исходить».

Оставить комментарий (1)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах