275

За правду. Как подполковник в отставке восстанавливает справедливость

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5. "АиФ в Туле" 03/02/2021
Юрий Апарин / Из личного архива

Подполковник в отставке Юрий Апарин восстанавливает историческую справедливость. Зачем, почему и что это даёт? 

Федот, да не тот

Алексей Мурат, «АиФ в Туле»: Юрий Владимирович, вы обнаружили «самозванца» среди туляков-варяжцев. Как это было?

Юрий Апарин: К памятнику командиру крейсера «Варяг» В.Ф. Рудневу сделаны две «пристройки». На одной– гюйс (т.е. носовой флаг корабля – прим. ред.), на другой – стела с фамилиями туляков-варяжцев. Есть там и такая запись: «Чернов Я[ков].К[узьмич]», а в скобках – «Черных Я[ков].М[ихайлович]». Меня это заинтересовало, стал выяснять. Узнал, что некий гражданин решил потрафить родственникам жены, записав их предка в состав экипажа «Варяга». Якобы до революции он был Черных Яков Михайлович, а после – Чернов Яков Кузьмич – вроде как во избежание репрессий со стороны Советской власти. По легенде он служил кочегаром на знаменитом крейсере, стал георгиевским кавалером.

Проведённое мною расследование показало, что в экипаже «Варяга» не было человека по фамилии Чернов. Ответ из государственного архива Иркутской области гласил: Черных Яков Михайлович был убит 30 ноября 1920 года. И он действительно служил кочегаром на этом крейсере. Но неожиданным образом произошла его «реинкарнация» в Чернова Якова Кузьмича. В 1954 году Советское государство в связи с 50-летием подвига крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» по всей стране разыскивало ветеранов с этих кораблей. Чернов Яков Кузьмич умер только в 1961 году. Но среди тех, кого чествовали как варяжцев в 1954 году, его не было. В списке 45-ти награждённых медалью «За отвагу» тоже нет Якова Кузьмича.

Кроме того, я делал запрос в инспекцию области по государственной охране объектов культурного наследия. Как известно, памятник Рудневу – федерального значения. И для возведения этих «пристроек» нужна была санкция соответствующих федеральных органов. Но, как мне ответили из инспекции, документов о согласовании построек у них нет. Значит, они возведены с нарушениями, то есть, незаконно. 

Досье
Юрий Апарин. Родился 10 апреля 1961 г. в пос. Советский Плавского района. Окончил Тульский политехнический институт и Тульский филиал юридического института МВД РФ. Подполковник полиции. Награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Заместитель председателя Тульского городского совета ветеранов. Автор книги «Суровая правда 1941».

Ошибки площади Победы

- Вы обнаружили неточности и на мемориале на площади Победы. Что не так?

- После ремонта там появился список воинских частей и соединений, участвовавших в Тульской оборонительной операции. В нём, в частности, упомянут «9-й гвардейский миномётный полк реактивных снарядов». Но его 5 ноября 1941 года преобразовали во 2-й отдельный дивизион. А сама формулировка – «реактивных снарядов»! Ладно бы написали «реактивных систем». А так получается чушь типа «стрелковая дивизия винтовок Мосина». Все, кто в этом разбирается, смеются!

Есть неточности в наименованиях полков НКВД, забыты разные воинские части, участвовавшие в оборонительных боях.

Фото: Из личного архива/ Юрий Апарин

Реабилитации подлежит

- Вы много сделали для реабилитация генерала Ермакова, командовавшего 50-й армией до генерала Болдина.

- У Аркадия Николаевича Ермакова не сложились отношения с секретарём Тульского обкома ВКП(б) и председателем городского комитета обороны В.Г. Жаворонковым. В конце концов, после падения Сталиногорска, Ермаков пал жертвой интриг. Его «назначили» виновным за оставление города советскими войсками «без боя» 22 ноября. В тот же день командующий фронтом Георгий Жуков снял его с поста командарма. В конце январе 1942 года Ермакова судили, приговорили к пяти годам исправительно-трудовых лагерей, лишили звания и наград. Но вскоре помиловали, восстановили в звании, вернули награды. В июне 1942 года назначили заместителем командующего 20-й армией Западного фронта. С 7 апреля 1944 года он командовал 23-м гвардейским стрелковым корпусом. Победу встретил генерал-лейтенантом. Но реабилитирован так и не был. В контексте обороны Тулы его имя тоже почти не упоминали, отдав все лавры его преемнику генералу Болдину.

Я добивался пересмотра дела Ермакова и его реабилитации. В 2007 году президиум Верховного суда РФ отменил приговор в отношении генерала и прекратил уголовное дело за отсутствием состава преступления. Доброе имя Ермакова восстановили. Кстати, сейчас его носит тульский центр образования №9.

Фото: Из личного архива/ Юрий Апарин

- Не раз слышал, что Тульское направление было вспомогательным при наступлении немцев на Москву, а потому не стоит преувеличивать значение города и его защиты…

- Это крайне несправедливо. Маршал Советского Союза Борис Шапошников в своей книге «Битва за Москву» писал про три направления удара немцев: на Калинин с севера, с запада и с юга на Тулу. Если бы не удалось удержать наш город, немцы обошли бы Москву с востока, обрезав ей все коммуникации. И судьба Тулы, а значит, и Москвы, решалась буквально в считанные дни, а порой и часы. И об этом говорят факты, подтверждённые документами того времени.

Немецкая каска. Фото: Из личного архива/ Юрий Апарин

Брежнев помог

- Вы когда-то посвятили себя журналистике, а потом попали в милицию, когда начинались «лихие девяностые». Как это было?

- Окончил политех, работал на «Сплаве», по комсомольской линии избрали секретарём комитета ВЛКСМ 25-го училища – зам. секретаря Кировского завода. А в ПТУ много было учащихся, осуждённых к условным срокам. Мы были в контакте с уголовным розыском. А когда уже в газете работал, пригласили к себе – мол, одно дело делаем – наш человек. Подумал: должен же кто-то это дерьмо чистить и ушёл туда. Кадровики быстро определили в аппарат УВД – сочли, что райотдел я перерос. 

Был старшим группы по раскрытию расстрела четырёх человек, в том числе милиционера, в Доме офицеров 18 августа 1997 года. Занимался кражей драгметалла из хранилища в Дорогобуже Смоленской области. Мы выманили преступников на территорию нашего региона и взяли с четырьмя килограммами платины и палладия. И, не будучи ни разу в Дорогобуже, тамошним коллегам по телефону рассказывал, в каком сарае, в какой сумке лежат остальные 16 кг драгметаллов. Они были очень удивлены.

Приходилось и заложников освобождать. Работали всегда в команде. Все - профессионалы, но кто-то иногда должен идти на прорыв.
Довелось раскрыть убийство 15-летней давности. Подозреваемый убил собутыльника и закопал в подвале. Когда мы его взяли, начал допрашивать – когда убил? Он вспомнил, что играло радио – хоронили Брежнева. Оказалось, ему трёх дней не хватило до истечения срока давности.

Удавалось выйти на предателей времён Великой Отечественной войны. Подробности рассказывать не буду, отмечу только: человек редко исправляется, начинает наглеть, идёт по старой стезе. 

- Как считаете, нужно ли бы переименовывать милицию в полицию?

- «Милиция» – это вооружённая народная масса. Полиция – орган по охране порядка на профессиональной основе. Но вот то, что в девяностые и начале двухтысячных вымылось профессиональное ядро, видно невооружённым глазом. Мало таких осталось, буквально единицы где-то по районам.

Раньше были льготы, пенсия по выслуге. Я вот отслужил практически 25 лет, подполковник, а пенсию начислили 15 тыс. руб. Майоры уходили на 9 700 руб. Да, индексировали – бывало, на 30-40 рублей, как-то было 300 рублей. Сейчас индексация фактически заморожена. А все доплаты и надбавки, которые мы получали на службе, для пенсии не имеют никакого значения.

В правоохранительных органах в 90-е и начале 2000х вымылось профессиональное ядро.

За «Щитом»

- Как вы занялись поисковой деятельностью?

- Наш отдел в угро одним из первых начал работать по поисковикам – с 1996 года. Движение это в ту пору было во многом стихийным, где-то на грани закона, так как вместе с останками павших поднимали и оружие. Мы его изымали, привлекали к ответственности ребят. Но ведь они занимались нужным, благородным делом. Зачем было ломать им судьбу? Надо было направить их энергию в мирное русло. Я сам решил собрать группу и заняться поиском. А теперь мы - патриотическое объединение поисковых отрядов «Щит». С 2003 года подняли останки 554 бойцов и командиров Красной Армии и 6220 единиц боеприпасов.

Фото: Из личного архива/ Юрий Апарин

Работали, в основном, на энтузиазме. А в начале декабря на встрече с губернатором, нам, представителям общественных поисковых организаций региона, вручили сертификаты на покупку оборудования.

И военкоматы помогают, главы местных администраций, хозяйствующие субъекты. Например, вместе с военкоматом установили и увековечили память всех погибших на территории Чернского района. Это огромная работа!

- А немцев доводилось поднимать?

- Да, порядка 130 человек. Их останки мы передаём Народному союзу Германии по уходу за воинскими захоронениями. Их потом перезахоранивают на немецком военном кладбище под Курском.

У немцев проще установить личность – им выдавали металлические жетоны, не истлевавшие по прошествии лет. Был факт, когда список погибших они поместили в бутылку из-под вина. 

Немецкий медальон.
Немецкий медальон. Фото: Из личного архива/ Юрий Апарин

- Оглядываясь назад, что видится особенно важным?

- Воспитание молодёжи в Советское время. Система была. А кодекс строителя коммунизма очень напоминал 10 заповедей. В пятом классе мы пришли в гости к родителям Героя Советского Союза Олега Матвеева. Они рассказывали за чаем о сыне. И две-три такие встречи направляли на всю жизнь. Нас учили преодолевать страх, учили мужеству. 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах