520

Последняя декабристка. Как «летала» и влюблялась Ольга Подъемщикова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. "АиФ-Тула" 04/08/2021
Ольга Подъемщикова / Из личного архива

В детстве Оля умела летать. Она рассказывала, что летала вовсе не во сне. Что однажды она легко вспорхнула на окно, потом из окна в сад. У неё был старший брат, мальчик, проживший совсем недолго, вот он и научил её летать. 

Потом она часто летала – по работе, для того, чтобы помочь близким или совсем незнакомым людям. Но шли годы, и вокруг оставалось всё меньше близких людей, родные и близкие улетали на небеса, и она всё чаще вглядывалась туда, где они летают… а потом и она присоединилась к ним навсегда. Это произошло в ночь с 5 на 6 октября 2000 года. Ольга Подъёмщикова трагически погибла с коллегами.

3 августа тульская журналистка отметила бы 60-летие.

Домашний музей

Ольга Подъёмщикова, коренная тулячка, окончила филологический факультет Тульского государственного педагогического института им. Л.Н.Толстого. Работала экскурсоводом в Ясной Поляне, медработником в доме престарелых, журналистом в тульских газетах, ведущей на телевидении, стала основателем и главным редактором православного журнала «Тульские епархиальные ведомости», много писала для общероссийских изданий – «Комсомольской правды» и других СМИ.

Фото: Из личного архива/ Ольга Подъемщикова

Солнечная кровь предков клокотала в ней невероятным коктейлем. Были в роду у неё и греки, и цыгане, и грузины, и русские дворяне. Прапрадед Ольги Василий Слепнёв в 1812 году брал Париж, участвовал в русско-турецких войнах. Затем Слепнёвы купили у князей Львовых дом в Туле, в котором и выросла Ольга Подъёмщикова. 

Это был даже не дом, а своеобразный домашний музей. На стене – полочка для книг, вырезанная руками знаменитого Саввы Мамонтова, воспоминание об одной романтической истории. На трюмо – старинное дымчатое зеркало в серебряной оправе – подарок польской княжны Любомирской предку Ольги, опять же отголосок другой давней романтической истории. В кладовке – походный сундук адмирала и морского министра Григоровича, дальнего родственника. Массивный дубовый раскладной обеденный стол – из дворца графов Бобринских, правда, кажется, купленный в 20-е на распродаже. А ещё – легенды о Льве Толстом, который стал учителем Ольгиного деда, Георгия Гузеева, письме Толстого военному министру с просьбой освободить толстовца Гузеева от воинской службы с положительной резолюцией на нём царского министра, о книгах с автографами Толстого, сожжёнными в 30-е ночью за час до обыска во времена гонений на толстовцев.

Среди всех этих легенд и вещей, старинных книг с ерами и ятями и росла маленькая Ольга, правда, об их дворянстве в советское время упоминать в семье было категорически запрещено. Ольга пробовала себя учителем в школе, экскурсоводом в Ясной Поляне, но потом всё-таки выбрала журналистику – профессию, которая даёт большие возможности помогать людям. По крайней мере, в те времена она ещё такие возможности давала.

Фото: Из личного архива/ Ольга Подъемщикова

Последняя декабристка

На излёте советской эпохи Ольга влюбилась и вышла замуж (вопреки воле родителей) за опального поэта и журналиста Сергея Белозёрова, а потом отправилась за ним в ссылку в далёкую Сибирь, на станцию Зима, почти на самое дно советской действительности. За это друзья назвали её «последней декабристкой». 

Там родилась у них дочь, которая вскоре заболела и пролежала большую часть жизни в кроватке, а потом умерла в десять лет от скоротечной пневмонии. Но Ольга не сломалась, она наоборот активно участвовала в новой жизни, когда в 80-х пришла вдруг в Россию долгожданная свобода. Она, по призыву доктора богословия о. Ростислава Лозинского, активно участвовала в субботниках на тульском Всехсвятском кладбище, расчищая его от мусора, помогала создавать тульский филиал «Мемориала» и Комитет солдатских матерей, восстанавливать духовную, православную жизнь Тулы, воссоздавать газету «Тульские епархиальные ведомости», которая под её руководством стала журналом, участвовала в подготовке к канонизации тульских святых и к визиту в Тулу патриарха Алексия II… Почти невозможно перечислить всё, что она успела сделать за свою короткую жизнь, за отпущенные ей 39 лет. Её читатели знали, что если не помогают обращения в милицию, суд, прокуратуру и к президенту, надо идти к Подъёмщиковой – она поможет! Она чувствовала себя правой и сильной, когда помогала другим. И почти всегда всем помогала. Всех спасала она, а себя не спасла.

Роковой пожар

А ещё были стихи, песни, проза, друзья, квартирные посиделки до глубокой ночи, полуголодное существование, гибель близких в страшные 90-е.

В её жизни случился ещё один брак с молодым поэтом Андреем Коровиным, с которым они ездили в её любимый Крым, ловили за хвост летающие тарелки в Пермской аномальной зоне, спасали солдатиков, сбегавших из армии от дедовщины и жили работой и любовью, писали друг другу стихи и песни, а потом не смогли больше гореть вместе в её неутешном после смерти дочери и матери горе, в её полёте по жизни без правил на грани фола, в её предрешённости к страшному концу.

Фото: Из личного архива/ Ольга Подъемщикова

Они расстались, и в жизни Ольги появились новые увлечения – местное телевидение, на котором она стала главным редактором, и предвыборные кампании, в которых она принимала активное участие в качестве пиарщика. Многие её друзья думают, что это и стало причиной трагической гибели Ольги, журналистки Ирины Извольской и краеведа Николая Шапошникова. По окончании одной такой кампании, на которую работали все трое, они поехали на дачу их знакомой и в ту же ночь пожар спалил дотла и ветхую дачу, и этих неординарных людей. Расследование по непонятным причинам так и не было проведено.

Душа Ольги, так скучавшая по близким, сверкнув над землёй как комета, улетела к ним навсегда.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах