739

Алёшинская мелодрама. Директор школы против подчинённого-инвалида?

Кирилл Романов / АиФ

Главные герои: директор Валерий Солохин и его подчинённый, экономист Дмитрий Кузнеченков.

Учитель и ученик

Школа в Алёшне радует глаз. Хороший ремонт, добротные парты. Чувствуется хозяйская рука. По успеваемости учеников – тоже на приличном счету. Сказывается опыт руководителя, работающего в системе образования с 70-х. В начале «нулевых» он был заместителем председателя собрания депутатов Ленинского района. Богатейший опыт общения с людьми. Умение ладить и находить общий язык с подчинёнными должно приближаться к уровню мастерства. Некоторые говорят – нет ему замены, а возраст-то пенсионный.

Школа
Алёшинский центр образования Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Дмитрий Кузнеченков - выпускник этой же школы. Учил его и Валерий Николаевич. Четыре года математике, потом обществознанию и истории России.

«Сидел у его кровати, - рассказывает Валерий Солохин. - Дима лежа учился, дома».

Похоже, учил хорошо. Да и паренёк оказался молодцом. Не каждый человек с инвалидностью способен так упрямо идти вверх. Дима окончил школу, получил экономическое образование. Примерно тогда же в его школу учителем физкультуры, ОБЖ и информатики пришёл работать его отец Сергей Анатольевич.

Решение было вынужденным. Он много лет работал в КБП. Но бюро в те годы, как и все предприятия такого рода, пробуксовывало, перспективы его были не ясны, а кормить семью надо было уже сейчас. Хорошо за спиной был вуз, что при нехватке учителей для многих сельских учебных заведений - уже благо.

В школу к этому времени устроилась работать и его жена, Марина Николаевна. Преподавала изобразительное искусство.

«В 2015 году в Алёшинскую школу пришло распоряжение о том, что все контрактные управляющие должны работать на базе учреждения, а не как было раньше – в бухгалтерии Ленинского района, - рассказывает Сергей Кузнеченков. - Валерий Николаевич попытался эту ситуацию решить, но не смог и предложил заняться этим мне – как человеку, с экономикой знакомому. Я сразу сказал – не потяну. «А давай Диме предложим? У него же экономическое образование?» - предложил Валерий Николаевич . Я тогда, честно говоря, даже не думал об этом. Как он сможет из-за своего состояния здоровья ездить в Тулу, в ФАС, в другие места – как будет доставлять документацию? «Возить бумаги будете вы – а я вам доплачу», - нашёл выход Солохин. Ну, я часы свои учебные посчитал: вроде, всё должно получаться. Так и сделали ко всеобщему удовольствию».

Директор школы получил в штат молодого и перспективного сотрудника, который уже успел и «айтишником» здесь поработать. Дмитрий – работу на дому. Но потом начались перемены...

За что денег лишили?

«В прошлом году, вернувшись из отпуска, я неожиданно получил в два раза меньшую зарплату, - рассказывает Дмитрий Кузнеченков. – А вскоре меня поставили перед фактом: я буду выполнять гораздо большую работу. На вопрос о зарплате, получил: «Как всегда». Но объёмы работы при этом увеличатся в два раза. Мои протесты остались без внимания. Я обратился в суд. Поскольку мне и ходить-то тяжело, всеми судебными тяжбами занимаются родители».

Дмитрий Кузнеченков
Дмитрий Кузнеченков Фото: АиФ/ Кирилл Романов

То, что Дмитрий обратился в суд, понятное дело, директору не нравится. Однако, говорит: работой своего ученика, как и его человеческими качествами, он доволен.

«Зарплата Дмитрия Сергеевича состоит из небольшого оклада и премиальных, - говорит Валерий Солохин. – Дмитрий Сергеевич два месяца не работал. Сначала взял неоплачиваемый отпуск, потом очередной – занимался, кажется, оформлением каких-то бумаг. После чего вышел на работу примерно 7-10 августа. Мы же информацию о зарплате подаём заранее, а не в самом конце месяца. Он к этому времени месяц ещё отработать не успел. К тому же мне, как руководителю, вышестоящее начальство сделало замечание: мы не совсем правильно израсходовали средства бюджета за восемь месяцев – не все деньги потратили. Я сделал замечание экономисту, потому что он обязан был меня предупредить о таком положении дел. И в связи с этим он получил не 200% премии, как это бывает обычно, а 100%. А работы у него не прибавилось. Как могла увеличиться его нагрузка, если у него сначала было три школы, две из которых закрылись? У нас же была реорганизация. Он что, должен был с одной школой оставаться при той же зарплате? Нет, стал обслуживать ещё три детских сада, вошедших в структуру Центра.

Зарплата Дмитрия Сергеевича состоит из небольшого оклада и премиальных.

Кстати, зарплата Дмитрия Сергеевича не зависит от числа выполненных работ. В разных месяцах у него может быть разное количество контрактов и договоров. Эти изменения происходят по объективным причинам, от нас не зависящих. Например, раньше мы обязаны были заключать договор на обслуживание пожарной сигнализации, а теперь – ещё и договор на вывод сигнала пожарной сигнализации. Это тоже увеличение?

Мы к Дмитрию Сергеевичу всегда очень хорошо относимся и помогаем ему. Все, в том числе и наша лаборант Светлана Михайловна. Я её всегда просил: «Сделай, помоги». Она помогала. Однако мать Дмитрия, Марина Николаевна, отчего-то заподозрила Светлану Михайловну в конкуренции с сыном. Ведь она тоже экономист по образованию. Всё это вылилось в то, что Светлана Николаевна мне однажды сказала: «Я больше помогать не буду».

Совпадения?

«Светлана Михайловна работала в школе лаборантом, кроме того, выполняла функции второго контрактного управляющего, - говорит Сергей Кузнеченков. – Светлана обслуживала детские сады, Дмитрий – всё остальное. И зарплата у них была приблизительно одинаковая. Например, в 2016 году Светлана заключила 72 контракта, Дмитрий – 68. О какой «помощи» тут можно говорить? Есть два контрактных управляющих, которые выполняют два направления работы. Я ещё, когда Светлана начала этим заниматься, спросил у директора: «Вот же, появился человек, который тоже занимается документами. Что я-то всё димины бумаги в Тулу вожу?». На что мне ответили: «Договаривайтесь сами». Ну, всё так и оставалось без изменений. До мая прошлого года, когда наш директор по суду уволил одну из сотрудниц. Моей супруге Марине Николаевне, выступившей в суде на стороне увольняемой, тоже пришлось уходить. После этого начались сокращения диминой зарплаты, изменение нагрузки...». 

Семья Кузнеченковых обратилась в управление образования тульской администрации с вопросом: может ли Дмитрий работать на дому постоянно?

Как рассказывает Сергей Кузнеченков, изначально в трудовом договоре этот момент не был прописан, все договорённости состоялись на словах, а мнения, как должен работать экономист Алёшинской школы, были разные. Директор считал, что иногда в школе ему нужно появляться, потому что общение с коллективом станет «дополнительным фактором социализации». В семье же Кузнеченковых уверены: такие нагрузки для инвалида тяжелы (в школу его должен привести отец, как и забрать его оттуда, по-другому никак). Впрочем, сейчас этот вопрос решился, хотя и не без вмешательства начальника управления образования городской администрации Татьяны Золотовой. Теперь возможность работать дистанционно прописана в трудовом договоре.

Держись обеими руками!

«Я трудоустроил Дмитрия в то время, когда работу вообще найти сложно, тем более в деревне, – говорит Валерий Николаевич. - Ну, какие на меня могут быть обиды? Я же не могу ему сказать: «Дима, у тебя есть работа – так держись за неё обеими руками!». Для таких слов я слишком трепетно к нему отношусь…»

Но договориться со своим бывшим учеником у него не получается. И примирит ли стороны суд, сказать трудно. Может быть, просто всем надо остановиться и вспомнить друг про друга хорошее? И успокоиться, не превращая жизнь в негатив. А не продолжать на потребу коллегам, соседям и знакомым «алёшинскую мелодраму», в которой играют не самые симпатичные роли вполне себе симпатичные люди.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах