Примерное время чтения: 10 минут
215

Невидимая жизнь. Е. Брешенкова о проблемах слепых, их досуге и счастье

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. "АиФ-Тула" 07/12/2022
Кирилл Романов / АиФ

3 декабря отмечается Международный день инвалидов. В преддверии этого праздника мы поговорили с заведующей библиотекой для слепых Еленой Брешенковой. Она свою работу работой не считает. Говорит, что это просто её дом и семья, и что нет на свете людей благодарней инвалидов.

Это зацепило

Олег Бондарь, tula.aif.ru: Елена Николаевна, почему, получив профессию библиотекаря, выбрали более узкую её специализацию – работу в учреждении для слепых?

Елена Брешенкова, заведующая библиотекой для слепых: Я бы не сказала, что это более узкая специализация. Скорее более широкая. Это библиотека универсального профиля, в фонде которой, помимо привычных для всех нас так называемых плоскопечатных книг, есть ещё рельефно-точечные, озвученные и тактильные рукодельные книги для маленьких слепых детей. А взаимодействие с нашими особыми читателями носит более глубокий творческий характер. Для некоторых из них библиотека является чуть ли не единственным местом для общения, а книга - это связь с внешним миром. И работа для нас заключается в несколько большем, чем просто в формальной выдаче книги. У нас очень широкая сфера деятельности. Мы скорее не просто библиотека, а центр досуга.

– Насколько сегодня востребована библиотека для слепых?

– У нас более пяти тысяч читателей, два помещения в Туле, есть кафедры выдачи в Болохове, Щёкине и Новомосковске, а также порядка 60 пунктов выдачи по области в центрах досуга и дневного пребывания инвалидов, коррекционных образовательных организациях и т.д.

– Даже в местах лишения свободы есть ваши пункты выдачи литературы?

– Да, в исправительных учреждениях тоже есть библиотеки, а среди отбывающих наказание – люди с нарушением зрения, и порою даже с глубоким. Но среди них мало тех, кто владеет шрифтом Брайля, поэтому там спросом пользуются в основном книги с укрупнённым шрифтом. При этом особое внимание уделяем подбору литературы в плане содержания. Так, даже классическое произведение, в котором содержится описание сцен насилия, откладываем в сторону. Это как, например, следование возрастным градациям в книжной продукции для детей.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

– Какая литература больше всего пользуется популярностью у слепых?

– Как показывает ежегодный анализ, мало что меняется. У детей стабильным спросом пользуются фантастика и приключения, у людей среднего и пожилого возраста – историческая литература. Молодёжь в последнее время всё больше интересуется научно-популярными книгами, в частности литературой по психологии и личностной самореализации. Но проблема в том, что из всей издаваемой в стране книжной продукции в специальный формат переводится лишь 3%. Это очень мало. Потребность в литературе, несомненно, есть. Поэтому обмениваемся с коллегами из других регионов и с Российской государственной библиотекой для слепых.

У нас есть студия звукозаписи, где книги местных авторов мы записываем сами. И конечно же комплектуемся обычными плоскопечатными книгами, которых у нас достаточно много. Незрячие их читают с использованием электронной лупы и читающей машины, а ещё эти книги востребованы у членов их семей и людей, чья профессиональная деятельность связана с реабилитацией и социализацией инвалидов.

Трогательные люди

– А что означает ваша фраза: «Мы скорее не просто библиотека, а центр досуга»?

– То, что наряду с традиционным библиотечно-информационным обслуживанием ведём и социально-культурную деятельность. При этом постоянно ищем новые формы работы. Важным событием для библиотеки стало открытие Трогательного зала с экспозицией коллекций памятников архитектуры, уменьшенных копий скульптурных работ и предметов декоративно-прикладного искусства. В первую очередь Трогательный зал знакомит с историческим наследием и культурным достоянием тульского края.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Там же организована выставка творческих работ людей с ограниченными возможностями здоровья, которые занимаются резьбой по дереву, плетением из лозы, бисероплетением, декупажом, вязанием и т.д. Абсолютно точно, это люди одарённые и очень талантливые. Убедиться в этом может каждый посетитель выставки.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Экспонаты в Трогательном зале адаптированы под восприятие незрячими посетителями, все предметы можно трогать. К примеру, на выставке картин из фондов тульских музеев рядом с репродукцией размещены абсолютные копии, но уже с объёмным изображением. На каждой есть тактильные метки, к которым посетитель подносит маркер-диктофон и прослушивает на фоне музыки рассказ экскурсовода с тифлокомментарием.

Здесь же регулярно проводим и киносеансы с тифлокомментированием, которые осуществляет наш специалист с использованием специального оборудования. В последнее время к нам на кинопоказы все чаще стали приходить пожилые люди, у которых есть возрастные проблемы со зрением. Так же их заинтересовали компьютерные курсы, шахматно-шашечный и другие клубы по интересам, где люди могут себя проявить. Всегда очень интересно проходят различные творческие конкурсы и литературные вечера.

– Как и во всяком центре досуга у вас наверняка и супружеские пары образуются?

– Не без этого. Как-то на совместном мероприятии с калужанами парень из Калуги познакомился с девушкой из Тулы и они впоследствии создали семью. Но чаще у нас завязываются отношения между людьми среднего возраста. Симпатии к друг другу возникают и у пожилых, которые до появления у нас между собой так же знакомы не были.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Вообще наши мероприятия тем и отличаются, что проходят в особой тёплой атмосфере, иногда с чаепитиями. Даже если посетители просто приходят посмотреть фильм, то расходиться потом не торопятся – они хотят и ждут простого человеческого общения. И когда начинается обсуждение фильма, охотно делятся своими эмоциями.

Не в поле зрения

– Отношение к инвалидам по зрению со временем как-то меняется?

– Конечно. И не только к незрячим, а к инвалидам вообще. Со стороны государства внимания их нуждам стало уделяться гораздо больше. Это заметно и в регионе, и по стране в целом. Конечно, по программе «Доступная среда» делается многое, но вопрос в том, насколько это функционально. Город можно считать доступным только в том случае, если, к примеру, у инвалида-колясочника есть возможность спускаться с верхних этажей МКД. А если он не может выйти из своего дома, то всё остальное теряет смысл.

Да, в целом в Туле доступная среда есть, но есть и места, где и плитка тактильная пришла в негодность, и пандусы не работают. А некоторые из них сделаны так, что взбираться по ним впору не инвалидам, а скалолазам. В этом деле не без перегибов. Все как-то пытаются реализовать права инвалидов, но не у всех это получается, или делается просто формально. К сожалению, существуют и объективные препятствия – некоторые здания спланированы так, что организовать пандус там просто невозможно.

– А дополнить доступную среду для инвалидов чем-то ещё возможно?

– Здесь и фантазировать не надо. К примеру, есть программа, которая предупреждает незрячих об опасности. Сейчас же они не все ходят с белой тростью, а смартфоны, наверное, есть уже у каждого. Так, при подходе, скажем, к проезжей части дороги инвалиду через гаджет подаётся определённый звуковой сигнал и человек понимает, что дальше идти нельзя.

Неплохо было бы разработать и программу, сообщающую инвалиду так же сигналами о местонахождении поблизости аптек или магазинов. Сейчас ведь всё возможно, но стоит наверняка недёшево и не всем инвалидам по карману.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

– Какие-то нерешённые проблемы существуют в регионе у инвалидов по зрению?

– Они прежде всего касаются детей с нарушениями зрения. Им проблемно получить просто среднее образование, потому что специализированной школы для слепых и слабовидящих в регионе нет и никогда не было. Попытки обучать детей с нарушениями зрения, за исключением тотально слепых, есть в Центре образования № 51, но там нет необходимой для этого базы – рельефно-графических пособий, специальных компьютерных программ и так далее. Родители вынуждены отправлять своих детей в соседние регионы. Но такой вариант обучения создаёт родителям дополнительные сложности, в том числе и финансовые.

Есть проблемы и с получением профессионального образования, и с дальнейшим трудоустройством. Раньше в Туле и области были предприятия, на которых трудились слепые и слабовидящие. В Туле на улице Щегловская засека есть такое и сейчас, но оно уже перепрофилировано, и инвалидов по зрению там трудится не так много.

– Вы, по сути, отстаиваете интересы инвалидов, хотя специально этому не обучались...

– Никогда ни на минуту не жалела, что пришла работать в библиотеку для слепых. Это особые люди – отзывчивые и благодарные. И если они приходят к нам вновь и вновь, значит нуждаются в участии и нам доверяют. И хочется делать для них как можно больше хорошего.

Досье
Елена Брешенкова. Родилась в Туле 8 декабря 1968 года. В 1993 году окончила Московский государственный институт культуры. Заведовала библиотекой Тульского колледжа искусств. В 2000‑м перешла на работу в областную библиотеку для слепых. В 2003 году стала заместителем директора, а с 2019‑го – заместителем гендиректора Регионального библиотечно‑информационного комплекса, заведующей Тульской областной специальной библиотекой для слепых. Награждена грамотами министерств культуры области и РФ. Не замужем. Есть взрослый сын.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах