96

Не такие, как все. Насколько доступно образование для детей с ОВЗ?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. "АиФ-Тула" 29/09/2021
Романов Кирилл / АиФ

Создание комфортных условий для обучения детей с ОВЗ предусмотрено программами, разработанными на основании приказа Минобрнауки РФ. Но это по задумке, а как на практике?

Родители детей с ограниченными возможностями здоровья могут выбирать: можно пригласить учителя на дом, попробовать «выйти в свет» и отдать ребёнка в коррекционную школу, а можно и в обычную общеобразовательную. Причины выбора у каждой семьи свои и, как правило, объективные. 

Важно!
Ребёнок с ОВЗ и ребёнок-инвалид - не одно и то же. Путаница в понятиях - одна из причин того, что особенности этих двух групп не всегда учитываются. Так, ребёнок с ОВЗ имеет отклонение в физическом и психическом развитии. Инвалидом же считается ребёнок с физическим отклонением, приобретённым вследствие травм, заболеваний или врождённых дефектов. При этом, дети-инвалиды признаются людьми с ограниченными возможностями здоровья, а дети с ОВЗ инвалидами - не все.

Особенности у каждого свои

Практику инклюзивного образования в России начали внедрять лет 30 назад. Многие родители особых детей поддержали идею обучения своих чад в группах со здоровыми сверстниками.

Теоретически преимущество инклюзии перед другими вариантами образования детей с ОВЗ признало и большинство специалистов. В одно время предлагали даже закрыть коррекционные школы, мол, пользы от них мало. И процесс пошёл. Но в России вовремя спохватилось.

На форуме ОНФ «Качество образования во имя страны» глава государства Владимир Путин заметил, что инклюзивное образование крайне важно, но закрытие коррекционных школ должно быть сопоставлено с его возможностями. Чего, по мнению президента, нет. 

Сегодня в Тульской области, как и в других регионах, для детей с ограниченными возможностями здоровья доступно и специальное образование, и инклюзивное. По мнению главы минобразования региона Алевтины Шевелёвой, к каждому ребёнку с ОВЗ и инвалидностью требуется особый подход в воспитании и обучении.

«Многие родители стремятся, чтобы их особый ребёнок «был, как все», и совершенно забывают про его индивидуальные потребности. А родители детей с нормой не всегда готовы к тому, чтобы в их классе учился школьник с ОВЗ. Для этого с родителями проводится просветительская работа», - говорит министр.

При выборе формы обучения особых детей родителям рекомендовано руководствоваться заключением психолого-медико-педагогической комиссии, на основании которого в дальнейшем совместно с медиками и педагогами определяется индивидуальный образовательный маршрут ребёнка с учётом особенностей его психофизического развития.

Адаптация не для всех

Илья Богданов в этом году окончил коррекционную школу №1 в Туле. У парня аутизм, при этом он не разговаривает - только пишет. И таких в классе было несколько. Трудно сказать, смогли бы они учиться в обычной школе, если даже в специальной возникали трудности с коммуникацией.

«При начальном образовании особых проблем не было, - поясняет мама Ильи Елена Богданова. - Они стали появляться с 5-го класса, когда добавились новые предметы, и, нужно было переходить из кабинета в кабинет, привыкать сразу к нескольким учителям вместо одного и так далее. Не все сразу адаптировались. Возникали нюансы и во взаимоотношениях с одноклассниками, тоже аутистами, но говорящими. Они не были готовы к тому, что рядом с ними неговорящие сверстники».

Со слов мамы, свою лепту в усложнение контактности вносила и текучесть кадров в школе. Очевидно, не все преподаватели выдерживали психологическую нагрузку и уходили.

«Каждый год у нас появлялся новый классный руководитель, - подтверждает Елена Богданова. - И к каждому из них нужно было привыкать заново. А это непросто».

Сын Евгении Токаревой Владислав, тоже аутист, сейчас обучается в третьем классе ЦО № 29 в Туле по общей программе. Начинал с так называемого ресурсного класса, в котором сочетается образование инклюзивное и индивидуальное. По этому пути в первый класс пошёл и её младший сын Максим с таким же диагнозом.

«Всё зависит от особенностей конкретного ребёнка и нужно реально оценивать его сильные и слабые стороны, - считает Евгения Токарева. - Если ребёнок с сохранным интеллектом способен усвоить программу, то нужно пробовать обучение в обычной школе. В Центре образования № 29 практически в каждом классе есть ребята с ОВЗ, в основном аутисты. Нам повезло с педагогом, а это 50% успеха. Плюс с детьми дополнительно занимаются дефектологи и психологи. Со сверстниками отношения складываются сложнее, но никто не обижает».

В кулуарах при обсуждении инклюзии по-прежнему фигурирует мнение, что дети с особенностями мешают здоровым усваивать материал и поэтому им лучше учиться отдельно.
Допустим, учиться будут врозь, а жить-то после школы - тоже отдельно? Но создавать гетто для проживания «не таких как все» никто не позволит. Поэтому при инклюзивном образовании говорить следует о социализации детей не только с ОВЗ, но и тех, у кого нет проблем со здоровьем. Привыкать надо не одним к другим, а друг к другу.

Не доступная среда

«Так называемая доступная среда отсутствует. Всё заканчивается лишь пандусом на входе в здание. А на второй и третий этаж забираться приходится, кто как может. Приспособленность туалетов для детей с инвалидностью тоже вызывает вопросы. Есть и другие нюансы, - говорит Ирина Иванова, которая с детства передвигается в инвалидной коляске. - Конкретный пример - лицей №2 на улице Галкина, где я как мама посещала родительские собрания». 

Ирина Эдуардовна училась на дому и в школе. У неё есть диплом юриста, она возглавляет Союз социальных предпринимателей Тульской области.

Быть в курсе проблем детей с ОВЗ ей помогает и постоянное общение с их родителями.

«У нас пытаются организовывать инклюзивное образование в зданиях, которые проектировались много лет назад и без учёта того, что в них будут учиться инвалиды, - продолжает Ирина Иванова. - В кабинетах стоят по три ряда парт, а между ними проехать колясочнику проблематично или вовсе невозможно. Нужны поручни, подъёмники, определенная ширина дверных проёмов, отсутствие порогов. А перестраивать здания в том объёме, который необходим, нереально». 

Детям с ОВЗ приходится учиться не как они могут и хотят, а как им позволяют.

Согласно докладу о деятельности уполномоченного по правам ребёнка в Тульской области Наталии Зыковой за 2020 год, утвержденные стандарты начального общего образования для детей с ОВЗ дают возможность создать необходимые условия для обучения и развития ребёнка в соответствии с его возрастом и статусом в общеобразовательной организации. Упоминается в докладе и ряд проблем: школам не хватает финансирования для создания материально-технической базы, способствующей доступу детей с ОВЗ и инвалидностью в образовательные организации, дефицит квалифицированных кадров, сложности в обучении детей с особенностями умственного развития в условиях общеобразовательных классов.

Вот и получается, что определённой части детей с ОВЗ приходится учиться не как они могут и хотят, а как им позволяют.

Справка
В Тульской области 280 школ, в которых более 2500 детей с ОВЗ и детей-инвалидов учатся со своими сверстниками. В 15 специальных коррекционных школах региона учатся более 4000 детей с ОВЗ и инвалидностью.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах