64

На заре посевной. Как стартуют передовики-аграрии, и что им мешает?

Урывками между затяжными дождями в регионе началась посевная яровых культур. Одной из первых на поля вышла техника киреевского ОАО «Рассвет». О ходе полевых работ и преодолеваемых трудностях- в нашем репортаже.

Если сеять, то с молодыми

«Ну что вы сейчас приедете? И деревня называется «Чёрная грязь», и под ногами хлюпает. Давайте подождём»,- так раз за разом звучал в телефонной трубке ответ генерального директора агропредприятия «Рассвет» Алексея Медынцева на предложение посмотреть посевную этого года.

Наконец, в предпоследний день апреля мы оказались в хозяйстве. И то не с утра. Ждали, пока влага немного осядет. А потом рванули на директорском внедорожнике по бескрайним полям. Проезжаем мимо дружно стоящих всходов озимой пшеницы сорта «льговская 4». Главное, чтобы влаги хватило до окончания созревания колоса. Алексей Петрович говорит, что в местных колодцах вода после зимы и весенних дождей стоит выше обычного уровня на два кольца. Выпало ведь больше двух месячных норм осадков. А там, как говорится, что высшие силы дадут. Недаром же у нас зона рискованного земледелия.

Подъезжаем к полю, на котором почти бесшумно «плывёт» новая сеялка «Amazon». Если использовать прежнюю терминологию, то в бригаде работает три человека- отец, Игорь Лысенков, и два сына- Алексей и Владислав. Отец и младший сын подвозят семена, а старший следит за их загрузкой в бункер сеялки. А потом- полный вперёд на новом агрегате, похожем на огромного осьминога со щупальцами-шлангами.

Игорь Алексеевич всю жизнь при хозяйстве, одна запись в трудовой книжке. Он так трудился, что заразил своим примером обоих сыновей. Алексей окончил сельскохозяйственный колледж «Богородицкий» имени И.А. Стебута. Девятый год трудится механизатором и ни о чём не тужит. Младший, Владислав, как отслужил в армии, вернулся в свою деревню, женился, «прикипел» к полю. А скоро молодая семья ждёт пополнение.

Спрашиваем у Медынцева, почему на огромных угодьях работает всего одна широкозахватная сеялка. Оказывается, не на всех почвах применим тяжеловесный монстр. Весна на весну не приходится. Если земля переувлажнена, то лучше остановиться на лёгких отечественных сеялках ASTRA СЗ 5,4. Эта техника, пусть и не столь производительна, зато не проваливается в хляби после дождей.

Алексей Медынцев (слева) и Иван Дедов решают, где ещё предстоит дисковать почву на полях.
Алексей Медынцев (слева) и Иван Дедов решают, где ещё предстоит дисковать почву на полях. Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Пока семена яровой пшеницы сортов «тризо» и «грани» засыпают в бункер отечественного агрегата, беседуем с тем, кто им управляет. Это- Владимир Трушаков, механизатор в третьем поколении. Десятилетнего Володю ещё дедушка возил по полю на своём тракторе. А теперь он работает вместе с отцом, Николаем Николаевичем.

«Зачем искать чего-то в городе, если средняя зарплата механизатора по году превышает 45 тысяч рублей, да ещё хозяйство на обеды доплачивает 300 рублей за смену? За такими деньгами люди в Москву ездят, а тут- рядом с домом»,- объясняет Трушаков-младший, и его можно понять.

Директор «Рассвета» мотивирует молодёжь хорошей техникой, условиями труда и приличным доходом. А в будущем думает строить жильё молодым семьям.

15 тонн элитного семенного рыжика здесь предлагают аграриям. Хватит на половину области.

Рыжик взамен рапсу

В этом году хозяйство планирует посеять яровую пшеницу (1000 га), яровой ячмень (300 га), овёс (150 га), гречиху (200 га), немного семенного рапса: четыре сорта ярового- «грант», «подмосковный», «бизон» и «новосёл» и два озимого- «северянин» и «лауреат».

«В этом направлении мы работаем со Всероссийским НИИ кормов имени В. Р. Вильямса. Три года подряд озимый рапс даёт неплохой результат, урожайность выше 40 центнеров с гектара, поэтому мы больше склоняемся к выращиванию озимых сортов»,- говорит Алексей Петрович.

Кстати, в хозяйстве для всех культур, включая пшеницу, есть свои семена. В научно-исследовательских институтах покупают немного супер-элиты (примерно 5 тонн), а потом размножают и 3-4 года пользуются своими семенами. Затем обновляют другим сортом той или иной культуры.

«Официально хозяйство было зарегистрировано как семеноводческое. Мы продолжаем развиваться в этом направлении. Дорабатываем семенную линию (завальная яма, нория, сортировальная машина, бункер), чтобы сократить до минимума ручной труд. Дополнительно закупили фотосепараторы для мелкосемянки. Но не всегда подготовленные тщательным образом семена удаётся весной реализовать. Был случай, что старались, старались, а они ушли как фуражное зерно. Мы ведь не исследовательский институт»,- рассказывает о казусах семеноводства Медынцев.

Широкозахватная сеялка «AMAZON» бороздит поля хозяйства.
Широкозахватная сеялка «AMAZON» бороздит поля хозяйства. Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Если говорить о рапсе, то импортным гибридам директор предпочитает собственные семена озимой культуры. Выгода подтверждается экономически. Стоимость семян импортных гибридов, которые нужно затратить на гектар пашни, составляет от 3,5 до 5 тысяч рублей. А отечественных семян на ту же площадь, которые выращивают и продают в хозяйстве,- всего 500 рублей!

«Многие у нас брали семена озимого рапса сорта «северянин», а теперь благодарят. Всходы в хорошем состоянии стоят. Может, гибрид и даёт в некоторых случаях более высокий результат, но урожайность озимого под 40 с лишним центнеров с гектара тоже немалого стоит. При таком показателе цена семян- более чем умеренная. Если сэкономленные 4 тысячи рублей потратить на удобрения, можно переплюнуть урожайность гибридов»,- объясняет Алексей Петрович.

Но рапс капризен из-за погоды средней полосы. Как человек творческий, Медынцев постоянно ищет новое. Взамен непредсказуемому рапсу крепкий хозяйственник предлагает более устойчивый к нашим климатическим условиям рыжик. Представитель масличных неприхотлив в выращивании и практически всегда даёт хороший урожай. Рыжиковое масло пользуется спросом, потому что содержит много элементов омега-3 и омега-6. Это особенно ценно в детском и диетическом питании.

«Вот, смотрите,- показывает экспериментальные участки директор,- эти семена посеяны 20 августа, а рядом проросшие- 25 сентября. Несмотря на позднюю посадку, рыжик выжил и вегетирует. Это дорогого стоит, потому что озимый рапс, посеянный в сентябре, гибнет однозначно. Пензенская и Омская области вплотную занимаются рыжиком и показывают неплохие результаты. У меня лежит 15 тонн элитного семенного материала. Предлагаю всем аграриям на пробу. Если по 4 кг на гектар, то на половину области хватит»,- объясняет Алексей Петрович.

Точное или «космическое»?

Дело Медынцева по развитию новых культур есть кому продолжить. Оба сына директора остались на малой родине. Постигали азы крестьянской науки с механизаторов. А потом оба окончили Тульский педагогический университет имени Л.Н. Толстого, чтобы научиться грамотно управлять людьми, опираясь на научный подход и знания психологии человека. Сейчас старший, Пётр, возглавляет бригаду механизаторов, а младший, Николай,- заместитель генерального директора и активно перенимает опыт у отца.

А Медынцев, не дожидаясь завтрашнего дня, приближает будущее, интенсифицирует труд крестьянина. Он, наверняка, один из немногих в регионе, кто пытался внедрить у себя так называемое точное земледелие, когда в зависимости от плодородия каждого участка поля вносится определённое количество удобрений и гербицидов. Для этого директор провёл цифровизацию полей; со спутника все площади были сфотографированы, контуры через GPS-навигацию нанесены на карту.

Семена яровой пшеницы засыпают в бункер сеялки ASTRA СЗ 5,4.
Семена яровой пшеницы засыпают в бункер сеялки ASTRA СЗ 5,4. Фото: АиФ/ Кирилл Романов

«Дальше начали брать пробы с каждого гектара земли, чтобы определить плодородие почвы на конкретном участке. После этого полученные характеристики должны были занести в программу. И через систему машин удобрения и средства защиты дифференцированно вносились бы на поля. По сути, всё направлено на экономию вложений агрария. А на самом деле затея оказалась очень дорогой. Работы по определению азота, фосфора и калия в почве стоят примерно 2,5 тысячи рублей. А у меня 4 тысячи гектаров пашни. Получается, что 10 млн рублей я должен заплатить только за образцы. А потом ещё за удобрения, систему машин, программное обеспечение и т.д. Мы застопорились на том, что изначально были приобретены разные сельхозмашины, и адаптировать их в одну программу практически нереально. Сейчас можно собрать весь спектр машин от одного производителя, но на тот период такого предложения не было. Пока эти траты по карману крупным холдингам. Вот если бы и средним помогли»,- заключает Медынцев.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах