Примерное время чтения: 8 минут
315

Духовный ориентир. О нужности религии и рок-квартирниках

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. "АиФ-Тула" 01/09/2021
Алексей Анкин / Из личного архива

Многолетняя служба в информационном отделе Тульской епархии дала Алексею Анкину многое, но по собственному признанию журналиста, на его мировоззрение повлияла мало.

Досье
Алексей АНКИН. Родился 4 января 1970 года в г. Камышин Волгоградской области. Учился на историческом факультете Тульского педагогического института им. Л. Н. Толстого и на строительном в Тульском политехническом. Окончил филиал МЭСИ по специальности «менеджмент организаций», Институт экономики и управления (финансы и кредит) и курсы «ВВС» в Лондоне для редакторов информационных программ. Член Союза журналистов России. С 2007 по 2011 гг. – референт аппарата избиркома Тульской области, редактор журнала «Тульский избиратель». С 2011 г. по 2020 г. – сотрудник информационного отдела Тульской епархии.
Олег Бондарь, «АиФ в Туле»: Что это за проект «Детям о православии», премьера которого состоялась 4 сентября?

Алексей Анкин: На сайте мы презентуем первую часть проекта, посвящённую рассказам о храмах, в рамках общего цикла «Детям о Православии». В основе всех частей, а пока их намечено семь, одноименные книги издательства «Никея», так как нет вопросам по текстам – все одобрено издательским отделом РПЦ.

Поскольку просветительский материал адресован детям, решили, что они же и должны быть в кадре, чтобы на доступном для восприятия языке рассказать сверстникам об истории Православия, о правилах поведения в храме, о деятельности священников, зачем они вообще нужны, какие бывают храмы и для чего там свечки, иконостас и так далее. То есть, получается своеобразная церковная азбука, которая, раз это видео, ещё и иллюстрируется. Проект получается очень лёгким для восприятия.

Первыми актёрами стали воспитанники воскресной школы Алексиевского храма Тулы. Дети с удовольствием откликнулись на предложение сниматься, всем желающим даже места не хватило. Поразила одна четырёхлетняя девочка, Полина Портнягина, которая ещё и читать не умеет, но весь текст запомнила на слух и безукоризненно в кадре воспроизвела. Первая часть проекта состоит из 12 серий по три минуты.

Сейчас снимаем вторую часть с участием детей из воскресной школы Успенского монастыря. И что особенно ценно, воспитанники приглашают на площадку своих друзей, которым в процессе съёмки становится интересна сама тема и они её потом обсуждают.

После показа анонса проекта оказалось, что интерес к нему более чем достаточный, причём не только среди детей, но и взрослых. Есть подозрение, что многие родители стесняются признаться детям в некомпетентности по части церковных вопросов, а так, и не стыдно просветиться, если заодно с ребёнком. Вроде бы и для его образования, а на самом деле ещё и для себя.

Церковь вместо комсомола

- Твоё отношение к религии как-то изменилось с приходом на работу в епархию?

- Влияние религии в той или иной мере испытывал с детства. Когда жили в Узбекистане, ходил в детский сад и начальную школу с мусульманами и православными греками, которых было достаточно много. Таким образом, невольно впитывал обе религии, но после переезда в Тулу уже в более старшем возрасте увлёкся буддизмом, философия которого мне близка до сих пор.

Православие стал изучать, уже придя на работу в епархию, потому что нельзя пребывать в каком-то социуме, тем более рассказывать о нём, не имея необходимых знаний. 

Когда меня спрашивают о чуде, привожу в пример поездки по работе в Успенский монастырь Новомосковска. Однажды выезжали на съёмки в эту обитель Богородицы, в Туле был жуткий ливень. В дороге нам позвонил основатель и первый настоятель монастыря архимандрит Лавр (Тимохин), пообещав к приезду солнце. Так и вышло – вся область в тучах, а над монастырем – солнышко, хоть загорай. Кстати, за все 12 лет, когда мы посещали монастырь, дождь ни разу не помешал нашей работе. 

Мой напарник, будучи более набожным, уверен, что это чудо. С научной точки зрения и я для себя подобное объяснить не могу. Религию не отвергаю, но сказать, что она как-то повлияла на моё мировоззрение, тоже не могу. Церковь и люди - это явления разного порядка. Безусловно, священнослужителей принято считать проводниками между человеком и Богом, но не следует забывать, что они такие же люди. 

Крестился и принял православие уже в зрелом возрасте отцом Лавром, но на Причастии был только один раз и не потому, что мне это не надо, просто пока не нашел человека, которому мог бы исповедоваться не для галочки, а по-взрослому. Не хватает доверия, или всё-таки я не верующий, а скорое околоверующий человек.

Фото: Из личного архива/ Алексей Анкин

- Как же может сочетаться такая позиция с работой в церкви?

- Лично я, погрузившись с головой в жизнь православной общины, не смогу качественно выполнять работу журналиста – слишком часто надо будет брать благословение на работу, которая не терпит отлагательств и о которой многие священники не имеют даже малейшего представления. Так что в этом случае у меня отношение к церкви профессиональное.  

В человеческом плане положительное отношение к религии определил в числе прочего и некий моральный вакуум, который возник сразу после распада Советского Союза.

В советской школе нам давали нравственные ориентиры, а потом их поломали, забыв сказать, что делать и оказалось, что в стране, которая вполовину моложе меня – нет духовно-нравственных ценностей. Мне кажется, что как бы не хулили комсомол, пионерию и прочее, они давали базовые моральные установки, которые делали нас счастливее и лучше. Сейчас в обществе ни к чему нет ни уважения, ни страха. Православие же даёт духовные ориентиры и морально-нравственные принципы, за которые не только можно, но по мне так и нужно, цепляться. 

Так, к примеру, дети из воскресных школ по своему внутреннему складу очень серьёзно отличаются от сверстников, не имеющих отношения к религии. Многие скажут, что такой «страх Божий» не полезен, но они реально не сквернословят, уважают старших и умудряются выбирать «золотую середину» во всем – пошалить и поучиться, почитать и поюзать смартфоны.

В советской школе нам давали нравственные ориентиры, а потом их поломали, забыв сказать, что делать.

Не для галочки

- В 90-е посещение храмов стало чуть ли не модой. С тех пор что-то изменилось?

- Сейчас для церкви наступила благодатная пора. Та часть населения, которая ходила в храм по велению времени, она отпала. Остались истинно верующие, действительно испытывающие внутреннюю потребность в общении с Богом. Конечно, на Пасху и на Крещение по сию пору много тех, кто пришёл освятить куличи и яйца или набрать святой воды, лишь из уважения к традициям, смысла которых они не понимают. Но и в разы больше тех, кто понимает, что Бог в сердце и главное не в том, сколько капель освященной воды упало в твоё лукошко, а сколько добрых дел ты сделал, хотя бы в эти праздничные дни. 

Радуюсь, когда вижу на богослужениях молодёжь, которая, кстати, зачастую ведет себя в храме более набожно, чем старушки, обсуждающие внуков, соседей, президента или орущие в мобильные телефоны, к примеру. По мне это как-то неправильно и околорелигиозно.

«Коммерция» для души

- Чем ещё увлекаешься?

- Да много чем. Например, вместе с другом по журналистскому цеху Мариной Ковсман, проводим квартирники. Там собирается много интересных людей, которые приходят не только послушать музыку, но и пообщаться между собой в тёплой уютной обстановке, обсудить самые разные темы.

И опять-таки, не без пользы для дела. Это я про себя. Так, книга «Всегда на службе…», написанная мной о первом игумене Успенского мужского монастыря архимандрите Лавре, можно сказать состоялась благодаря квартирникам, на одном из которых мне помогли начать сбор недостающих на издание средств. 

Среди выступающих в основном те, кого раньше считали бардами, а теперь они сублимировались в рок-культуру и имеют достаточный успех.Есть мнение, что квартирники теряют популярность, но я не согласен. Это прекрасная форма общения, которая имеет своих поклонников и, судя по наплыву зрителей, сдавать позиции не собирается, потому как с каждым разом появляются новые лица. Однажды посиделки посетил и региональный министр культуры. Остался доволен.

Кстати, это далеко не коммерческий проект, как считают некоторые. Собранных денег хватает, чтобы оплатить расходы на питание-проживание артистов. Повторюсь, что суть квартирников – общение, поэтому, если артист не получает заявленную им сумму за выступление, обид не бывает. 

Моя коммерция, точнее, не состоявшаяся коммерция - это пошив изделий из кожи. Увлекся этим для здоровья лет семь назад, чтобы мелкую моторику рук восстановить. Пару рюкзаков у меня купили, но в основном все раздариваю. Так что, получилась коммерция не для заработка, а для души. Ещё люблю путешествовать. Если есть возможность, сажусь в машину и куда-нибудь уезжаю.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах