1684

Почти свободны? Как живут и работают осуждённые в исправительном центре

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. "АиФ-Тула" 30/06/2021
Кирилл Романов / АиФ

89 мужчин и 11 женщин каждое утро уходят на работу, покидая общежитие. После работы у них есть свободное время, они могут пользоваться мобильными. Все получают зарплату и платят за коммуналку – всё, как у людей. Но есть одно отличие – все они нарушили закон и приговорены к принудительным работам.

«АиФ в Туле» побывал в Белёвском исправительном центре и рассказывает, как здесь живут и работают.  

Тюремный замок

Только по колючей проволоке можно понять, что за этим забором - исправительное учреждение. Фото: АиФ/ Кирилл Романов

О том, что в Белеве Тульской области за стеной с аншлагом «Первомайская, 1» — исправительное учреждение, намекает разве что колючая проволока, но проходя дальше, быстро про неё забываешь – ни решёток, ни собак, ни людей с оружием. В административном здании, где раньше обыскивали и осматривали прибывших, сейчас два дежурных – один проверяют температуру, второй переписывает паспортные данные. Все двери открыты. Двор – чистый, справа – небольшой палисадник, где женщины-осужденные выращивают цветы, впереди – большое белое здание.

«Белёвский исправительный центр – старейшее учреждение уголовно-исполнительной системы на территории региона, - рассказывает начальник ФКУ ИЦ № 1 Михаил Соловьёв. - В середине XVIII века, во времена Екатерины II, в Белёве вместо деревянной тюремной избы на средства купцов-меценатов построили здание уездной тюрьмы. Стены камер — метровой толщины. Из Белёвского тюремного замка не было совершено ни одного побега. Здесь содержались арестанты из Тульской, Орловской, Калужской губерний». 

Михаил Соловьев показывает журналистам территорию центра. Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Михаил Петрович в исправленной системе региона работает с 1998 года. Начинал младшим инспектором в следственном изоляторе, с 2006 года его возглавил, а потом стал руководителем исправительного центра, открытого в январе 2019 года вместо СИЗО-3. В СИЗО сидели люди, находившиеся под стражей в ожидании решения суда.

Сейчас же в Белёве отбывают наказание осужденные за совершение преступлений небольшой или средней тяжести, либо совершившие тяжкое преступление впервые.

Михаил Соловьев и корреспондент «АиФ-Тула». Фото: АиФ/ Кирилл Романов

«В изоляторе работали 96 человек – аттестованный состав и ещё семь человек вольнонаёмных. Сейчас аттестованных 16, наёмных – шесть», - рассказывает начальник центра.

Существенное снижение числа сотрудников – малая часть того, к чему пришлось привыкать. Так, осужденные в исправительном центре могут пользоваться ноутбуками, телефонами, интернетом, вилками и ножами, а у некоторых даже машины есть.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

«Перестроиться поначалу было нелегко, но со временем мы привыкли, – признаётся Михаил Петрович. – С одной стороны они менее агрессивны, ведь их жизнь не сильно отличается от жизни за переделами центра, с другой – много соблазнов. Ведь пить, употреблять наркотики, опаздывать на работу им нельзя. За три провинности ждёт комната нарушителя и постановление в суд, по решению которого можно вернуться на прежнее место отбывания наказания».

«Гораздо лучше, чем в колонии»

Елену Х. (имя изменено), бойкую молодую девушку, соблазны не пугают. Резво чистит картошку для оливье и рассказывает: «Здесь гораздо лучше, чем в колонии. Мы можем общаться с детьми, родственниками, мужьями». 

На кухне исправительного центра. Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Лена прибыла из Иванова, а оказалась здесь «по глупости» - за вовлечение в занятие проституцией. Девушка работает на швейной фабрике, но сейчас на больничном (к слову, все осуждённые могут вызвать себе скорую, предупредив об этом дежурного, или же самостоятельно сходить в больницу).

«Мы здесь все хорошо общаемся, вместе готовим, сажаем цветы, даже огород на заднем дворе развели», - говорит Лена. 

На окнах нет решёток, двери без замков, камеры видеонаблюдения – в коридорах.

Рядом с ней стоит ещё одна молодая заключённая, Ольга К. (имя изменено), уроженка Рязани. Она только приехала — тоже из Иванова, где отбывала наказание в колонии-поселении за распространение наркотиков. На вопрос, как так вышло, опускает глаза, пожимает плечами. Произошло это впервые, хочется верить, что в последний раз.

Справка
Попасть в исправительный центр можно двумя путями: суд сразу назначит принудительные работы или же заключённый, находящийся в другом исправительном учреждении, подаёт ходатайство на перевод. Такое ходатайство рассматривает суд. Чтобы его удовлетворили, необходимо хорошо себя вести, не иметь взысканий и отбыть определённый срок в зависимости от степени тяжести совершённого преступления. После этого заключённому выдают справку об освобождении и направление в исправительный центр, куда он добирается своим ходом, то есть без конвоя.

«У нас заключено 32 договора с различными городскими организациями, куда мы можем трудоустроить заключённых: сфера ЖКХ, швейное производство, изготовление пастилы, продавцы-консультанты и пр.», - рассказывает Михаил Соловьёв.

Кстати, профессия, которую получил на свободе заключённый, принимается во внимание. Так, например, электрик Кирилл Д. (имя изменено) из Рязанской области получил работу по специальности в самом исправительном центре.

Кирилл – рослый богатырь со светлыми глазами, держит в руках отвертку и крутится вокруг газовой плиты, у которой перестали работать две конфорки. О себе не распространяется, молча занимается делом. 

Кирилл на свободе был электриком. Фото: АиФ/ Кирилл Романов

«Жалко, он через пару ней выходит, – вздыхает Михаил Петрович, но с улыбкой добавляет - но верю, что к нам больше не попадёт».

К слову, пищеблока в центре два, мужской и женский. В каждом обеденные залы – большой и малый. Есть кухня, где заключённые готовят себе еду, тут же стоят холодильники, микроволновки и шкафчики для хранения круп и макарон. У каждого свой, подписанный.

Еду проживающие в общежитии покупают сами.

«При колонии в пищеблоке работали три хозработника и повар, а теперь в них нет необходимости, - поясняет начальник ИЦ. – При такой форме наказания сильно снижается нагрузка на бюджет. Ведь в колонии заключенного полностью содержат – одевают, обувают, кормят, а в исправительном центре всё это делают они сами за свои деньги». 

Заключенные в исправительном центре обеспечивают себя сами и платят деньги государству.

По закону, обитатели исправительного центра не могут получать зарплату ниже минимального размера оплаты труда. В Тульской области МРОТ с 2021 года равен 14200 рублей. По словам Михаила Петровича, есть работники, оклад которых 20000-25000 рублей. 

Но заключённые платят со своей зарплаты не только 13% подоходного налога. Суд назначает им также сумму отчислений государству – от 5 до 20% от оклада, также они оплачивают коммунальные услуги. Остальное забирают себе. 

«Руководители предприятий поначалу с опаской относились к нашим работникам, а потом увидели плюсы. Так как за ними ведётся постоянный контроль, то они более ответственно подходят к своей работе – не опаздывают, не пьют».

Кто и откуда?

Комнаты в общежитии вмещают от двух до семи человек. В каждой стоят кровати, шкафы, тумбочки, столы и стулья, есть ковры и книжные полки, которые, кстати, не пустуют: Толстой, Булгаков, Ремарк. Почти в каждой комнате есть ноутбук или планшет, радио, а на столиках - кроссворды и даже Евангелие.

«У нас есть и комната для религиозных обрядов, где, кстати, уединяются не только православные. Среди наших «жильцов» есть парень, принявший в колонии мусульманство. По закону ему мы также предоставляем место для религиозных обрядов. Конфликтов нет», - рассказывает Соловьёв. 

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

В исправительном центре 80% заключённых из Москвы и Московской области, четыре туляка, заключённые из Рязанской и Ивановской областей.

Большинство их преступлений связаны с наркотиками. Но есть и взяточники, в том числе и бывшие сотрудники правоохранительных органов.

Как уточняет Михаил Петрович, в обычных колониях таких заключенных отделяют от остальных, чтобы избежать конфликтов. В исправительном центре же они живут вместе с другими.

Женщины разбили во дворе огород. Фото: АиФ/ Кирилл Романов

Без разрыва связи

Есть счастливчик, который и вовсе живёт за пределами исправительного центра.

«Лица, которые отбыли треть срока в нашем учреждении и не имеющие взысканий, могут подать ходатайство о проживании за пределами центра с семьёй (это обязательное условие), - поясняет Михаил Петрович. - У нас есть такой человек. Он уже два года живёт с семьёй, жена родила здесь, в Белёве. Раз в неделю он приходит к нам и отмечается. Каждый день его проверяют на работе и по месту проживания. Пока нареканий не было».

Все остальные имеют свободное время – есть комната для воспитательных работ, где проводятся встречи с психологами, а также есть видеоприставка, телевизор и DVD-плеер.

Многие занимаются спортом и после работы ходят в фитнес-клуб – по согласованию с администрацией центра.

Отбой для всех – в 22.00, в 21.00 – вечерняя проверка, в 6.40 – утренняя.

Подобных исправительных центов в России пока немного. Как правило, перепрофилируют другие пенитенциарные учреждения. Ведь строить его с нуля невыгодно, да и местные жители вряд ли обрадуются такому соседству. В Белёве же к близости исправительного учреждения привыкли давно.

Фото: АиФ/ Кирилл Романов

В других регионах выходят из ситуации другим путём – организуют УФИЦы – участки, функционирующие как исправительные центры на базе колоний.

«Подобные меры наказания дают возможность заключённым не отрываться от реальности, не терять социальную связь, - говорит Соловьёв. - Бывало, что человека сажали, когда ещё даже банкоматов не было, он выходит через 10 лет и не знает, что такое Интернет и банковская карта. При принудительных работах же такого не произойдёт, ведь он остаётся в обществе, но имеет больше обязательств, чем свободные люди».

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах